Вынырнув из ночной мглы в эпоху раннего Средневековья, орден убийц-ниндзя не только породил своего рода субкультуру, но и оставил определённые вопросы. И речь даже не о вопросах, связанных со спецификой их деятельности. Неясно главное — на кого, собственно, ниндзя работали…

Война самураев и ниндзя

Как императоры Японии использовали ниндзя против самураев

Конечно, принято считать, что ниндзя работали на тех, кто платит. Но этот вроде бы очевидный ответ не столь уж и очевиден. С одной стороны, ниндзя постоянно фигурируют в средневековых японских войнах между различными феодальными кланами. Но если они сражались только за деньги, то логично предположить, что каждая из самурайских группировок могла бы прикупить собственный клан ниндзя, и тогда эти «демоны ночи» оказались бы по разные стороны фронта и в каких-то ситуациях сражались бы друг с другом.

Бунтующие императоры

Однако друг с другом ниндзя не воевали, хотя, послужив одному клану, через какое-то время могли перейти на сторону его противников. Конечно, это легко объяснить своего рода корпоративной солидарностью и внутренними договоренностями. Наверное, нечто подобное действительно имело место, но и сама по себе возможность подобных договорённостей означает, что вроде бы не связанные жёсткой единой структурой «демоны ночи» всё же подчинялись некоему единому центру.

Отметим и ещё один важный момент: до определённого момента ниндзя никогда не оказывались в лагере проигравших. Складывается впечатление, что на самом деле в своих действиях они руководствовались политической сверхзадачей — сохранением и укреплением японской государственности.

Как бы ни менялась реальная политическая система Японии, носителями высшей государственной власти с древних времён считаются императоры. Их особый статус объясняется мифическим происхождением от самой богини Солнца Аматэрасу, или, точнее, от её внука Ниниги, якобы и создавшего Страну восходящего Солнца.

На самом деле сначала на территории нынешней Японии существовало несколько государственных образований, из которых постепенно выдвинулось одно — царство Ямато. Подчинив себе другие княжества, в 670 году оно было переименовано в Ниппон (Японию), правители которой и приняли титул «тэнно» («сын неба»), который, для большей доступности смысла, европейцы переименовали в «императора».

Япония стала нормальным средневековым государством, которое, в соответствии с общими для подобного рода государств законами, в определённый момент вступило в период феодальной раздробленности. И, точно так же, как в странах Запада, от Англии и Франции до Руси, эта раздробленность не перечеркнула полностью саму общегосударственную идею.

Японские князья императоров, может быть, и не слушали, но в качестве верховного повелителя их признавали (тем паче что у тэнно был божественный статус). При этом в Японии имелась своя национальная специфика, заключавшаяся в такой фигуре, как сёгун — нечто вроде главы правительства. Статус сидевшего в Киото императора как главы государства сомнению не подвергался в принципе, но реальные властные полномочия у него были почти нулевыми. Сёгуны же реальной властью обладали, но божественного статуса не имели, так что обладателей подобного титула можно было убивать и свергать, не опасаясь гнева Аматэрасу. По этим причинам именно за титул сёгуна с конца XII века и сражались вожди феодальных кланов.

Ну а что же императоры? Они наблюдали за этой борьбой и своим именем санкционировали все проводимые сёгунами мероприятия в общем, выполняли функции «зиц-председателей». Устраивало ли самих императоров такое положение? Очевидно, что нет. Однако при чтении японских хроник складывается впечатление, будто никаких попыток вернуть реальную власть они не предпринимали.

Точнее, один исключительный случай всё же имел место в 1221 году, когда отрёкшийся от трона бывший император Го-Тоба, его сын и тоже бывший император Цутимикадо, и другой сын — действующий император Дзюнтоку — решили свергнуть регента при сегунах и фактического правителя Ходзё Ёситоки.

Однако тот быстро разбил троицу мятежных монархов и отправил их в почётные ссылки. На престол посадили отпрыска одной из боковых династий, которого статус «зиц-председателя» вроде бы вполне устраивал. И в последующие шесть с хвостиком столетий императоры не бунтовали. Хотя, возможно, их покорность власти сёгунов была лишь маской.

Если посмотреть, как монархи укрепляли центральную власть в других странах, то мы увидим, что обычно в борьбе с феодалами они опирались на горожан — ремесленников и купечество, в общем — на буржуазию. Однако в жёстко структурированном японском обществе с несоразмерно большим по численности военным кланом самураев попытка опереться на горожан была обречена на неудачу, что восстание 1221 года со всей очевидностью и продемонстрировало. Го-Тоба тоже заручился поддержкой купцов и ремесленников Киото, но в военном отношении они никак не смогли противостоять самурайскому войску.

Попытки же императоров опереться на один из самурайских кланов тоже представляли собой путь в некуда. Допустим, действуя от имени императора, новый клан свергал старый и ставил в сёгуны своего человека. Система же оставалась прежней.

Вообще, сёгунат представлял собой пример того, как ничего не производящий, но обладающий воинскими навыками класс может подмять под себя всю нацию — от последнего крестьянина до самого «сына неба». Однако, наблюдая за тем, что происходило дальше, можно сделать предположение, что история страны определялась скрытыми механизмами, которые запустили вроде бы ленивые и устранившиеся от борьбы императоры. И ниндзя были в этом механизме важнейшей пружиной.

Ниндзя - демоны ночи

Для выходца из низов превращение в ниндзя означало движение вверх, но не по лестнице сословной иерархии, а по натянутому рядом с ней канату. «В миру» же они могли оставаться торговцами, лекарями, циркачами. Само слово «ниндзя» в переводе означает «скрывающийся». Почти аналогичный смысл имеет и другое их название — синоби.

Свою генеалогию они ведут от ямабуси — так назывались монахи-отшельники, удалившиеся от мирской суеты повыше в горы. Но в горах водились разбойники, и в ожидании просветления отшельники попутно осваивали традиционные боевые искусства, привнося в них какие-то инновации.

Своими знаниями они делились с окрестными крестьянами. Крестьяне же, в свою очередь, осваивали навыки боя, чтобы защищаться от беспредела феодалов. Так и появилось ниндзюцу — наука, обучающая самым разным формам борьбы с противником, включая шпионаж, рукопашный бой, обращение с оружием и ядами.

Одним из создателей ниндзюцу считается Исэ но Сабуро Ёсимори (около 1150-1186). Свой опыт и приёмы он излагал в коротких стихах (танка), многие из которых попали в классический сборник «Бансэнсюкай», составив отдельный раздел «Сто поэм о ниндзя».

Рано осиротев, Ёсимори в юности возглавлял шайку разбойников, пока не нашёл себе господина в лице принца Ёсицун.э. Благодаря отваге и полководческому мастерству Сабуро стал одним из четырёх самых доверенных его военачальников. Командуя войсками, он лично участвовал в битвах, побеждая в поединках могучих противников. Любимым его оружием была «медвежья лапа» (кумадэ) — своего рога аналог багра, прочно вошедший в арсенал ниндзя.

Вместе с господином он познал славу, избавив императора от господства могучего феодального рода Тайра. Однако затем принц поссорился со старшим братом и главой дома Мина-мото — Ёритомо. Решающая битва оказалась проиграна, и Сабуро сопровождал своего господина в скитаниях по стране, которые закончились тем, что многочисленные противники окружили их в одной из усадеб. Прорыв не удался, и принц совершил ритуальное вспарывание живота (сэппуку). Согласно легенде, Сабуро в этот момент прикрывал его от врагов, после чего тоже совершил самоубийство.

Тайные слуги правителя Японии

А теперь представим себе, что императоры использовали ниндзя для разжигания междоусобиц среди феодалов, победить которых в открытом бою им было не под силу. По странному совпадению, вероятно, первым такую стратегию выбрал стоящий в списке императоров под юбилейным 100-м номером Го-Комацу. Он имел возможность видеть ниндзя в деле и правильно оценить, что они собой представляют.

Естественно, освоив навыки убийства, выходцы из народа уже не могли удовлетвориться крестьянской долей. Но, составив профессиональную корпорацию убийц, шпионов, диверсантов, они нуждались в постоянной финансовой подпитке, которую императорский двор в Киото как раз и мог им обеспечить.

Рассматривая дальнейшую историю Японии, мы видим, что как только очередной самурайский клан добивался сёгуната и набирал такую силу, что у его представителей начинали возникать мысли об императорском троне, как они тут же погибали от рук наёмных убийц.

Их ликвидация, разумеется, списывалась на конкурирующие самурайские кланы, а феодальные междоусобицы выходили на новый виток, ещё более кровавый, чем предшествующие. Апофеозом процесса стала начавшаяся в 1477 году Эпоха воюющих провинций, когда власть сёгуна практически обнулилась и лишь император оставался гарантом единства Страны восходящего Солнца.

Правда, у процесса была оборотная сторона. Ниндзя и сами набирали силу, получив собственную территорию, все более напоминающую независимое государство. Императоров это не могло не тревожить, и в какой-то момент их союз с ниндзя дал трещину, так что теперь уже «сын неба» решил использовать самураев в собственных целях.

Это произошло на завершающим этапе Эпохи воюющих провинции, когда ниндзя окопались в горных районах Ига и Кока, давших названия двум основным школам ниндзюцу.

Пора им уйти

Вероятно, с подачи императора самый влиятельный феодал страны Ода Нобунага перебил самых авторитетных ямабуси из клана Ига. Ниндзя в отместку организовали на него несколько покушений, завершившихся неудачей. Нобунага обиделся и выпустил на провинцию своего соратника Такигаву Сабуробэя, который назначил сбор войск в замке Маруяма.

Ниндзя решили сыграть на упреждение. В июне 1578 года группы бойцов под видом простых рабочих проникли в крепость и по сигналу частично перебили, а частично заблокировали его защитников. Потом началась бойня, завершившаяся полным разгромом войска и сожжением замка.

Тогда сын Нобунаги Китабатакэ Нобуо вторгся в провинцию с разделённой на три колонны 9-тысячной армией (сентябрь 1579 года). Но операция сразу пошла не так, как планировалось. Территория провинции состояла из множества небольших долин, правители которых располагали собственными «армиями» всего по одной-две сотни отлично подготовленных воинов, 10-15% от которых составляли именно ниндзя.

Колонна самого Нобуо была заблокирована в горном проходе. А когда наступила ночь и грянула гроза, самураи с ужасом увидели, как рядом с ними словно из-под земли вырастали воины-ниндзя, тайком пробравшиеся в их лагерь. Захватчики обратились в бегство. Далее, как рассказывалось в летописи, «они были зарублены, кто в узких проходах, кто на крутых скалах. Их преследовали даже на топких рисовых полях и окружили… Вражеская армия сильно ослабела. Некоторые убивали друг друга по ошибке. Другие покончили жизнь самоубийством. И даже неизвестно, сколько тысяч людей полегло здесь».

Примерно такому же разгрому подверглась и соседняя колонна уже обжегшегося на ниндзя Такигавы. Третья колонна под командованием Нагано и Акиямы полегла практически до последнего человека. Ниндзя атаковали её в ущелье, одновременно из нескольких засад, фактически засыпав камнями.

Чудом уцелевший Нобуо пожаловался папе, который решил сам взяться за дело. Собранная им армия достигала 46 тысяч человек — в 11 раз больше, чем все войска непокорной провинции. Вторгся он сразу по шести направлениям, так что у защитников элементарно не хватило сил, чтобы эффективно прикрыть горные проходы. Утратив возможность сражаться в горах и лесах, ниндзя пришлось защищать конкретные деревни и замки, которые враг осаждал упорно и методично. Войска Нобунаги подвергались постоянным нападениям, гибли в лесных засадах, попадали под камнепады, но сил у них было достаточно. Укреплённые пункты пали один за другим, и у защитников остался только монастырский комплекс Каннондзи на горе Хидзияма.

Около тысячи самураев пытались штурмом взять главное здание, атакуя ворота и взбираясь по лестницам на стену. Однако исход боя решило нападение на вражеский штаб семерых ниндзя, оставшихся в истории как «семь копий с горы Хидзияма» (Момода Тобэй, Ёкояма Дзинсукэ, Фукукита Сёгэн, Мори Сиродзаэмон, Матии Киёбэй, Ямада Кансиро и ещё один неизвестный ниндзя).

В конце концов, вокруг монастыря сосредоточилось 30-тысячное войско, обстреливавшее Кэннон-дзи зажигательными снарядами. И когда у защитников кончилась вода, комплекс был поглощён пламенем. Большинство ниндзя, использовав свои навыки, уцелели, но могущество клана было сломлено.

А уже в 1582 году погиб и сам Нобунага, причём вовсе не от рук «демонов ночи». Во время паломничества с небольшим эскортом в один из храмов он был атакован самураями своего соратника Акэти Мицухидэ и совершил сэппуку. Поговаривали, что на предательство Акэти сподвигли происки императора, но сам никаких показаний по сему поводу он дать не смог, поскольку вскоре погиб в сражении с армией преемника Нобунаги Тоётами Хидэёси, Концы в воду, как говорится.

В общем, с конца XVI века ниндзя уже не представляли из себя силы, которая была способна влиять на ход междоусобиц, и вскоре в Японии воцарилось спокойствие Власть перешла к династии сёгунов Токугава.

Императоры так и остались «зиц-председателями», сменив стратегию. В мирных условиях буржуазия и крестьянство стали набирать силу а безземельное самурайское большинство, оставшись без ратной работы, беднелс и ворчало. Они-то и стали той силой, которая в 1868 год> помогла императорам по-настоящему взять власть уничтожив, наконец, систем) сёгуната. Что-что, а играть в долгую «сыны неба» умели.

Источник: издание Загадки истории №27, июль 2022 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин


Метки: император, Загадки истории, война, средневековье, Япония, диверсия, монархия, феодализм, самураи, ниндзя, сёгун


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта