С глубокой древности при дворе китайских императоров содержалось немало евнухов. Они не только служили в гаремах, но и выполняли различные хозяйственные и административные задания. Нередко евнухи занимали важные посты во властных сферах, оказывая серьёзное влияние на политику государства.

Евнухи императоров Китая

Китайские евнухи гарема императорского дворца

Откуда брались кастраты?

Нередко кастрации подвергались военнопленные. Тем самым подчёркивалось превосходство над побеждённым противником, полное унижение его мужского достоинства. Из исторических источников известно, например, что многие молодые воины, взятые в плен в войне с Вьетнамом (XV век), были превращены в евнухов и доставлены к императорскому двору. А когда император Инцзун совершил карательную экспедицию в Гуйчжоу, он приказал кастрировать 1500 детей местной народности мяо. Правитель Китая У Дин, совершая свои военные походы, часто приказывал оскоплять пленных воинов. Их сравнивали с кастрированными жеребцами или быками, которые теряют интерес к продолжению рода, становятся более смирными, но при этом их рабочая сила не уменьшается. Некоторые императоры содержали целые армии евнухов, которые отличались прекрасными боевыми качествами и отчаянной решимостью во время сражения.
В каких-то случаях кастрация становилась наказанием за уголовные и политические преступления. Такая практика была распространена во время правления династии Мин (XIV-XVII вв).
Евнухи, так же как и наложницы, поставлялись в императорский гарем в качестве дани от вассальных государств: Кореи, Вьетнама, Чампы, Рюкю.
Но чаще всего бедные родители сами отправляли своих мальчишек к мастерам кастрации. Для китайцев это был один из самых надёжных способов избавить детей от нищенского голодного существования, получить службу при дворе, занять достойное место в обществе. При последней династии Цин, по имеющимся данным, ежегодно на императорский двор поставляли до 40 кастрированных мальчиков.
О масштабах данного явления говорят такие цифры: к концу XV века императору и князьям императорской крови служили около 10000 евнухов, а к моменту падения империи Мин (1644 год) их число достигло 100000 (в стране с населением около 130 млн. Человек). Всего же почти за три века существования Минской династии (1368-1644 гг.), на неё, по оценкам историков, работали около миллиона евнухов.

Цинь Шихуанди

Служба евнуха в Китае была престижной. Она открывала путь к славе и благополучию не только для самого кастрата, но и для его рода. Императоры считали евнухов более управляемыми, чем высокообразованные чиновники-мандарины, зачисленные на императорскую службу на основании прохождения многоуровневых государственных экзаменов. У евнухов не было ни семьи, ни независимых источников дохода. Своим положением и благосостоянием они были обязаны личной преданности императору. Выдвинувшиеся к вершинам власти евнухи, особенно при малолетних императорах, фактически управляли государством, образовав что-то вроде привилегированной касты. Таких примеров в истории Китая немало.
Порой властители доверяли своим кастрированным приближённым больше, чем родственникам и представителям знати, за что иногда жестоко расплачивались. Наглядный пример — судьба первого китайского императора Цинь Шихуана (259-210 гг, до н.э. Правил с 246 года до н.э.).
Этот монарх жил в обстановке особой секретности. В городе Саньяне и его окрестностях он приказал построить 270 дворцов и соединить их между собой двойными дорогами, огороженными валами. Сын Неба (так называли правителей Поднебесной) перемещался из одного дворца в другой по специальным переходам и закрытым галереям, и только горстка евнухов знала, где его искать. А они держали язык за зубами: того, кто проболтается о местонахождении императора, ждала смерть.
Жизнь властелина была настолько скрыта от глаз покровом тайны, что когда он умер во время путешествия по восточным провинциям, об этом не знал даже императорский кортеж.
Летним днём Цинь Ши-хуан переправлялся через Хуанхэ. Из-за страшной жары с ним случился припадок, и он в беспамятстве рухнул на дно лодки.
Вот как описывает это происшествие Го Можо в рассказе «Смерть Цинь Шиху-ана», написанном в 1935 году: «…Когда Цинь Шихуан, сражённый приступом, упал на палубу, лицо его побелело, на посиневших губах выступила пена. Как издыхающая собака, валялся он на дне лодки, но никто из евнухов, привыкших к таким припадкам, даже не встревожился. Наоборот, все они чувствовали себя так, будто только сейчас обрели свободу. Сдерживая насмешки, они стали звать младших прислужников».
После консилиума лекарей, которые путешествовали вместе с императором, было принято решение, что ему необходимы отдых и покой, а потому продолжать дальше путешествие ему нельзя. Однако Сын Неба не послушал их, он приказал евнухам посадить его в закрытую карету и ехать с обычной скоростью.

Смерть повелителя Цинь Шихуанди

Между тем состояние императора ухудшалось: усилились головные боли, его все чаще мучила рвота, а горло горело. Он часто впадал в беспамятство, бредил. «Этот бессвязный бред, — пишет Го Можо, — приводил в смятение сопровождавших Цинь Шихуанди евнухов, они ни за что не хотели находиться в одной с ним карете. На четвёртый день они самовольно пересели в отдельные коляски и сопровождали карету справа и слева, спереди и сзади, предоставив разбитого параличом Цинь Шихуана самому себе. Они, как обычно, ехали днём и ночью и лишь в установленное время навещали больного».
На шестые сутки министр Ли Сы и главный евнух Чжао Гао побежали к карете имератора. Когда они открыли дверцу, то увидели, что Цинь Шихуанди уже окоченел. Из его правого уха сочилась чёрная кровь.
Однако процессия продолжала двигаться через весь Китай в столицу с телом умершего императора. Из-за жары труп Сына Неба начал разлагаться, источая невыносимое зловоние, тогда в карету положили протухшую рыбу (якобы зловоние исходило от неё), чтобы солдаты и слуги не подозревали, что повелитель мёртв. Евнухи, залезая в карету, делали вид, что кормят императора, зачитывали какие-то династии Цин, указы, которые он якобы Китай подписал, и т.п.

Закопанные живыми

Главной причиной такого поведения придворных было то, что наследный принц Фу Су являлся противником репрессий против учёных-конфуцианцев, которые проводились государем с подачи Ли Сы. Тогда были сожжены все их книги, а 460 последователей учения Конфуция живьём закопаны в землю. За то, что принц попытался защитить учёных и высказался против сожжения книг, ему было приказано покинуть столицу и отправиться на север, в армию, охранявшую Великую китайскую стену от набегов кочевого народа сюнну. Ли Сы, Чжао Гао и их клевреты боялись, и не без оснований, что когда наследник взойдёт на трон, репрессии обрушатся в этот раз на их головы. Поэтому они уничтожили завещание, в котором Цинь Шихуан назвал Фу Су своим преемником, а вместо этого послали другое письмо, в котором принцу» и Мэн Тяню, главнокомандующему севера, приказывалось покончить с собой. Оба покорно исполнили мнимый приказ повелителя. А Ли Сы и евнух Чжао Гао возвели на престол младшего сына императора Ху Хая, принявшего титул Эр Шихуана («Второго императора»).

Тигры и волки

А вот ещё пример борьбы кастратов с наукой. Император Хуанди (годы правления 147-167) династии Хань, совершивший дворцовый переворот с помощью евнухов и, следовательно, всецело обязанный этим людям, предоставил им огромную власть. Скопцы получили полный контроль над гражданскими службами, заполнив их своими родственниками и ставленниками. Продвижение по служебной лестнице отныне зависело только от их доброй воли, а заручиться расположением скопцов можно было лишь за золото. За два десятилетия правления Хуанди злоупотребления евнухов достигли колоссальных размеров.
Учёный по имени Лю Тао представил императору доклад, в котором осуждал засилье евнухов, сравнивая их с тиграми и волками, пожирающими народ. О преступлениях придворных кастратов говорили сановники Го Тай и Цзя Бяо, которых поддерживали некоторые чиновники, в том числе Чэнь Фань и Ли Ин. В ответ придворные евнухи обвинили их в заговоре против императорского дома и добились осуждения.
В 167 году, после смерти Хуанди, учёные обвинили в неблаговидных поступках и действиях самых злостных евнухов и их ставленников в администрации провинций. Если бы новый малолетний император Линди прислушался к ним, власть кастратов было бы легко устранить. Однако он, с самого рождения находившийся под влиянием евнухов, которые не упускали случая опорочить учёных, продолжал им верить. В результате в первый же год правления Линди евнухи осуществили дворцовый переворот, взяв под стражу императрицу-регентшу и назвав общество учёных тайной сектой, которая добивается низложения императора. Они легко убедили Сына Неба подписать специальные указы, повелевавшие арестовать и казнить учёных, противившихся их власти. Были убиты более сотни оппозиционеров, при этом пострадали и их семьи.
Засилье евнухов в государственной политике Китая продолжалось вплоть до начала XX века. В 1912 году, последнем в истории императорского Китая, в стране насчитывалось свыше 100000 кастратов. Свержение императорской власти положило конец их произволу.

Журнал: Тайны 20-го века №44, октябрь 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Михаил Юрьев

Метки: император, политика, гарем, жизнь, Тайны 20 века, Китай, Цинь Шихуанди, евнух, кастрация





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —