Багира

Пятница, 08 17th

Последнее обновлениеЧт, 16 Авг 2018 3pm

Тайны истории и исторические загадки — Секретные архиви истории
Запретная история — Исторические тайны

Для истории русской литературы Персия (современный Иран) долгое время имела мрачную репутацию рокового места. Именно здесь, в Тегеране, 30 января 1829 года толпой фанатиков был убит дипломат, автор комедии «Горе от ума» Александр Грибоедов. Однако уже в начале XX века южные берега Каспийского моря посетили сразу несколько блестящих поэтов. Причём происходило это на фоне непростых отношений обеих стран.

Персия — мечта поэтов

Журнал: Тайны 20-го века №50, декабрь 2017 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Андрей Ворфоломеев

Футурист и авиатор

Фото: Лариса Рейснер в ПерсииНевольным «первопроходцем» стал поэт-футурист, сподвижник Владимира Маяковского, Давида Бурлюка и Велимира Хлебникова и в придачу один из первых русских авиаторов Василий Каменский (1884-1961). С одной стороны, очутился он в Персии по доброй воле, а с другой — не от хорошей жизни. В 1905 году, будучи таксировщиком товарной конторы железной дороги Нижнетагильского металлургического завода, Каменский принял участие в первой русской революции. Писал прокламации, выступал перед рабочими и даже, по итогам тайного голосования, возглавил местный исполнительный забастовочный комитет. После выхода манифеста Николая II и наступления в стране реакции Каменский был арестован и помещён в одиночную камеру Николаевской тюрьмы в Верхотурском уезде. Там в мае 1906 года вместе с другими политическими заключёнными он объявил голодовку с требованием смягчения режима содержания. И добился своего. Как больного и ослабевшего, Каменского выпустили на поруки. Оказавшись на воле, он, разумеется, не стал дожидаться суда и уехал в Севастополь. А уже оттуда, раздобыв подложные документы, перебрался морем в Стамбул.
В столице Османской империи Василий Васильевич познакомился с турецким торговцем по имени Мохаммед, который предложил ему отправиться в Тегеран за шёлком и коврами. Персия произвела на Каменского неизгладимое впечатление. Он навсегда запомнил яркие краски местных базаров, аромат фруктовых садов, песни бродячих певцов и сказителей. Ну и многолюдные чайханы с их пловом! До Тегерана поэт шёл караванными тропами через турецкую границу, солёное озеро Урмия и Тавриз (ныне — Тебриз). А возвращался уже на пассажирском дилижансе в Решт, где сумел купить билет на отходивший в Баку пароход.

«Птицелов»

Василий Каменский, совершивший частную поездку в Иран, являлся, скорее, исключением. Другие поэты прибывали туда больше по государственной надобности. В ноябре 1914 года, в ходе разразившейся Первой мировой войны, на стороне Германии и Австро-Венгрии выступила Турция. Это осложнило и без того запутанную обстановку на Ближнем Востоке. К тому времени Англия и Россия уже поделили Иран на зоны влияния. Сферой интересов России официально объявлялась территория к северу от линии Касре-Ширин — Исфахан — Йезд и т.д. Тем не менее, агенты германского и турецкого правительств, опиравшиеся на персидских сторонников, не оставляли надежд на дестабилизацию ситуации в регионе. Для борьбы с этими отрядами приходилось выделять дополнительные силы.
Осенью 1915 года из конных войск Кавказской армии был сформирован экспедиционный корпус генерала от кавалерии Николая Баратова, по морю переброшенный в иранский порт Энзели (современный Бендер-Энзели). Почти сразу после высадки он двинулся в глубь страны, рассеивая по пути прогермански настроенных персов, курдов и турок, успевших поставить под свой контроль ряд городов. 16 декабря корпус Баратова освободил Хамадан, а позднее — Доулетабад. После экспедиции порядок на севере страны был восстановлен. На следующий год нашим войскам пришлось предпринять наступление с целью недопущения переброски свежих турецких подкреплений из Месопотамии к Эрзеруму. В его ходе 20 марта был захвачен Исфахан, являвшийся важным транспортным узлом. Корпус Баратова действовал довольно успешно на территории Персии. В его составе, помимо командующего, служили и другие интересные люди. К примеру, именно туда по повелению Николая II сослали одного из участников убийства Григория Распутина, великого князя Дмитрия Павловича.

Знаете ли вы что…

Название столицы Ирака, города Багдада, имеет простую и понятную для нас этимологию. По мнению лингвистов, Багдад есть результат сложения двух слов среднеперсидского языка, которые означают «богом данный».

В октябре 1917 года в расположение корпуса Баратова прибыл и замечательный поэт Эдуард Багрицкий (Дзюбин) (1895-1934), устроившийся делопроизводителем в 25-й врачебно-питательный отряд Всероссийского земского союза помощи больным и раненым. Он, кстати, подобно Каменскому, тоже пережил увлечение футуризмом. В 1915 году Багрицкий опубликовал пять стихотворений соответствующей тематики в изданном в Одессе коллективном сборнике «Авто в облаках». О пребывании Эдуарда Георгиевича на Персидском фронте известно мало. Поэт не оставил автобиографических записок, а воспоминания его сослуживцев в Советской России не приветствовались, поскольку практически все сподвижники Баратова впоследствии очутились в стане Белого движения. Но не стоит сбрасывать со счетов и творчество Багрицкого. В стихотворении «Голуби» можно отыскать красноречивые строчки: «Обстрелянные, мы вступили/ В тебя, наказанный Казвин!» Нелепо было бы ожидать иных подвигов от человека, служившего делопроизводителем. В Одессу Багрицкий вернулся весной 1918 года. Да и сами русские после окончания мировой войны были вынуждены уйти из Персии. Но, опять же, ненадолго.

Русский дервиш

Поводом для нового вмешательства послужила очередная неразбериха в Иране. 4 июня 1920 года восставший против шахского правительства сепаратист Кучек-хан (встречается также написание Кучук-хан) занял город Решт и объявил о создании там Персидской Советской Республики. В обиходе прижилось иное название — Гилянская республика. Новоиспеченное образование сразу встретило понимание со стороны русских большевиков. Однако на широкомасштабную военную поддержку ослабленная Гражданской войной Россия не решилась. Опасались и осложнений, могущих возникнуть на дипломатическом фронте. Совнарком ограничился формированием в Баку особой, Персидской Красной армии (Персармии). Официально она считалась добровольческим соединением и, разумеется, никакого отношения к СССР не имела. На деле же в состав Персармии включили многих кадровых военнослужащих РККА. Перебрасывали это воинство из Баку в Энзели корабли Каспийско-Волжской военной флотилии под командованием мичмана Фёдора Раскольникова.
13 апреля 1921 года на пароходе «Курск» отплыл и устроившийся лектором при Персидской Красной армии поэт, один из ярчайших представителей русского авангарда, футурист Велимир Хлебников (1885-1922), которые давно мечтал побывать на Востоке. Из Энзели Хлебников переехал в Решт, где устроился внештатным сотрудником армейской газеты «Красный Иран». Однако гораздо больше времени он проводил в чайханах и на улицах. Местные жители с почтением относились к разгуливавшему в обносках и довольствовавшемуся малым поэту. Очевидно, они принимали Хлебникова за русского дервиша и даже нарекли его именем Гуль-мулла («священник цветов»). В реввоенсовете армии с пониманием отнеслись к столь странной пропаганде социалистических идей. Нечёсаный русский дервиш усиливал влияние заезжих революционеров среди персидского населения. В Иране Хлебников пережил творческий подъём. За время пребывания там им были написаны стихотворения «Кавэ-кузнец», «Навруз труда», «Ночь в Персии» и многие другие.
Правда, именно в Персии Хлебников заболел лихорадкой, сведшей его в могилу.

«Валькирия революции»

В то время в Иране хватало и других поэтов, живших в более привилегированных условиях, и среди них — Лариса Рейснер (1895-1926). Профессорская дочка, ни в чём с детства не нуждавшаяся, увлеклась левыми взглядами. В 1915-1916 годах вместе с отцом выпускала литературный журнал «Рудин», бичующий пороки российского общества. Наряду с публикацией своих стихотворений и фельетонов Лариса Рейснер привлекала к сотрудничеству Всеволода Рождественского и Осипа Мандельштама. Она была знакома с Анной Ахматовой и Николаем Гумилёвым и, вообще, вращалась в кругу литературной богемы Серебряного века.
Однако всё закончилось в 1917 году. Рейснер трудилась в специальной комиссии по учёту и охране Эрмитажа и музеев Петрограда, затем работала секретарём А.В. Луначарского. Впрочем, спокойная жизнь быстро наскучила Ларисе Михайловне. В 1918 году она вступила в партию большевиков и стала аж комиссаром Генерального штаба военно-морского флота РСФСР! Лариса Рейснер оказалась первой в истории женщиной, добившейся столь высокого поста в военной иерархии.
На Восточном фронте Лариса Михайловна познакомилась с командующим Волжско-Каспийской флотилией вышеупомянутым Фёдором Раскольниковым и вышла за него замуж. Чета начала жить роскошной жизнью. Они занимали целый особняк, содержали прислугу и ни в чём себе не отказывали.
В 1920 году Рейснер и Раскольников приняли участие в операции по захвату персидского порта Энзели, где укрывались остатки белого флота, действовавшего на Каспии. Ни у кого не должно было возникнуть подозрений, будто советское правительство причастно к вторжению на территорию суверенного государства. Все выдавалось за частную инициативу командующего Волжско-Каспийской флотилией — того же Раскольникова. Утром 18 мая 1920 года советские корабли после кратковременного обстрела заняли Энзели со всеми находившимися там судами. Вместе со штабом флотилии в город прибыла и Лариса Рейснер.
Вот так за сравнительно короткий промежуток времени Персию посетили сразу четыре самобытных русских поэта. И на примере их визитов можно рассматривать непростую историю дипломатических и военных взаимоотношений наших стран.
В августе 1941 года, когда советские войска в очередной раз вошли на территорию Ирана, желание поехать туда изъявлял работавший фронтовым корреспондентом Константин Симонов. Но не успел, поскольку операция там закончилась очень быстро.





Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Статьи Тайны истории Азия и Восток Персия — мечта поэтов