В Южной Корее в маленьком городке Сувои, расположенном неподалёку от Сеула, стоит знаменитая крепость Хвасон — один из исторических памятников списка Юнеско. Но сегодня не многие помнят, что это впечатляющее фортификационное сооружение служит своеобразным мемориалом скандально известному принцу Садо. О судьбе принца учёные мужи ведут споры даже спустя два с половиной столетия после его страшной кончины.

Хвасон и смерть принца Садо

Принц Садо в Корее - интересные факты

Долгожданный наследник

Если верить историкам, то своей громкой славой наследный принц корейского государства Чосон пользовался вполне заслуженно. Судьба его стала единственным тёмным пятном, омрачившим правление короля Ёнджо. Хотя появление Садо на свет несказанно порадовало монарха.
Дело в том, что после скоропостижной и загадочной смерти первого сына сего самодержца «должность» наследника долгое время оставалась вакантной. Долгожданный преемник Ёнджо родился только в 1735 году — спустя семь лет после кончины старшего отпрыска. В первые годы жизни Садо ничто не омрачало счастья монаршего семейства. Но когда мальчику исполнилось пять лет, оказалось, что он, мягко говоря, не блещет умом и сообразительностью. На протяжении нескольких лет лучшие учителя королевства тщётно пытались передать наследнику престола свои знания — ребёнок так и не смог постичь преподаваемые ему науки. Эти обстоятельства весьма расстроили коронованных родителей «заторможенного» недоросля, но, увы, вскоре у них появились более основательные поводы для переживаний.

«Наказанная» одежда

К десяти годам у Садо появились признаки настоящего безумия. К тому времени его близкие друзья уже поняли, что принцу не стоит дарить домашних питомцев, так как любое животное, попавшее в руки Садо, ждала страшная участь. Королевский отпрыск изощрённо издевался над ним, а затем безжалостно убивал.
Вскоре сумасшествие принца приобрело более причудливые формы. Иногда он принимался метаться по своим покоям, «спасаясь» от призраков, которые якобы охотились за ним. Затем он заявил приближённым, что вызвал чем-то гнев самого бога грома, и тот хочет во что бы то ни стало поразить будущего короля Чосона, а потому Садо не следует более никогда покидать дворец. А как же иначе, ведь в закрытом помещении громовержцу будет трудно добраться до своей цели.
Но главной страстью его высочества стала… одежда, к которой принц был, мягко говоря, неравнодушен. Со своими нарядами он проводил странные ритуалы, то награждая, то наказывая их. Переодевался же Садо до тридцати раз в день, свято веря в то, что это помешает злым духам его узнать.

Семейная жизнь

Подобные «чудачества» сына доставляли немало горя королю Ёнджо. До поры до времени он снисходительно относился к «шалостям» отпрыска. Но когда тот стал покушаться на невинность своей сестры, принцессы Хваван, отец решил прибегнуть к некоторым воспитательным мерам. Не придумав ничего лучшего, он женил четырнадцатилетнего наследника, подобрав ему невесту из незнатной, но уважаемой семьи образованных людей, Ёнджо надеялся, что супруга положительно повлияет на его отпрыска и пробудит в нём интерес к знаниям. Но этого не случилось.
После свадьбы молодые поселились в отдельном дворце, где Садо, оставшись без надзора отца, совсем распоясался. Правда, жену, юную Хонген-ванху (госпожу Хон), принц практически не обижал, что та впоследствии неоднократно отмечала в своей книге воспоминаний «Написанное в печали». А вот остальным приближённым наследника пришлось несладко.
Помимо жены Садо стал обладателем целого гарема. И вот первой жертвой Садо стал его главный евнух, имевший несчастье чем-то разозлить господина. Не помня себя от гнева, принц отрезал бедолаге голову, насадил её на палку и в течение целого дня демонстрировал свой трофей наложницам.
Постепенно приступы гнева Садо повторялись все чаще и чаще. Во время припадков он собственноручно наказывал слуг, истязая и терзая их, а затем лишал несчастных жизни. Случались дни, когда охрана принца выносила из его дворца до нескольких десятков трупов замученных и безвинно убитых людей.

Ящик для риса

Особенности «самостоятельной» жизни наследника стали известны королю Ёнджо. Он решил навестить отпрыска, чтобы на месте разобраться, где правда, а где ложь. О своём визите монарх попросил не сообщать Садо, дабы тот не успел подготовиться к встрече. Когда же молодой человек узнал, что к нему прибыл король, он ужасно перепугался. Зная, как страшен в гневе его родитель, принц выскочил из покоев и прыгнул в глубокий колодец, надеясь, что это поможет ему избежать неминуемых объяснений. Но его извлекли из воды и доставили клтцу. Того же, мягко говоря, сильно расстроило поведение сына, так как многие страшные слухи подтвердились после недолгого расследования.
Между тем Садо предпринял попытку задобрить отца. Он задушил свою любовницу, связь с которой король не одобрял, и преподнёс родителю в дар голову несчастной женщины. Тогда-то Ёнджо окончательно убедился, что его отпрыск — сумасшедший, которому нельзя наследовать трон. Вот только казнить сына-психопата правитель не мог. Кровь королевского семейства считалась священной, и никто не имел права её проливать. И тогда король принял решение. Он приказал поместить своего сына в длинный сундук для риса и «забыть» о нём на неделю. Когда же на восьмой день сундук открыли, оказалось, что Садо умер.

А был ли он сумасшедшим?

Спустя четырнадцать лет после этих страшных событий король Ёнджо скончался, и освободившийся престол занял внук почившего монарха Чонджо, сын Садо. В памяти современников он остался мудрым и справедливым правителем, который пользовался не меньшим уважением подданных, чем его дед.
Вот только на протяжении всех лет своего царствования Чонджо пытался развеять мрачную славу отца и доказать его непричастность к совершённым преступлениям. Садо посмертно был возвращён титул вана (правителя), а в Сувоне в рекордно короткие сроки была построена величественная крепость Хвасон — памятник скончавшемуся в сундуке принцу. А позднее Чонджо распорядился там же, в крепости, перезахоронить останки своего отца. Причём король изрядно потратился, сооружая этот немного необычный мавзолей. Так, на строительство сего форпоста было отпущено из государственной казны около миллиона нянов (корейская валюта того времени) и полторы тысячи мешков риса.
Правда, в те годы в Чосоне и в соседних странах ходили слухи, что старался его величество вовсе не из-за горячей сыновней любви к почившему в сундуке отцу. Просто он не хотел, чтобы о нём говорили как о родственнике сумасшедшего садиста, ведь такая слава не по вкусу ни королям, ни простым людям.
Сегодня некоторые учёные считают, что Садо не был психопатом, а стал жертвой придворных интриг, которые выставили его в неприглядном свете перед грозным отцом. И сделано это было неспроста. Ведь в случае смерти Ёнджо, который в момент расправы над Садо достиг уже преклонного возраста, престол занял бы его внук — маленький тихий мальчик. И этот ребёнок мог бы легко стать послушной марионеткой в руках вельмож. Вот только дед, которому прочили скорую кончину, после тех памятных трагических событий прожил ещё четырнадцать лет и успел воспитать себе достойного преемника.

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Елена Лякина

Метки: власть, биография, Тайны 20 века, крепость, психика, Корея, принц, Садо




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-