1 мая 2021 года президент Соединённых Штатов Джо Байден объявил об окончательном выводе американских войск и их союзников с территории Афганистана до наступления двадцатой годовщины теракта 11 сентября, некогда послужившего спусковым крючком вмешательства НАТО в дела многострадальной южно-азиатской республики. Но если для США война закончилась, для Афганистана она, по всей видимости, разгорается с новой силой. Настолько взрывоопасной, что международные наблюдатели начали всерьёз говорить о скором падении Кабула.

Талибы - кто это такие в Афгане

Талибы - кто это такие в Афганистане

Гудбай, Афганистан

Процесс вывода войск полностью завершится к концу лета. По словам 46-го президента, Соединённым Штатам следовало поступить так уже давно, однако решение, назревшее не год и не два назад, на практике обернулось не спланированной акцией, коей и должна была стать по логике вещей, а неким подобием бегства. Вопреки требованиям бывшего президента Дональда Трампа, запустившего процесс и не желавшего дарить афганцам «ни единого гвоздя», американские военные оставили после себя на базах огромное количество техники, включая танки и автомобили, оружия, боеприпасов и не менее ценных для пустынных регионов запасов воды и продовольствия. По заверениям командования США, всё это должно было достаться афганцам и помочь им в дальнейшем урегулировании внутренних противоречий, но, как водится, «что-то пошло не так».
Особенно показателен в этом плане инцидент с базой Баграм — крупнейшим в стране военным аэропортом, где служили тысячи солдат и содержались под стражей около пяти тысяч боевиков.
По словам афганских военных, американцы «просто исчезли под покровом темноты» без предупреждения, бросив на произвол судьбы не только бывших союзников, но и целый склад боеприпасов, передового стрелкового оружия и спутниковых средств связи. По сути, была вывезена только тяжёлая техника, а к моменту, когда в Баграм прибыли афганские военные, на базе уже вовсю орудовали мародёры в чёрных тюрбанах — члены запрещённой в России организации «Талибан», вернувшейся к активной деятельности после заявления Байдена.

Талибы везде в Афганистане

В мае этого года талибы вновь перешли в наступление на правительство Афганистана и принялись сжимать «клещи» вокруг Кабула с пугающей быстротой. В начале августа исламисты взяли под контроль по меньшей мере две сотни административных центров из 417, в остальных же регионах наблюдается их постоянное присутствие. По словам одного из командиров «Талибана», сторонники «исламского эмирата» и сами озадачены тем, насколько быстро они продвигаются по республике, и в некоторых случая намеренно замедляются, чтобы «не обидеть США». Которые, в свою очередь, стремятся покинуть страну как можно скорее, чтобы не спровоцировать талибов на новые стычки, что неизбежно приведёт к возобновлению войны.
Правительство бездействует, деморализованные отходом натовских сил афганские военные никак не препятствуют боевикам и в ситуации «сложить оружие или умереть» в большинстве своём выбирают первое. Южные провинции регулярно страдают от атак боевиков, на севере, ранее недоступном для талибов, под угрозой оказались этнические меньшинства узбеков и таджиков, а в крупных городах участились покушения на представителей власти. Заминированные автомобили — так называемые шахидмобили — ухитрились проникнуть даже в «зелёную зону» столицы. Местные жители, не успевшие забыть ужасы гражданской войны, стремятся найти укрытие в соседних государствах.
Наблюдая за такими, с позволения сказать, успехами, трудно поверить, что ещё совсем недавно «Талибан» был никому не известной безымянной группировкой. Группировкой, которая всего за два года сумела преодолеть путь от глухого кишлака под Кандагаром до Кабула и захватить власть в раздираемом враждующими полевыми командирами Афганистане.

Талиб - прилежный ученик

Слово «талиб», ставшее в общественном сознании олицетворением жестокости и терроризма, — яркий пример тому, как пагубные дела могут извратить вполне безобидную идею до неузнаваемости. На арабском языке «talib», как и его множественное число «taliban», означает искателя во всех его проявлениях — искателя знаний, мастерства, истины, удовольствий… На пушту арабский «искатель» стал восприниматься в более узком смысле, как «искатель знаний» или попросту «ученик». В Афганистане и Пакистане «талибами» называли воспитанников медресе — мусульманских школ, программа которых заключается преимущественно в изучении Корана и религиозных дисциплин.
В 80-х годах, когда из охваченного гражданской войной Афганистана хлынул поток беженцев, количество медресе на западной границе Пакистана резко возросло, а в середине 90-х годов их на регулярной основе посещало свыше 2,5 млн. мальчиков. Такая «образовательная программа» привела к формированию нового поколения — не умеющего работать руками, ничего не знающего о внешнем мире и истории своего отечества, не помнящего времени, когда в Афганистане не было войны, но свято верящего в справедливость общества, выстроенного по законам шариата.

Как появился Талибан?

Движение «Талибан» зародилось в 1994 году в медресе непримечательного кишлака Сангисар недалеко от центра провинции Кандагар. Его основателем считается Мухаммед Омар.
Мулла Омар был личностью неординарной даже по меркам афганских полевых командиров. О его происхождении не известно почти ничего, кроме того, что он был родом из бедной семьи пуштунских крестьян. В годы гражданской войны молодой деревенский мулла перешёл на сторону моджахедов, воевал в рядах исламиста Наби Мохаммади, одного из крупнейших полевых командиров душманов Юнуса Халеса и в отрядах сторонников будущего президента Бурхануддина Раббани. Он был четырежды ранен в боях и потерял правый глаз, который, по легенде, собственноручно вырезал кинжалом и зашил веко. После вывода ограниченного контингента в 1989 году мулла вернулся в родной Сангисар, где стал имамом основанных им же самим мечети и медресе.
Доморощенное мифотворчество сопровождало каждый шаг религиозного лидера, в том числе его приход к власти. По словам последователей, он выигрывал сражения, руководствуясь вещими снами. Считается, что мулла Омар завоевал непререкаемое уважение односельчан после того, как в 1994 году спас от изнасилования двух девочек, похищенных местным полевым командиром. Собрав отряд из тридцати воспитанников медресе — причём оружия хватило только половине из них, — 35-летний мулла уничтожил целый отряд боевиков и вызволил маленьких пленниц. После этого слава о сангисарском медресе разнеслась на всю округу. Люди приходили к Мухаммеду Омару за помощью и справедливостью — и он никому не отказывал. Он не брал платы с просящих, но в обмен на свои услуги требовал присоединиться к его делу построения общества по законам ислама.
Что любопытно, у движения муллы Омара поначалу не было ни устава, ни иерархии, ни даже названия. Имя «Талибан» ему дали люди. Деньгами, транспортом и оружием талибов также снабжали последователи, в первую очередь один из крупнейших наркобаронов мира, «афганский Пабло Эскобар» Хаджи Башар Нурзай. Кроме того, есть сведения, что поначалу спонсированием «Талибана» занималось само афганское правительство, пожелавшее таким образом отвлечь внимание поддерживаемого Пакистаном Гульбеддина Хекматияра, пытавшегося отвоевать контроль над Кабулом у министра обороны «панджшерского льва» Ахмад Шаха Масуда.

Талибан и Исламский Эмират Афганистан

В том же 1994 году последователи муллы Омара перешли к активным действиям. Первым их шагом стало установление контроля над пограничным пунктом Спин-Болдак, который приносил золотые горы таможенными пошлинами. Но что ещё важнее, через него проходила большая часть поставок пакистанского оружия, боеприпасов и топлива, обеспечивавших боеспособность отрядов Хекматияра. 12 октября две сотни талибов всего за два часа сумели отбить погранпереход и крупный склад оружия в Спин-Болдаке, потеряв лишь одного человека.
Боевики в чёрных тюрбанах, ставших характерным отличительным знаком движения, не просто закрепились на границе с Пакистаном. После победы им удалось заручиться поддержкой Исламабада, который отказался иметь дело с Хекматияром, а после и саудитов.
Почему пакистанские покровители внезапно отказались от давнего высокопоставленного союзника и решили сделать ставку на безвестных ополченцев? Причин тому немало.
Погрязший в бессмысленных распрях с Масудом бывший премьер-министр Хекматияр так и не смог наладить транспортный коридор в страны СНГ и сплотить разрозненные пуштунские группировки. Зато лидер медресе вполне был на это способен. А победой мулла Омар доказал свою «конкурентоспособность».
К концу осени у «Талибана» появилась собственная бронетехника и вертолёты, а их ряды выросли до 3 тысяч бойцов за счёт добровольцев из Пакистана, которых переправляли через границу целыми автобусами. Помимо рядовых боевиков, в стан талибов прибывали опытные наставники, в частности полковник Султан Амир, в своё время служивший в пакистанском спецназе SSG и тренировавший моджахедов.
В начале 1995 года талибы распространили своё влияние почти на все южные провинции Афганистана, от Забуля до Герата на границе с Ираном. Причём нередко без единого выстрела: как оказалось, чтобы расположить к себе население, мулле достаточно было восстановить транзитные пути, поднять жалование госслужащим и расплатиться с мирными жителями за всё взятое моджахедами.
Талибы двинулись на север, преследуя бегущих сторонников Хекматияра. Их продвижение остановило только поражение под Кабулом в боях с дивизиями «панджшерского льва» в марте 1995 года. Однако уже 27 сентября 1996 года столица Афганистана после месяцев нескончаемых артобстрелов отошла под власть талибов и их лидера, провозглашённого Правителем правоверных. Масуд отступил на север и укрылся в ущелье, некогда подарившем ему прозвище, а президент Раббани хоть и сохранил свой пост, остался номинальной фигурой.
В том же году был основан Исламский Эмират Афганистан, живущий по законам шариата. Режим талибов был свергнут только в 2001 году после вмешательства армии США и полевых командиров Северного альянса. Всего за два года «Талибан» прошёл путь от горстки плохо вооружённых юнцов до одной из самых опасных организаций в мире. А с учётом их умения учиться на своих ошибках нет никакой гарантии, что первое победоносное шествие чёрных тюрбанов к власти не повторится в текущем

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2021 года
Рубрика: Мировые войны
Автор: Игнат Волхов

Метки: война, религия, Война и Отечество, ислам, Афганская война, Афганистан, 1994, 2021, Южная Азия




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-