Тюрьма красных кхмеров Туольсленг

Режим красных кхмеров, захвативших Камбоджу с 1975 по 1979 год, вошёл в историю как один из самых жестоких. Страна 4 года была во власти безумцев, погубивших ради эфемерных целей миллионы человек. Но и в этом кошмаре были места, где уровень насилия зашкаливал.

Тюрьма красных кхмеров Туольсленг

Школа насилия

В одном ряду с Освенцимом и Дахау стоит Туольсленг — печально знаменитая на весь мир тюрьма красных кхмеров. Кровавые события Камбоджи 1975-1979 годов наиболее ярко представлены в этих мрачных, разваливающихся от времени стенах.
Туольсленг, что в переводе с кхмерского значит «холм ядовитых деревьев», строилась в Пномпене как современная элитная школа, но известность ей принесла находившаяся в её стенах Тюрьма безопасности 21 (S-21). Через неё прошли 13122 человека, в том числе женщины и дети. Жертв было больше — не менее 20000, но документальных подтверждений нет. Из обнаруженных протоколов и документов доказаны следующие цифры: за 1975-й в тюрьму попали 200 человек, в следующем году здесь очутились 1622 узника, а в 1977-м их стало уже 6300 человек, в 1978 году было зарегистрировано по меньшей мере 5000 заключённых. Эти люди были убиты, хотя нет протоколов судебных заседаний и приговоров: красные кхмеры провозгласили, что в их обществе нет преступности, и разогнали суды. Наказание было одно — смерть. После освобождения Пномпеня на территории S-21 нашли 14 тел недавно убитых мужчин и одной женщины: их приковали цепями и перерезали горло. В живых из тысяч заключённых осталось только семь человек.
Школа представляла собой комплекс 400 на 600 метров, состоявший из четырёх побеленных трёхэтажных бетонных зданий, образовывавших замкнутое пространство, разделенное деревянной постройкой. В школьных классах оборудовали камеры — одиночные и групповые. Одиночные были выложены из кирпичей, в них заключённых цепью пристёгивали к полу. Групповые камеры были двух типов: сбитые из досок для трёх-четырёх человек и помещения, где людей укладывали на пол, приковывая кандалами друг к другу. В таких камерах запрещалось шевелиться, а чтобы освободить арестанта, расстегивали всю группу. Оборудовали в тюрьме и пыточные: там были кандалы, наручники, кнуты, дыбы, кресла с ремнями, электрические генераторы — для выработки тока, которым пытали людей. Спортивной площадке тоже нашлось применение: людей подвешивали _ на перекладинах за вывернутые руки. Под турниками установили чаны с водой, которой смывали кровь в пыточных. В эту вонючую жижу людей опускали с головой и держали до полуобморочного состояния.

Дьявол и его подмастерья

По злой иронии судьбы руководил S-21 бывший учитель математики Канг Кек Иеу, известный как товарищ Дуть. С юных лет он был приверженцем коммунистических идей, подвергался гонениям и даже побывал в тюрьме. Будучи освобождённым после победы красных кхмеров, получил работу в одной из подпольных тюрем. Безжалостность и преданность вознесли его до должности начальника главной тюрьмы красных кхмеров: летом 1976 года он возглавил S-21.
С приходом Дутя работа «бюрократии смерти» стала отлаженной и точной: признания печатались на машинке, начали использовать магнитофоны и скрытые микрофоны, допросы записывали на специальных бланках, позволявших быстро делать перекрестные ссылки и сопоставлять фамилии. Такой подход привёл к увеличению раскрытых «заговоров». Многочисленные признания и расширяющийся круг подозреваемых ещё больше подпитывали паранойю верхушки красных кхмеров. Их лидер Пол Пот санкционировал пытки и смертную казнь для всех выявленных врагов.
Дьяволу не обойтись без помощников. В Туольсленге работали более 100 мужчин и женщин. Костяк составляла малообразованная молодёжь, проявившая себя в служении красным кхмерам. В штате были охранники, машинистки, архивистки, фотографы, электрики. Дополняли их несколько бывших учителей, занимавшихся, по их выражению, «получением ответов для партии». Работа в тюрьме не спасала — многие сотрудники оказались заключёнными. Достаточно было малейшего нарушения: заснуть на посту, не выполнить приказ, ударить слабо или, наоборот, сильно, убить во время пытки до того, как арестант сознался.

Путь заключённого

Срок пребывания в Туольсленге не превышал двух-трёх месяцев. Человека привозили в крытом грузовике под покровом ночи, загоняли в одну из камер, и вскоре он оказывался перед следователем. Заводилось дело, куда помещались фотография и показания. Не требовались факты или улики. Признаешь вину — все, разговор окончен. В архиве S-21 обнаружили 4 000 признаний, абсурдность которых сейчас понятна как никогда. Люди, не знавшие, кто прячется за псевдонимом Брат №1 (так именовал себя Пол Пот), признавались в подготовке покушений на него. Одни раскаивались, что не верили в революцию. Другие сознавались в работе на разведку даже тех стран, которые не имели ничего общего с Камбоджой.
Признание во всех смертных грехах не избавляло от пыток. Задача S-21 была не в выявлении заговоров и инакомыслия, а в страхе: люди должны бояться попасть туда, откуда нет возврата! Как бы ни вёл себя арестант, его ждала одна дорога — на «поле смерти». Человека ставили на край ямы, наносили удар железным прутом в основание черепа и в качестве «контрольной» меры перерезали горло. Прежде чем закапывать, труп фотографировали: нужно доказательство, что человек не убежал, не покончил жизнь самоубийством или не умер на допросе.
Во избежание побегов и самоубийств окна, даже смотрящие во внутренний двор, были опутаны колючей проволокой. Запрещалось разговаривать, шуметь, шевелиться. Человек, стонущий от боли, беспощадно избивался. Питание было скудным: два раза в день пара ложек риса и похлёбка из травы. Стоило проявить малейшие признаки неповиновения — не так посмотреть, недостаточно быстро выполнить команду, — как человека лишали и этой пищи. Один из выживших рассказывал, что приноровился ловить и есть копошащихся в ранах мух, но был избит увидевшим это охранником. В качестве туалета использовали ящики от боеприпасов. Мыться полагалось раз в два месяца.
Но тюремщикам всего этого было мало. Людей подвергали издевательствам: избивали, наносили раны и засыпали их солью или заливали спиртом, женщинам срезали соски, делали на теле многочисленные надрезы, ломали пальцы, выворачивали суставы, окунали в воду, пытали электричеством, лишали сна. Для полного унижения заставляли поедать собственные экскременты.

Сегодня

После следствия здание тюрьмы передали родственникам погибших в её стенах. В 1980 году там был оборудован Музей геноцида. Любой желающий может посетить его и своими глазами увидеть орудия пыток, фотографии арестантов и зарисовки, сделанные по воспоминаниям выживших. Финансирования со стороны властей нет, потому здание приходит в негодность: осыпается штукатурка, трескаются стены. Всё это делает «Холм ядовитых деревьев» ещё страшнее.

Только исполнитель!

Главный тюремщик S-21 товарищ Дуть пережил все чистки и после падения красных кхмеров десятилетиями скрывался от правосудия. Только в 2010 году международный трибунал признал его виновным в преступлениях против человечества и приговорил к 35 годам заключения. Безжалостный тюремщик отрицал вину, оправдывая себя тем, что выполнял приказы.

Правила тюрьмы

На одной из школьных досок в классе, превращённом в пыточную, были написаны правила, обязательные для заключённых:
• Без приказа ничего не делай, сиди молча и неподвижно.
• На вопросы отвечай незамедлительно, не трать время на раздумья.
• Не думай что-либо скрывать или уводить разговор в сторону.
• Молчи, если тебя не спрашивают.
• Не вздумай перечить или возражать.
• Не будь дураком — ты здесь потому, что пошёл против революции.
• Не надо рассуждать ни о своём видении революции, ни о своём аморальном существовании.
• Приказы выполняй быстро и не протестуя.
• Если ты не выполнишь приказ, то получишь 10 ударов хлыстом или 5 разрядов электричества.
• Не кричи, когда тебя бьют или пытают током.
• Если ты не выполняешь правила, тебя будут бить током.

Журнал: Все загадки мира №25, 9 декабря 2019 года
Рубрика: Кунсткамера
Автор: Дмитрий Дьяконов

Метки: музей, народ, Все загадки мира, тюрьма, кхмеры, Камбоджа, жестокость, геноцид, красные кхмеры, Туольсленг



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —