Японское экономическое чудо — причины и особенности

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Сегодня мир рукоплещет Китаю, за считанные десятилетия превратившемуся из бедной аграрной страны не просто в «глобальную мастерскую», а во второй по значимости локомотив мировой экономики. Но задолго до свершения Китайского чуда те же метаморфозы, хотя и иным путём, претерпела экономика исконного соперника Поднебесной — Японии. Всего за 150 лет Страна восьми островов смогла вырваться из средневековой кабалы и переродиться в образе второй по значимости сверхдержавы мира.

Фото: японское экономическое чудо, причины и особенности

Японское экономическое чудо: Как аграрная страна стала богатой

Пять веков за 70 лет

Середина XIX века. Западный мир наслаждается благами капитализма и индустриализации. На смену отработавшим своё паровым машинам повсеместно внедряются нефть, газ и электричество. Тем временем Япония, в течение двух столетий цеплявшаяся за политику самоизоляции, остаётся фактически средневековой страной. Борьба сёгуната против иностранного влияния вылилась в затяжной период экономического, политического и социального кризиса. В отчаянной попытке исправить положение, в 1850-х годах правительство Токугавы подписало ряд неравноправных договоров с США, Великобританией, Россией, Францией и Голландией, лишь усугубив и без того бедственное положение японского народа. К1863 году обстановка в стране накалилась до предела — грянула гражданская война Босин, завершившаяся революцией, известной как Реставрация Мэйдзи. Власть, узурпированная военачальниками-сёгунами, вернулась в руки законного правителя в лице императора Муцухито.
Политика реставрации в корне изменила все сферы государственной жизни. Япония взяла курс на международную арену, но для начала следовало навести порядок внутри страны. В первую очередь был отменён классовый строй: каждому гражданину Японии было даровано равенство перед законом и право свободно перемещаться по стране. Была сформирована монополистическая, но надёжная банковская система в форме «денежных кланов» дзайбацу. Подати, размер которых зависел исключительно от настроения феодальной верхушки, сменились единой налоговой системой. На смену натуральному хозяйству пришла централизованная промышленность. Княжества заменила система управляемых муниципальными властями префектур.
Муцухито правил железной рукой. Сама суть эпохи Мэйдзи строилась на болезненной, но необходимой ломке традиционного уклада жизни и скорейшем внедрении достижений западной цивилизации. Даже несмотря на упразднение самурайства, веками остававшегося единственным правящим сословием, реформы прошли на удивление гладко. Всё потому, что вчерашним дворянам за отказ от титула были обещаны высокие государственные посты и щедрое жалование.
Ключом к пониманию механизмов процветания Запада стала миссия Томоми Ивакуры 1871-1873 годов, выявившая «блеск и тени» западной экономики. С одной стороны, делегация Ивакуры выяснила, что для успешного развития государства необходимы не только технологический прогресс и надёжные торговые связи, но и усердие и трудолюбие самого населения. С другой — японцы воочию увидели всё уродство воровства, мошенничества, коррупции и угнетения. Было решено не допускать подобного в собственном отечестве. От Отто фон Бисмарка они переняли принцип «сильный пожирает слабого», но применили его не в индивидуалистской западной манере, а в масштабах нации. Страна должна была стать сильна, а значит, едина и честна сама с собой.
За короткий период с 1868 по 1889 годы экономическая и военная мощь страны возросли настолько, что к исходу девиза правления Япония больше не могла обходиться внутренними ресурсами и начала экспансию соседних государств. Вскоре часть территорий Китая, Тайвань, Корея и Микронезия стали колониями, промышленно-сырьевыми придатками Японии. При всех недостатках (неумелом административном правлении, завязанном на военной диктатуре, вытеснении традиционной культуры и т.п.) близость подконтрольных территорий к метрополии, грамотная организация инфраструктур с развитием наиболее перспективной отрасли, целевое вливание капитала, привлечение японских специалистов — всё это самым благотворным образом сказалось на благосостоянии всей Империи. С 1870 по 1940 год темпы роста национальной экономики не уступали показателям США и Великобритании. К началу Второй мировой войны в тихоокеанском регионе ВВП на душу населения составлял порядка 40% от показателей мировых лидеров.
Всего за 70 лет маленькая островная страна на отшибе Старого Света, слив воедино опыт западного мира и национальные интересы, сумела миновать все те исторические вехи, на преодоление которых европейцам потребовалось не меньше пяти веков. К концу Первой мировой войны Япония обеспечила себе место в пятёрке сильнейших мировых держав. Потом в стране воцарился милитаризм. А после — грянула Вторая мировая война, принёсшая лишь позор поражения, потерю колоний и оккупацию.

Оккупация = реформация

Судьбу капитулировавшей Японии предсказать было нетрудно. Со вчерашним соратником главного агрес сора XX века, лелеявшим грандиозные планы по созданию «Восточноазиатской сферы взаимного процветания» (по факту же, намеревавшимся аннексировать добрую половину Восточного полушария под гербом Хризантемы), особо не церемонились. В 1945 году США, Британия и Китай подписали Потсдамскую декларацию, согласно которой Япония фактически становилась марионеткой в руках правительства Соединённых Штатов. Однако помимо вмешательства в политическую и — общественную жизнь побеждённой стороны, документ предусматривал проведение ряда важных экономических реформ.
В первую очередь оккупационная политика предусматривала ликвидацию дзайбацу, что способствовало формированию новой банковской системы, свободной от влияния «больших семей». Во-вторых, в результате аграрной реформы 1946-1949 годов удалось окончательно ликвидировать помещичье землевладение. Крестьяне получили возможность не только арендовать, но и покупать землю в собственность, в том числе на кредитных условиях. К 1950 году инфляция обнулила задолженности по выплатам, и бывшие арендаторы превратились в три миллиона фермеров-собственников. Чтобы преодолеть инфляцию, была реализована разработанная американскими экономистами «Линия Д. Доджа», предусматривавшая оптимизацию системы налогообложения, что в конечном итоге привело к созданию бездефицитного госбюджета, в котором доходы компенсировали и существенно превышали расходы.
В 1956 году, спустя четыре года после к снятия союзнической оккупации, показатель ВВП из расчёта на душу населения превысил довоенный период. Да, общественная жизнь страны претерпела существенную насильственную европеизацию, но для экономики вмешательство творцов глобальной демократии стало прочным трамплином грядущего затяжного прыжка к успеху.

Как сотворить чудо

Взрывной рост японской экономики до 1940 года эксперты объясняют трансфером технологий, обеспечившим скорейшее преодоление пропасти между Японией и ведущими сверхдержавами. Действительно, при таких условиях на стороне более отсталого государства оказывается серьёзное преимущество. Не нужно тратить долгие годы на научные изыскания — это раз. Нет необходимости перераспределять и без того дефицитные ресурсы на производство оборудования и внедрение новых методик — это два. Всё необходимое для развития на данном этапе уже придумано и обкатано более опытными западными товарищами. Почему бы не воспользоваться их опытом? К слову, аналогичным путём проходил первый этап индустриализации в СССР: обернув крах экономики в годы Великой депрессии себе на пользу, молодая Страна Советов сумела по бросовой цене закупить станки и технологии для создания базиса будущей могучей промышленности.
Вторым источником роста стало перераспределение рабочей силы за счёт сокращения сельскохозяйственного сектора — малопроизводительной и, при японском дефиците земель, бесперспективной отрасли. Быстрому расширению класса рабочих способствовала и ликвидация ранее прописанного в гражданском кодексе патриархального уклада, требовавшего от старших сыновей оставаться в родовых поместьях. За счёт этого удалось простимулировать трудовую миграцию и привлечь в города амбициозную молодую кровь. Даже при условии, что патриархат удалось искоренить лишь на бумаге, а не в головах, для главы семейства гораздо предпочтительнее было отправить наследника в город на высокий заработок и перебраться туда самому, чем оставаться важной рыбой в голодном пруду. Доходы промышленности были несоизмеримо выше.
Росту экономики способствовали и структурные реформы военных лет. Согласно «Плану мобилизации трудовых резервов», агентства по трудоустройству были переданы в государственное ведение, благодаря чему постепенно была выстроена обширная по географическому охвату сеть распределения молодёжи среди учебных заведений и бирж труда. Так была налажена эффективная практика коллективного трудоустройства.
Аналогичная система централизованного перераспределения, только не рабочих рук, а денег, позволила обеспечить надёжную финансовую поддержку экономического роста в Японии в послевоенные годы. На смену довоенным механизмам прямого финансирования пришла политика капиталовложения через посредников — банки и почтовые депозиты. Первоочерёдной задачей было развитие металлургии и судостроения, немыслимое без совершенствования нефтеперерабатывающей промышленности. Передовой уровень металлургии и нефтехимии заложил основу автомобилестроению и бытовой электротехнике.
Рекордный рост экономики Японии с 1955 по 1961 годы стал началом грядущих «золотых шестидесятых» экономического чуда. В 1964-1965 годах темпы роста ВВП стали быстро снижаться, но своевременно принятые правительством меры стабилизировали ситуацию. Если в 1965 году номинальный ВВП оценивался в $91 млрд. то к 1980 году его показатель взлетел до рекордных $ 1,065 трлн. Как отмечает журналист и востоковед Всеволод Овчинников, «суть японского чуда — в удивительном взаимном доверии верховной власти и большого бизнеса. Они чётко определяли приоритеты развития страны».

Время модернизации

Па, политика разумного заимствования плюс произведённые союзниками реформы помогли японской экономике нагнать утерянные темпы. Но в дальнейшем необходимо было выходить на качественно новый уровень. Как говорилось в докладе «Белая книга экономики Японии» 1956 года, «рост за счёт восстановления завершён. Дальнейший рост будет поддерживаться благодаря модернизации». Здесь в игру вступила японская наука. Ценой огромных усилий за массовой закупкой технологий и патентов (искусственно прерванной в 70-х опомнившимся Западом, запоздало разглядевшим на восточном горизонте сильного конкурента) последовал небывалый подъём собственных открытий и разработок. Если до 1960-х годов японские товары были доступными, но низкосортными (вспомним китайские творения 90-х), то к 1980-м годам продукция родом из Страны восходящего солнца стала синонимом качества и инноваций.
Политическая стабильность, надёжность банковской системы, доверительные отношения между властями и предпринимателями, поддержка отечественного производителя при контроле внешней торговли, ориентация на экспорт, сильные профсоюзы и гарантия пожизненного трудоустройства — всё это стало важнейшими слагаемыми японского экономического чуда. Особую роль сыграли финансово-промышленные группы кэйрэцу, объединявшие в себе предприятия сразу нескольких отраслей. Равноправные (горизонтальные) партнёрские отношения внутри кэйрэцу стали гарантом стабильного развития для всех членов конгломерата и экономики в целом.
По мнению профессора экономики Токийского университета Окадзаки Тэцудзи, к 1990 году основные источники роста японской экономики — пропасть отставания от ведущих мировых держав и дешёвая рабочая сила в лице крестьянства — окончательно изжили себя. Тем не менее Стране восьми островов в течение 42 лет — 1968 по 2010 год — удавалось удерживать статус второй по значимости экономической державы мира.

Журнал: Запретная история №1, январь 2020 года
Рубрика: История Японии
Автор: Аглая Собакина

Метки: экономика, государство, страна, Япония, банк, промышленность, реформа, Запретная история




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 —