Кушинагар, Индия: В двух шагах от нирваны

К 81-му году жизни Будда Шакьямуни закончил передачу своего учения. После этого он покинул Раджгир (город в индийском штате Бихар, — прим. ред.) и в сопровождении своего ученика Ананды отправился на север. Они пересекли Ганг в том самом месте, где сейчас расположен город Патна, и подошли к деревне Белува. Там Будда почувствовал недомогание, но пошёл дальше.

Кушинагар, Индия: В двух шагах от нирваны

Под кронами высоких деревьев

Когда они пришли в Паву, сын местного кузнеца поднёс Будде пищу, в которой было мясо. Будда знал, что мясо несвежее, но не захотел огорчать подносящего. Он сказал Ананде, что заслуга сына кузнеца — в подношении Будде последней пищи перед его просветлением, и принял трапезу. Этот случай, может быть, косвенно и явился причиной смерти Будды. Но всё было предопределено. К тому времени он завершил все свои земные дела.
На следующий день путники прибыли в Кушинагар. Там под кронами высоких деревьев Будда прилёг на правый бок в позе льва головой на север, подложив ладонь под голову. За три месяца до этого, по просьбе учеников, он отложил своё расставание с миром. Но теперь время настало. Ананда спросил:
— Может быть, лучшее место для ухода Будды — Раджгир или Наланда?
— Нет, — отвечал Просветлённый, — это место связано с одной из моих предыдущих жизней.
Ночью Будда спрашивал пришедших попрощаться с ним последователей, есть ли у них какие-то сложности в понимании его учения. Не услышав ни одного вопроса и дав последнее наставление, он погрузился в состояние глубокой медитации и через некоторое время вошёл в маха-паринирвану («великая окончательная нирвана», — прим. ред.).
Так в буддийских текстах описываются последние дни Будды Шакьямуни. Эти события датируются 543 годом до нашей эры.

Мантра металлических тарелок

Для меня, коренного петербуржца, Кушинагар был последним из четырёх основных мест, связанных с жизнью Будды Шакьямуни, которые я вознамерился посетить. Лумбини — место рождения, Бод-хгая — просветления, Сарнатх — первой проповеди.
В жаркий мартовский полдень я спустился со ступенек поезда на перрон города Горакхпур, расположенного в штате Уттар-Прадеш. На привокзальной площади без труда разыскал джип до городка Касия, откуда уже рукой подать до Кушинагара. Мой рюкзак водитель закинул на крышу машины, а меня затолкал в переполненный салон. На сиденье для четырёх человек я насчитал вместе с собой восемь! Индийцы хоть и помельче нас, но все же не вполовину! Я умостился как-то боком на самом краю сиденья, но куда больше меня беспокоили мысли о моем рюкзаке на крыше. Похоже, его никто не собирался крепить к невысокому ограждению верёвками. Индийские дороги я знал хорошо. Вот лишусь на каком-нибудь ухабе всего своего барахлишка — и будет мне Кушинагар. Но в ответ на жалкую попытку объясниться с водителем тот отвечал улыбкой и типично индийской жестикуляцией, которую я понял как «все в порядке, не беспокойся». И действительно, скоро к джипу подкатил велорикша с длинной грохочущей повозкой, которая доверху была заполнена металлическими тарелками, уложенными в серые мешки. Их перебросили на крышу джипа, навалив на мой рюкзак, и, крепко-накрепко перетянув верёвками, привязали к ограждению на крыше. У меня отлегло от сердца.
До Касии всего 55 километров, но дорога заняла не менее двух часов. Первая половина дороги будто недавно подверглась бомбёжке. И ещё какофония тарелок на крыше! Я сидел, невольно погружённый в музыку этих «кимвалов», но старался все же не терять терпения. «А что, — внушал я себе, — сижу в позе «смирения перед непреодолимыми обстоятельствами» и слушаю «мантру».
Вторая половина дороги оказалась заметно лучше, и звуки с крыши были еле слышны.
Не доезжая до Касии, меня высадили на перекрёстке. Тарелки тоже, видно. следовали схожим маршрутом. Мешки с ними отвязали, побросали на асфальт, и я облегчённо вздохнул, узрев среди них свой целехонький рюкзак.
Через полчаса я уже дёргал за ручку двустворчатые ворота монастырского комплекса Линх Сон. За воротами виднелись пагода с увитыми золочёными драконами колоннами и двухэтажная красная пристройка к ней. Я быстро договорился с монастырским экономом. В ушах ещё звенело от металлической «мантры», поэтому я так и не понял, то ли это китайский монастырь вьетнамской традиции, то ли вьетнамский — китайской, или то и другое, но на одной территории.
Однако мне было абсолютно безразлично, под крышей чьей вихары (монастырской общины) я обрёл приют всего за 300 рупий в сутки (около 150 рублей).

Когда нет света

Уттар-Прадеш — один из самых бедных штатов Индии, и отключение электричества здесь происходит круглосуточно и весьма беспорядочно. Только мой кипятильник, опущенный в кружку с водой, стал покрываться весёлыми пузырьками, как свет приказал долго жить. Я отложил приготовленный пакетик с чаем, засунул булку обратно в кулёк и, ещё раз, на всякий случай, щёлкнув выключателем (а вдруг?), пошёл искать, где бы поужинать.
Выйдя из монастыря, я нашёл только одно кафе. Света по-прежнему не было.
Был газ, но, как оказалось, сломалась горелка. Ну что ж, в таком случае надо следовать за местными.
Под деревянными навесами, подпертыми бамбуковыми палками, сидя за длинными столами, индийцы, ловко подхватывая лепёшками рис из тарелок, аппетитно и с невероятной скоростью поглощали кушанье. Здесь кипела жизнь. Печи гудели от огня. Хорошо, что есть места, где всегда можно перекусить. Передо мной вскоре появилась большая металлическая тарелка с горой риса, вокруг неё поставили пять маленьких чашечек: с обжаренным картофелем, варёным горохом, йогуртом и разными острыми приправами, рядом — стакан воды, и вручили лепёшки чапати. Я только попросил ещё и вилку…
Света по-прежнему не было. Сгущались сумерки, и в тёмную комнату идти не хотелось. Я прошёлся вдоль улочки с лавками, свернул на другую… и тут на открытом пространстве увидел ступу и храм Махапаринирваны. Они были белыми, как из другого мира, и уже тонули в сумерках. Храм походил на гигантский саркофаг, а ступа — на колокол. Это закрытая ступа, без «окон», она — символ смерти, или великого прекращения.

Возрождённый из пепла

После смерти Будды семь дней многочисленными последователями его учения совершались подношения. Это были цветы — как символ красоты и непостоянства, зажжённые свечи — как символ сияния буддийской мудрости и благовония — как символ истины, наполняющей воздух. Затем в сопровождении бесконечно длинной процессии в цветах и благовониях гроб с телом Просветлённого принесли к месту кремации. После церемонии кремации в пепле были найдены только кости черепа, зубы и несгоревшие кусочки одежды.
Эти реликвии разделили на восемь частей между представителями восьми государств, составлявших тогда Индию. В настоящее время реликвии находятся в разных частях Азии.
В древние времена Кушинагар назывался Кушавати. Это была столица царства маллов. Кушавати упоминается в текстах Рамаяны как город Куша, сына легендарного царя Рамы, правителя священного города Айодхья. Во времена Будды это был уже небольшой город. Некоторые культовые буддийские сооружения возведены в IV-III веках до нашей эры. Но основные постройки относятся к III-XI столетиям нашей эры.
А затем пришли времена безжалостных разрушений и мерзости запустения. Город был стёрт с лица земли и забыт на семь веков. Но он возродился, если можно так сказать, из пепла великого Учителя, закончившего здесь свой земной путь.
Первые археологические раскопки в Кушинагаре были успешно проведены в 1876-1877 годах Арчибальдом Карлейлом — одним из ассистентов сэра Александра Каннингема в созданном последним Археологическом управлении Индии.
Им были раскопаны храм и ступа Махапаринирваны, ряд объектов вокруг них. А на глубине трёх метров при раскопке храма Карлейл наткнулся на «на фрагменты ног лежащей колоссальной статуи из камня». Так была найдена шестиметровая статуя лежащего Будды. Надпись на пьедестале, сделанная древним письмом брахми, гласила, что статуя Махапаринирваны Будды является даром священному месту от некоего Харибалы, главы буддийской ви-хары, а также называла имя мастера. В 1927 году в ступе Махапаринирваны нашли медную пластину с выгравированной тем же письмом надписью, где опять упоминалось имя того же дарителя. Эти надписи и другие найденные артефакты позволили уверенно говорить, что оба сооружения возведены в 450-475 годах нашей эры (период Гуптов), а Кушинагар действительно почитался как место махапаринирваны Будды с IV-III веков до нашей эры, вплоть до XII столетия.
Свой нынешний вид храм приобрёл в 1956 году. Восстановленное из руин Карлейлом и близкое к первозданному по форме и составу конструкций строение пришлось заменить железобетонным сооружением, чтобы обеспечить туда массовый доступ паломников в празднование 2500-й годовщины буддизма в Индии.
Это прямоугольное помещение, стены которого облицованы камнем, а свет внутрь льётся через широкие окна. Оно представляется скорее защитным сооружением над священной статуей, чем храмом. Сама статуя и пьедестал созданы из знаменитого чунарского красного песчаника. Скульптура полностью позолочена и задрапирована (во всяком случае, в то время, когда я был там) материей ярко-жёлтого цвета. В центре и по бокам пьедестала высечены три фигуры, скорбящие о том, что Будда оставил мир людей.
Особенностями же ступ как культовых сооружений на протяжении столетий было то, что они «одевались» новыми слоями из камня или кирпича и покрывались штукатуркой. И в середине этой «матрёшки», в её сердце, находится «праступа». Свой нынешний вид ступа Махапаринирваны обрела в 1927 году, когда по инициативе и на средства бирманских буддистов выполнялись раскопки и производились реставрационные работы.
Под современным, «бирманским» слоем находилась ступа, обнаруженная и раскопанная Карлейлом. Во время раскопок 1927 года была обнаружена и следующая, заключённая внутри «ступы Карлейла». В этой, сложенной из кирпича и оштукатуренной небольшой ступе — всего около четырёх метров высотой — в нише у основания была найдена терракотовая фигурка Будды, обращённая лицом на запад, как и статуя Махапаринирваны.
Более ранняя история ступы не имеет материального подтверждения, но считается, что ещё до III века до нашей эры здесь находилось некое культовое сооружение. И что император Ашока, посетив его, воздвиг тут свои знаменитые колонны со «звериными» капителями. По крайней мере, тому имеются письменные свидетельства.

Бесконечное сознание

На следующее утро я направился к храму и ступе. Они возвышались на постаменте. Я снял кроссовки, аккуратно поставил их у каменной лестницы, ведущей к святыням, и босиком по плитам, нагретым солнцем, двинулся к входу в храм.
Народу внутри находилось много. Статуя была укутана в золотистую материю. Виднелись только голова Будды с чуть заметной блаженной улыбкой и ступни. Я протиснулся к ограде, провёл ладонью по покрывалу и стал обходить лежащего Будду.
«Затем Совершенный вступил в первое состояние медитационного углубления, и, восходя, вступил во второе, и, восходя, вступил в третье, и в четвёртое. И, восходя из четвёртого состояния углубления, он достиг такого состояния разума, которому присуща только бесконечность пространства. И, восходя из совершенного сознания бесконечности пространства, он достиг такого состояния разума, которому присуща только бесконечность сознания» (Махапариниббана сутта, полный свод священных текстов буддизма).
Я никак не мог подобрать ракурс для съёмки. То статуя не помещалась, то выныривала чья-то рука с фотоаппаратом, то меня кто-нибудь невольно подталкивал.
«…И, восходя из состояния сознания предельного восприятия, он углубился в состояние совершенного отсутствия восприятий.
Тогда достойный Ананда сказал достойному Анурудхе:
— О, Анурудха, скончался Блаженный!
— Нет, брат Ананда, ещё не скончался Блаженный, он перешёл только в состояние, когда оно совершенно лишено восприятий».
Я наконец изловчился и сделал несколько удачных снимков.
«…И, исходя из сферы единого бесконечного сознания, вступил в сферу единого бесконечного пространства; и, исходя, перешёл в четвёртое состояние духовного погружения, и в третье, и во второе, и в первое. И вновь, исходя из первого, перешёл во второе, и в третье, и, восходя, вступил в четвёртое. И, исходя из четвёртого. Блаженный немедленно скончался».
Я нагнулся, коснулся ладонью стоп Будды и, обойдя ещё раз вокруг, вышел из храма.

Последние слова Будды

Ещё находясь под впечатлением от увиденного, я рассеянно скользил взглядом по развалам оставленной у храма обуви. Но мои кроссовки почему-то не попадалась на глаза. Я стал присматриваться внимательней — нет, нигде не видно. И куда их задвинули? Как сквозь землю провалились!
Меня уже сверлила мысль: «Увели!» Но я не хотел этому верить — как же так, не может быть, чтобы кто-то воровал у такого святого места?! Но кроссовок нигде не было. Совсем новых, ношенных всего неделю, фирмы Reebok. На мои вопросы служители при храме посоветовали посмотреть ещё. Я в десятый раз перебрал всю стоявшую здесь обувь — ничего похожего.
— Поменяли тебе, такое здесь иногда бывает. Подожди полчаса, узнаем, что для тебя оставили, — сочувственно покачал головой охранник, сопроводив слова характерным жестом, который я понял как «ничего не поделаешь». Мне достались маленькие спортивные тапочки, грязные, со стоптанными задниками и оборванными шнурками. Я не на шутку разозлился и даже хотел пройтись по лавкам — выставят же мои кроссовки на продажу, вот я и поймаю негодяев. Но, поостыв, махнул рукой и, кое-как натянув тапочки (пятки в них не поместились), семенящей походкой пошёл на вещевой рынок.
А по дороге мне вспомнились последние слова Будды, что всё сущее подвержено изменению и нет ни в чём постоянства, — и я совсем перестал горевать о пропаже.
Я купил себе лёгкие сандалии. Очень даже ничего, как раз по размеру. «Может, оно так и лучше, — думал я, с удовольствием разглядывая новую обувь. — В них в жарком климате ногам комфортнее… Да и душе свободнее». А доставшуюся мне взамен кроссовок заношенную пару я выбросил в помойную яму…
Поздно вечером опять не было света, и я вышел прогуляться. Свернул на улочку, на которой в первый раз увидел священное место. Ночь была ясной, звёздной. Ни облака. Освещённые звёздным сиянием, над равниной возвышались храм и ступа — как символ совершенной мудрости.

Журнал: Тайны 20-го века №28, июль 2013 года
Рубрика: Путешествия и приключения
Автор: Олег Погасий

Метки: Тайны 20 века, Индия, город, достопримечательность, буддизм, Будда, Кушинагар, нирвана



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —