Александр Васильев: перелёт Санкт-Петербург — Москва

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

«Перелететь из Петербурга в Москву! От этих слов веет какой-то сказкой! — писала петербургская газета летом 1911 года накануне первого дальнего перелёта русских авиаторов. — Против них — всё, за них, быть может, только счастье слепое». И правда, по тому времени задача стояла труднейшая — преодолеть по воздуху над глухими лесами, болотами, возвышенностями более семисот километров!

Фото: перелёт Санкт-Петербург — Москва, интересные факты

Впереди Москва

В перелёте приняли участие девять пилотов, и среди них — Александр Васильев, юрист по образованию. Он выучился летать во Франции и уже успел проявить себя как замечательный авиатор. Он был отважен, настойчив и жаждал трудных полётов.
В три часа утра 10 июля 1911 года на окраине Петербурга, Комендантском поле, грянул сигнальный пушечный выстрел. Первым поднялся в воздух знаменитый Уточкин. Васильев взлетел четвёртым. Перелёт начался.
Позади у Васильева осталось Тосно. Пройдено Чудово. Затем посадка в Новгороде для заправки бензином, и снова — в воздух. Прошло уже пять часов с момента старта. Васильев благополучно миновал Крестцы. Внизу расстилались бесконечные леса. Самолёт сильно качало.
А что же происходило с другими участниками перелёта? Невдалеке от Петербурга потерпел аварию Кампо-Сципио. У Тосно упал и разбил свой аэроплан Масленников. При вынужденной посадке был тяжело ранен Слюсаренко, а его пассажир, авиатор Шиманский, погиб. У Крестцов упал и получил тяжёлое увечье Уточкин. Вышли также из строя машины Агафонова, Лерхе, Костина, Янковского. И только один Васильев продолжал упорно продвигаться к Москве.
Там, на Ходынском поле, авиатора ждала огромная толпа. Солнце скрылось за горизонтом. Зажгли костёр. Но в этот вечер Васильев не прилетел, совершив вынужденную посадку совсем рядом с Москвой. И только на следующий день, 11 июля, долетел, наконец, до Белокаменной. На перелёт Васильеву понадобилось больше суток! В воздухе же он пробыл около девяти часов. Из всех участников перелёта лишь ему одному удалось достичь цели.

Катастрофа на Корпусном

После такой выдающейся победы за Васильевым прочно укрепилась слава отважного и удачливого пилота. Но вот осенью 1911 года в Петербурге на Корпусном аэродроме, за Московской заставой, военным ведомством проводился конкурс летательных аппаратов. Васильеву предстояло испытать двухместный моноплан, построенный московским заводом «Дукс». Самолёт не был как следует доведён до ума. Александр Алексеевич это знал, но погода в тот день, 20 сентября, стояла на редкость хорошая, и он решил рискнуть.
Аэроплан круто пошёл вверх. Выровняв его, Васильев начал было совершать правый вираж, но вдруг машина резко накренилась. Авиатор убрал газ, попытался совершить посадку. Ив этот момент увидел на пути людей. Хотел отвернуть, однако высоты уже не было. Моноплан рухнул на землю и перевернулся. Пилот не успел даже выключить мотор. Когда солдаты аэродромной команды подбежали к месту падения, они нашли Васильева лежащим без чувств под обломками самолёта. — Авиатора срочно доставили в госпиталь. Выяснилось, что повреждения у него серьёзные: переломы ноги и ребра, травма позвонка, множество ран и ушибов на теле. Больше двух месяцев пришлось пролежать ему на больничной койке, в гипсе, походить на костылях, прежде чем снова подняться в небо.
В конце 1912 года Императорский Всероссийский аэроклуб обратился к авиаторам с предложением принять участие в перелёте Петербург-Москва и обратно. Победителя ждал приз в 10 тысяч рублей и драгоценный кубок, пожертвованный аэроклубу известным спортсменом и миллионером князем С.С. Абамелек-Лазаревым. Условие ставилось такое: достичь Москвы и возвратиться в Петербург не более чем за двое суток. Вылетать разрешалось в любой день, но непременно до 1 января 1914 года.

Настоящий подвиг

Васильев стартовал утром 11 ноября 1913 года с Комендантского аэродрома. Пять часов беспосадочного полёта. Достигнут Вышний Волочок. Но тут из-за неполадок в моторе пришлось идти на вынужденную посадку. Вылететь удалось лишь утром следующего дня. За ночь погода совсем испортилась, усилился ветер. Однако Васильев сдаваться не собирался. Спустя час он был уже над Ходынским полем в Москве. Посадку совершать не стал. Сделал над полем три круга, сбросил пакет и взял курс на Петербург.
На обратном пути почти все время летел в тумане, ориентируясь по компасу. В Твери — промежуточная посадка. Победа была совсем близка, когда в трёхстах километрах от Петербурга, возле станции Алёшенка, опять вышел из строя мотор. При посадке же были повреждены ещё и шасси.
Ремонт затянулся, и Васильеву удалось возвратиться в Петербург только к полудню 13 ноября. На перелёт мужественный авиатор затратил 51 час, то есть на три часа превысил двухсуточный срок и поэтому приза не получил. Но его перелёт всё равно расценивался, как настоящий подвиг. «Надо только удивляться, — с восхищением писал журнал «Аэро», — железной воле и отваге нашего славного авиатора, который сделал почти невозможное возможным».

Последнее письмо

27 августа 1913 года военный лётчик поручик Пётр Нестеров первым в мире совершил «мёртвую петлю». К весне следующего года в России была уже целая группа авиаторов, овладевших фигурными полётами. Александр Васильев стал третьим после Нестерова российским «петлистом». Вечером 3 мая он взлетел с Ходынского поля, но не один, а с пассажиркой, москвичкой С.Г. Поповой. Описав круг над аэродромом и набрав высоту, авиатор продемонстрировал сначала крутые виражи, скольжение на крыло, а затем сделал одну за другой три превосходные петли! «Сердце замирало при виде отважных людей, бесстрашно кувыркавшихся под облаками», — писали «Московские ведомости».
Давно Васильев вынашивал план перелёта из Петербурга в Париж. Уже был объявлен сбор денежных пожертвований, уже намечен срок старта, но грянула мировая война. В первые же дни войны Александр Алексеевич (он работал тогда испытателем самолётов на авиационном заводе С.С. Щетинина в Петербурге) ушёл добровольцем на фронт.
Чудом сохранилось его письмо того времени к сестре. Он словно предчувствовал беду, которая совсем скоро случится с ним. «Милая Маня, — писал Васильев 9 августа 1914 года. — Выпало и на мою долю счастье быть полезным своей Родине. Я принят в качестве лётчика в действующую армию юго-западного фронта. Завтра утром иду в первую воздушную разведку. Прошу тебя исполнить мою последнюю просьбу. Когда ты будешь иметь безусловно определённое известие, что я погиб, подожди ещё месяца два-три и после распечатай приложенный при сем конверт. Там ты найдёшь то, о чём я прошу тебя. Пожалуйста, исполни в точности. Передай всем нашим, папе и маме моё сердечное пожелание много лет жизни и просьбу не сердиться, не вспоминать плохо за те неприятности и огорчения, которые когда-либо я причинял им. Крепко целую тебя. Брат твой Александр».

В австрийском плену

Васильев вылетел из Дубно вместе с генералом Е.И. Мартыновым, выполнявшим роль лётчика-наблюдателя. Самолёт пересёк линию фронта и направился в сторону Львова. День был ясный, дороги казались белыми лентами, и на них резко выделялись повозки вражеских обозов. К Львову подлетели на высоте двух километров. Разведка удалась, они уже повернули назад, и тут с фортов открыли огонь австрийские орудия. «Вдруг что-то ударило в аппарат, — вспоминал позже генерал Мартынов. — Он накренился на правое крыло и начал стремительно падать. Мы вывалились бы из своих сидений, не будь пристяжных ремней. Гибель казалась неизбежной. Но Васильеву, хоть и с трудом, удалось выровнять машину».
Разбитый мотор работал неровно, брызгал маслом. Самолёт дрожал и качался. Вот где пригодился Васильеву опыт фигурных полётов! Он всеми силами старался дотянуть на повреждённой машине до расположения своих войск. Так авиаторы летели около часа. Ещё бы минут десять, и они оказались бы в безопасности. Но самолёт неудержимо терял высоту. Опустились в двух-трёх километрах от линии фронта, на территории противника.
К машине бросились австрийские пехотинцы. Прискакал гусарский разъезд. Авиаторов отвезли сначала во Львов, а за два дня до взятия этого города русскими войсками переправили в глубь Австрии. Васильев пытался совершить побег, но был схвачен. Есть сведения, что велись переговоры об обмене его на пленного австрийского офицера.

Журнал: Тайны 20-го века №22, июнь 2007 года
Рубрика: Первые русские авиаторы
Автор: Геннадий Черненко

Метки: война, Москва, Тайны 20 века, Первая мировая война, самолёт, авиация, Васильев , перелёт, Петербург, плен




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.