Атомный самолёт в СССР

Уважаемые читатели, некоторые имена, даты и места действия в нашем материале изменены, потому что многие данные по этой теме ещё не рассекречены. Ряд неточностей в освещении событий допущен намеренно.

Фото: атомный самолёт в СССР — интересные факты

Исчезновение 818-го

Известно, что в 1976 году лётчик Виктор Беленко угнал в Японию сверхсекретный советский перехватчик МиГ-25П (см. «Тайны XX века» №42, 2010). Однако много раньше существовал и исчез другой сверхсекретный самолёт. В отличие от МиГа, его судьба так и не прояснилась. Это была летающая лаборатория «Комета» на базе самолёта Ту-95 с бортовым номером 818. Она стартовала 20 сентября 1962 года с военного аэродрома близ Якутска и взяла курс на озеро Байкал. На борту находились 12 человек — члены экипажа и специалисты. Целью полёта было плановое испытание силовой установки нового типа. Западнее Иркутска, возле горы Белуха, самолёт вдруг изменил курс к востоку, резко снизился и пропал с радарных экранов. Никаких сообщений по радио от экипажа не поступало. Поиски в горах так ни к чему и не привели.

К истории вопроса

50-е годы XX века ознаменовались освоением авиацией высоких скоростей (рекорд 1961 года составлял 5832 километра в час) и немалых высот (рекордная высота — 107906 метров, то есть выше официальной границы космоса — была преодолена в 1963 году). Для авиации ставилась также задача достижения большей дальности полёта при использовании атомной энергии.
Ещё в 1950-х годах в ЛИПАН (Лаборатория измерительных приборов Академии наук, ныне — Институт атомных исследований имени академика И.В. Курчатова) под руководством Игоря Васильевича Курчатова были начаты исследования по созданию атомных реакторов для ВМФ. Вскоре подобное направление работ для авиации возглавил Анатолий Петрович Александров. Учёными решались задачи создания лёгкого и компактного ядерного реактора, размещаемого на самолёте; атомного двигателя с обеспечением безопасного полёта; биологической защиты. В 1955 году вышло Постановление Совмина, в котором предписывалось организовать летающую атомную лабораторию (ЛАЛ) на базе самолёта Ту-95. Авиаконструктор Архип Михайлович Люлька разрабатывал атомный двигатель открытой схемы, где вместо обычной камеры сгорания использовался атомный реактор.
А авиаконструктором Николаем Дмитриевичем Кузнецовым была предложена закрытая схема двигателя, где тепло от атомного реактора передавалось жидкометаллическим телом (натрий) теплообменнику, устанавливаемому вместо камеры сгорания.

Разработка атомной силовой установки

Подобной тематикой занимался коллектив перспективного отдела Опытно-конструкторского бюро (ОКБ) Кузнецова, возглавляемый ВД Радченко. Работал там и Генрих Моисеевич Горелов. Вот фрагменты его воспоминаний.
«Была сформирована группа высококлассных специалистов, хорошо зарекомендовавших себя за время работы в ОКБ. Начинали с нуля. На учёбу за опытом группа была направлена в физико-энергетический институт. Обстановка — строжайшая секретность, вплоть до того, что были сняты значки об окончании авиационных вузов. В дополнение были приняты на работу в ОКБ физики, выпускники Московского университета и Ленинградского политехнического института. Результат работы — проект атомного двигателя НК-14А на базе двигателя НК-12. Разработали и оригинальный турбокомпрессор с теплообменником. Остро стоял вопрос о выборе теплоносителя. Был предложен жидкий натрий с меньшим рабочим давлением по сравнению с гелием. В результате тщательного анализа к разработке был принят жидкий натрий. Спроектировали атомный реактор. Большой интерес у А.П. Александрова вызвала конструкция стержней управления защитой, разработанных Н.А. Маркушиным, и система ТВЭЛ конструкции В.П. Мальгина. Получился компактный атомный водо-водяной реактор мощностью 100 кВт, показ которого вызвал восторг у А.П. Александрова. Он не мог поверить, что это действующий агрегат, а не макет. Было изготовлено три реактора. Один сразу смонтировали на самолёте, второй предназначался для исследований на стенде в Семипалатинске. Изучалось альбедо (отражение). С реактора убиралась часть защиты, и излучение направлялось на отдельные участки самолёта (крылья, хвостовое оперение и так далее) на различных высотах полёта. В 1959 году состоялся первый удачный запуск реактора на наземном стенде. Удалось выйти на заданный уровень мощности. Самолёт 818 «Комета» с третьим атомным реактором совершил 22 успешных полёта, прежде чем исчезнуть».

Знаете ли вы что…

В 1930-х в Советском Союзе существовал проект создания летающей подводной лодки. Американцы в 1960-х построили самолёт, способный погружаться в воду. Правда, он не мог взлетать из подводного положения.

Немая сцена

По мнению ведущих специалистов институтов, в ОКБ Кузнецова в тот период были сосредоточены самые лучшие физики среди авиаторов и самые лучшие авиаторы среди физиков в масштабах всей страны. Результаты исследований немедленно анализировались и докладывались в Москву.
Один из эпизодовтехдней. Совещание у Александрова. Кузнецов сразу прошёл в зал. Горелов задержался на площадке, с группой курящих сотрудников. В руках у него был тубус с плакатами, иллюстрирующими материалы выступления Генерального конструктора. Тубус добротно прошит суровыми нитками. Курительная пауза закончилась, и надо открывать тубус, так как Кузнецов уже готов к докладу. Быстро справиться с проблемой не удаётся из-за отсутствия ножниц и каких-либо режущих инструментов. Немая сцена. Горелов спрашивает спички, пережигает нитки и достаёт из тубуса плакаты. Восхищённый проявленной находчивостью, Александров воскликнул: «Вот что значит — настоящий конструктор! Наши учёные не догадались бы». И такие мелочи отлично характеризуют отношение «кузнецовцев» к своему делу.

Англичане и американцы

По аналогии, с Ту-95 американцы испытывали свою летающую лабораторию с ядерной силовой установкой на самолёте-бомбардировщике В-36. В этот же период в «Дейли Мейл» появилась статья о том, что при посадке потерпел аварию английский самолёт с атомным двигателем. Это могли видеть члены прибывшей в Англию советской делегации, одним из участников которой был И.В. Курчатов. Его попросили прокомментировать ситуацию, и учёный ответил, что свидетелем катастрофы он не стал, но обратил внимание: делегацию очень быстро увезли с аэродрома. А о подробностях надо спрашивать у спецслужб.
За время доводки нашей ЛАЛ была значительно улучшена система биологической защиты, что позволило планировать полёты продолжительностью до двух дней. Однако идея атомного самолёта была чужда министру авиации П.В. Дементьеву. Горелов запомнил его высказывание на этот счёт и до сих пор дословно приводит оброненную Дементьевым на одном из совещаний фразу: «И так самолёты падают, а тут ещё нейтроны кругом будут жужжать».

Хрущёв вмешивается

В Кубинке состоялась выставка авиационной техники, показанная Н.С. Хрущёву. Первая ЛАЛ из Семипалатинска была срочно доставлена в Кубинку. Перед демонстрацией достижений к Кузнецову подошёл заместитель Председателя Совета Министров СССР Д.Ф. Устинов: «Скажи, что сделать атомный самолёт нельзя». На что последовал твёрдый ответ «Я так не скажу». Устинов обиделся. Тут подвели Хрущёва. Узнав, что мощность двигателя НК-12 составляет 12 тысяч лошадиных сил, генсек восхищённо воскликнул: «Это же целый табун лошадей!» Далее в беседе с Хрущёвым Кузнецов доложил, что можно создать атомный двигатель, который позволит самолёту находиться в воздухе около 48 часов, благодаря чему машина сможет сорвать переброску войск противника с любого направления.
Несколько позднее в результате тесного сотрудничества двух выдающихся генеральных конструкторов — Н.Д. Кузнецова и Р.Е. Алексеева — родилась идея оснастить ядерными двигателями экраноплан. Конструктивная проработка показала возможность получения на нём громадных скоростей и практически неограниченной дальности. При этом вводимые защитные мероприятия обеспечивали сведение к минимуму опасности серьёзных аварий. Однако, испытав неправомерные гонения, Алексеев вскоре умер, а вместе с ним — — и идея создания ядерного двигателя.
После исторического совещания, когда за решения, принятые Хрущёвым, его назвали могильщиком авиации, атомная тема была закрыта, а ряду авиационных ОКБ поручили развернуть работы по ракетной технике. Тему ядерных самолётов закрыли и в США. Однако в 2003 году Америка профинансировала разработку атомного двигателя для беспилотного самолёта-разведчика, продолжительность полёта которого могла составить несколько месяцев.

Судьба «Кометы»

А что же на самом деле произошло с 818-м? Ответа на этот вопрос нет и по сей день. Без сомнения, где бы ни потерпел крушение атомный самолёт, он рано или поздно мог бы быть обнаружен, хотя бы по уровню превышения радиоактивного фона. Однако — никаких следов. Угнан за границу? Маловероятно, если учесть, что на борту был не один лётчик, как Беленко, а 12 человек. Помимо того, сведения о таком угоне рано или поздно всё равно просочились бы. Но информации об этом нет и теперь. Вероятно, как и в том случае с Курчатовым, «о подробностях надо спрашивать у спецслужб…».

Журнал: Тайны 20-го века №48, декабрь 2011 года
Рубрика: На грани фантастики
Автор: Андрей Быстров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —