Всё новое — это хорошо забытое старое. От степени «забытости» этого старого многое зависит. И область применения, и результат, и имя, с которым будет ассоциироваться «изобретение». Больше всех в этом преуспела Европа — многие европейские изобретения лишь повторяли то, что уже было изобретено на востоке за сотни лет до этого, но не получило развития или было благополучно забыто. Так было, например, с боевыми пороховыми ракетами, которые впервые появились в Китае ещё на рубеже первого и второго тысячелетий. В XIV-XV веках из Поднебесной они попали сначала в Индию, а с начала XIX века китайская задумка то и дело дорабатывалась сначала англичанами, а потом и французами.

Ракеты Ле Прие на самолётах ПМВ

Авиационные ракеты Первой мировой войны

Место действия: воздух

Но жители Старого Света радовались не долго. Первоначальный оптимизм европейцев, связанный с внедрением этого оружия, быстро сошёл на нет и сменился разочарованием из-за его низкой точности и подверженности влиянию ветра. Буквально через несколько десятилетий появились нарезные орудия, что привело к повсеместному отказу от ракет, которые сильно проигрывали новым артиллерийским системам не только в точности, но и в дальнобойности. Удивительно, но в 1916 году дважды забытое оружие триумфально вернулось в третий раз. Причиной очередного возвращения стали боевые аэростаты. Первые опыты применения воздушных шаров для слежения за вражескими армиями отмечались ещё во времена французских революционных войн конца XVIII века. Позднее почти в каждой стране встречались легенды о некоем крестьянине, взлетевшем как минимум до шпиля колокольни на мешке, в котором предварительно собрал дым или пар. Истории, конечно, красивые, но всё, что рассказывалось до конца XVIII столетия, сейчас признаётся лишь за выдумку — современные физики не поленились и произвели нужные расчёты, доказавшие несостоятельность тех историй.
Идея воздушной войны проникла и в другие страны. В России, например, демонстрация новинки прошла в 1803 году, а в 1812 году, в разгар Отечественной войны с Наполеоном, развернулось строительство нескольких привязных аэростатов. Задумка была проста: дождавшись благоприятного ветра, развесить эти шары над позициями врага и потом скинуть на головы супостатов ящики с порохом. Этакий прообраз авиабомб. Правда, проект так и не получилось реализовать — не удалось создать надёжную систему управляемого сброса. Шарам решили отвести другую роль — оставить как средства наблюдения в крепостях. Решили, а потом благополучно забыли.
В дальнейшем наблюдательные аэростаты использовались в американской гражданской войне, а также во франко-прусской, русско-турецкой, русско-японской и в ряде других военных столкновений.
Всё же наиболее широкое распространение это средство визуальной разведки получило в годы Первой мировой войны, чему способствовал её позиционный характер. Десятки аэростатов изо дня в день висели на тросах по обе стороны линии фронта. От опытных глаз воздушных наблюдателей, вооружённых мощными биноклями, не могло укрыться ни одно движение в радиусе многих километров. Полученные сведения тут же передавались по телефону на землю, после чего по указанным целям наносила удар артиллерия. Баллоны поднимались с таким расчётом, чтобы их не могли достать вражеские зенитки.

Сбить «колбасу»

Неудивительно, что первостепенной задачей, которая ставилась перед боевой авиацией, была борьба с таким «всевидящим оком». Над первым способом особо не думали. Конструкция средства борьбы поражала своей простотой. Это были стрелы — тяжёлые заострённые металлические стержни со стабилизатором, которые лётчик высыпал из специального ящика или просто из мешка, пролетая над вражеским аэростатом. Стрелы дырявили оболочку, вызывая утечку газа, и заставляли таким образом аэростат спуститься.
Правда, такой метод оказался хоть и простым, но малоэффективным. Попасть хотя бы несколькими стрелами, .в баллон было непросто, а в случае успеха противник недолго держал аэростат на земле. Дырки быстро заклеивали, аппарат подкачивали водородом из газгольдера, и всего через пару часов «пузырь» снова маячил в небе, выполняя свою разведывательную функцию.
За свою характерную форму аэростаты получили прозвище «колбаса», а в обиход прочно вошло словосочетание «сбить колбасу». Для того чтобы заставить «колбасу» опуститься на землю, нужно было задействовать истребительную авиацию. Однако и пулемётная очередь не всегда могла быстро отправить воздушный шар на землю. Кроме того, пробоины от пуль можно также достаточно быстро залатать, после чего шар снова готов к использованию. Требовалось какое-то радикальное средство в решении наболевшего вопроса.
Не решило проблему и появление на аэропланах пулемётов, поскольку пробоины от пуль устранялись столь же легко и быстро, как и от стрел. Требовалось новое оружие, которое не просто заставляло бы аэростат на время спуститься, а приводило бы к полному его уничтожению. И в начале 1916 года такое оружие появилось. Лейтенант французского флота Ив Пьер Гастон Ле Прие вспомнил про древнекитайское изобретение, предложив сжигать баллоны ракетами. Так что же представляла из себя знаменитая ракета Ле Прие? Это была картонная трубка длиной чуть более полуметра с запрессованной пороховой шашкой — двигателем, и деревянным носовым конусом с треугольным лезвием, напоминавшим наконечник копья. Оно предназначалось для протыкания оболочки аэростата, после чего наполнявший её газ должен был вспыхивать от ракетной струи.
Сбоку к ракете крепилась длинная деревянная рейка — так называемый хвост, служивший для стабилизации в полёте. Эти рейки при заряжании вставлялись в пусковые установки — простые металлические трубки диаметром 25 мм каждая, которые приделывали к межкрыльевым стойкам истребителей-бипланов.
В среднем истребитель мог поднять в воздух шесть или восемь ракет, но иногда их количество доходило до десяти. Ракеты запускались попарно или залпом с помощью электрозапала. Пилот осуществлял наведение через простейший рамочный прицел либо просто «на глаз». Для предохранения от струй раскалённых газов при пусках полотняную обшивку нижнего крыла в районе стоек заменяли алюминиевыми или жестяными листами, а деревянные стойки защищали металлическими накладками.
«Запала» пороховой шашки хватало дистанции 100-150 метров, после чего она полностью выгорала, а дальше (ещё примерно метров 300) ракета продолжала движение уже по инерции. Но чтобы гарантированно «протаранить» аэростат, нужно было попасть в него ракетой с работающим двигателем. Очень малая дальность эффективной стрельбы грозила лётчику риском врезаться в баллон при малейшем опоздании с выходом из атаки.

Проверка на точность и прочность

Куча недостатков метода, да к тому же его опасность, не остановили французов — они решили рискнуть. Весной 1916 года первые партии ракет были изготовлены и установлены на самолёты «Ньюпор-16», ставшие, таким образом, первыми в мире воздушными ракетоносцами. 22 мая, после короткой тренировки пилотов, ракетные истребители впервые ринулись в бой.
Нужно отдать должное — эксперимент увенчался полным успехом. Было чем похвастаться перед потомками. Французские лётчики за несколько минут сожгли ракетами пять из шести немецких привязных аэростатов, висевших в районе Вердена, после чего в лагерь вернулись без потерь.
Этот триумф вызвал всплеск интереса к изделиям Ле Прие. Уже через месяц они появились у англичан, ещё через два новшество дошло до России. Вскоре и немцы, захватив совершивший вынужденную посадку ракетный «Ньюпор», скопировали это оружие.
На русском фронте «боевое крещение» ракеты прошли 29 августа 1917 года. «В день, мною выбранный для атаки, я подготовил самолёт «Ньюпор», вооружённый 6 ракетами Ле Прие по три на каждую стойку. Проверил действие ракет на земле по мишени. Необходимо было, чтобы они с двух сторон шли бы под таким углом, чтобы на расстоянии 100 метров сходились на мишени. По инструкции полагалось ставить по 4 ракеты на стойку, но, боясь, что это будет слишком большой перегрузкой для самолёта, я снял с каждой стойки по одной нижней трубе для ракеты и оставил 6. Приблизившись на дистанцию 50-60 метров сверху и наведя свой прицел на отличительный знак в виде мальтийского чёрного креста на белом фоне в кругу, я левой рукой включил контакт и 4 ракеты с шипением и дымом пошли вперёд. Моментально же в двух местах в центре аэростата, чуть выше мальтийского креста, показался огонь. Резко взяв ручку на себя, я прошёл уже над горевшим аэростатом метров на 14-15 прямо по направлению на свои позиции», — писал в боевом донесении лётчик Каминский.
Наиболее часто французы и русские монтировали установки Ле Прие на самолётах «Ньюпорах», но иногда их можно было увидеть на истребителях «Спад-7» и даже на крупных двухместных «Фарманах». У англичан установки прижились на истребителях Сопвич «Пап», Де-Хэвилленд DH.2 и ночных перехватчиках RAF BE. 12.

Слабые стороны

В 1916-1917 годах результат применения таких ракет впечатляет. Конечно, всё познается в сравнении. А сравнивать, по большому счёту, было не с чем. Разве только со стрелами да с пулемётами. За два года установки Ле Прие уничтожили десятки аэростатов с обеих сторон. Появились и первые «ракетные асы». Известно несколько случаев, когда ракетами удавалось сбить даже аэропланы, но это происходило скорее по чистой случайности.
Хотя вероятность попадания у установок Ле Прие была гораздо выше, чем у стрел, она все же не шла ни в какое сравнение с точностью боя стрелкового оружия. Из-за неэффективного реечного стабилизатора на дистанции 100 м разброс достигал нескольких метров, поэтому даже по неподвижно висящим аэростатам лётчики то и дело промахивались.
Помимо этого, ещё одним серьёзным недостатком было ухудшение лётных данных самолётов-носителей. Истребитель с ракетами терял в скорости и не мог вести манёвренный воздушный бой, поэтому при появлении в воздухе вражеских самолётов «охотники за аэростатами» должны были отказаться от выполнения возложенной миссии и дать залп впустую, чтобы освободиться от лишнего груза, снизить аэродинамическое сопротивление и попытаться дать отпор противнику.
Однако причиной очередного отказа от ракет стало не это, а появление в боекомплектах авиапулеметов фосфорных зажигательных пуль, оказавшихся гораздо более эффективным оружием как в борьбе с аэростатами, так и против аэропланов. Уже в 1918 году выпуск пороховых неуправляемых ракет Ле Прие прекратился.
Почти на 20 лет они вновь ушли в забвение, чтобы вновь возродиться на более высоком техническом уровне в виде советских «эрэсов», которые дали первые залпы в 1939 году в небе над Халхин-Голом.

Журнал: Война и Отечество №2, февраль 2021 года
Рубрика: История оружия
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: Германия, Россия, война, Франция, Первая мировая война, самолёт, Война и Отечество, ракета, аэростат





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —