Беспосадочный перелёт «Москва — Дальний Восток»

В героические и трагические 30-е годы XX века русские женщины не раз демонстрировали миру несгибаемую силу духа и свои достижения в ранее немыслимых для женщин профессиях. В октябре 1938 года ТАСС сообщило о новом авиационном мировом рекорде дальности полёта. Тяжёлый двухмоторный самолёт «Родина», управляемый женским экипажем в составе: первый пилот — Валентина Гризодубова, второй пилот — Полина Осипенко, штурман — Марина Раскова, совершил перелёт по маршруту Москва — Дальний Восток.

Фото: перелёт Москва — Дальний Восток, интересные факты

Торжественная встреча

17 октября Москва встречала поезд, украшенный лозунгами и портретом товарища Сталина. На этом поезде лётчицы возвращались в столицу. В честь смелых женщин в Кремле, в Грановитой палате, был дан банкет, героини сидели за правительственным столиком. Тут же присутствовал и Михаил Евгеньевич Сахаров — опытный пилот, отыскавший в глухой тайге, на месте вынужденной посадки, экипаж самолёта «Родина». Сам Сталин предложил дать слово Сахарову. Короткая речь Михаила Евгеньевича понравилась вождю, и он потянулся к нему чокнуться своей небольшой рюмочкой. Сахаров навсегда запомнил рябое лицо — отца народов — и его сильный грузинский акцент. Этот банкет и завершил полную всяких неожиданностей и непредвиденных обстоятельств эпопею перелёта.

Как это было

Подготовка к рекорду началась ещё летом. Самолёт «Родина» был третьим из четырёх выпущенных АНТ-37. Его дорабатывала бригада авиаконструктора П.О. Сухого. Первый при испытаниях развалился в воздухе из-за тогда ещё неизученного явления бафтинга — колебаний самолёта или его частей, второй — команде Гризодубовой отдали для тренировок. Восьмого августа в полёте их трижды тряхнуло так, что Валентина с трудом посадила машину, у которой почти отвалился хвост. Опять — бафтинг!
Страну лихорадило от «разоблачений». Всюду находили «врагов народа», среди них оказался и конструктор самолёта А.Н. Туполев. Наконец, на 24 сентября был намечен старт. Но перед самым взлётом Раскова доложила, что не работает радиосвязь. Грозила задержка, а то и отмена полёта, и женщины решили лететь несмотря ни на что.
Взлетели легко и через 150 километров вошли в сплошную облачность, но у экипажа уже был опыт вождения самолётов вслепую, ночью и в облаках.
На высоте пяти километров Раскова открыла астролюк для наблюдения за звёздами, и у неё воздушным потоком мгновенно выдуло все карты. Более 20 часов они летели по компасу, без карт и связи, не имея сведений о погоде! А в самолёте — 17 баков с топливом, нет бензочасов и надо вовремя переключаться с одного бака на другой.
Наконец в просвете облаков увидели Охотское море. Валентина развернула самолёт на юг, и снова облака закрыли землю. Позади уже 26 часов 29 минут полёта. Загорелась красная лампочка и завыла сирена — через 30 минут закончится топливо и заглохнет мотор. Надо срочно совершать вынужденную посадку в этих диких местах! Команду Гризодубовой «Прыгайте! — выполнила только Раскова, Осипенко отказалась. Валентина мастерски посадила самолёт на пятачок кочковатого болота вблизи реки Амгунь, среди моря тайги, лишь слегка погнув лопасти винтов.

Потерянная «Родина»

После посадки девушки развернули аварийную радиостанцию. Но им ошибочно дали позывные прошлого месяца, и на запросы лётчиц никто не отвечал. Продукты у них были, и оставалось только ждать, когда экипаж найдут. Натерпелись страху. Пуганули выстрелом из ракетницы пришедшего в гости медведя…
…Уже девять суток шли поиски пропавших. С воздуха и пешими партиями прочесывались районы возможной посадки «Родины». Жители селений Экимчан и Стойба видели большой самолёт, летевший по направлению к прииску Керби. Первого октября задание подключиться к розыскам получил Михаил Сахаров — пилот гидросамолёта МП-6, летевшего на Сахалин. В тот же день Михаил Евгеньевич осмотрел побережье Охотского моря в районе Шантарских островов и бассейна реки Амур, но самолёта не обнаружил. 3 октября, обследуя местность в районе посёлка Керби и реки Амгунь, Сахаров заметил какое-то пятно и, снизившись, увидел двухмоторный серебристого цвета самолёт. Около него два человека подавали сигналы расправленным куполом парашюта. Радист МП-6 Володя Быстров дал на аэродром радиограмму о находке. Сахарову не поверили. Как самолёт мог там оказаться? Почему пилотов только двое? Отчего не отвечают на радиозапросы?

Трагедия в воздухе

На аэродром примчался комдив Яков Сорокин с тремя орденами Красного Знамени на груди. Недоверчиво выслушал Сахарова и заявил: «Сам полечу, осмотрю, доложу правительству и лично товарищу Сталину». А флаг-штурман ВВС, герой СССР Александр Бряндинский, которому Сахаров хотел показать, как лучше и точнее выйти к самолёту «Родина», небрежно отмахнулся, нарисовал Красным карандашом на своей карте круг и поставил на нём крест. Один из присутствующих пилотов мрачно пошутил: «Как бы этот крест не оказался дубовым». Сорокин и Бряндинский спешно собрали 15 парашютистов-спасателей, двух спортивных комиссаров, чтобы составить акт о рекорде, врача, журналиста и вылетели, один на самолёте ТБ-3, другой — на ДС-3. Отправившийся за ними Сахаров увидел, что ТБ-3 и ДС-3 не смогли точно выйти к месту посадки «Родины» и кружили над небольшой долиной. Вдруг ДС-3, увлечённый поиском, ударил крылом по хвосту ТБ-3 и, спирально вращаясь, упал и взорвался. ТБ-3 с разбитым хвостом пошёл вверх, перевернулся и, пикируя, врезался в землю. Часть экипажей и пассажиров обоих самолётов успели выпрыгнуть с парашютами, но 15 человек, в том числе оба лётчика, погибли. Прилетевший ещё один ТБ-3, дав круг над местом катастрофы, направился к «Родине» и сбросил семерых парашютистов. Главным для них сейчас было зафиксировать мировой рекорд женщин-лётчиц и спасти их, помочь пройти болота и тайгу.
Возвратившийся на аэродром Сахаров доложил обо всём начальнику Дальневосточного территориального управления гражданского воздушного флота и написал подробный рапорт начальнику НКВД. Катастрофу видели с земли Гризодубова и Осипенко. Прыгнувшая с одной шоколадкой в кармане Раскова, после десятидневных блужданий по дикой тайге, страшно худая, но счастливая, каким-то чудом нашла своих подруг. 12 октября спасённых лётчиц доставили в Хабаровск, и началось их триумфальное возвращение в Москву. За выполнение перелёта Москва — Дальний Восток Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова 2 ноября 1938 года получили звание Героев Советского Союза. Однако злой рок продолжал неумолимо преследовать их.

Судьбы

Полина Осипенко погибла в 1939 году при загадочных обстоятельствах вместе с комбригом А. Серовым, героем войны в Испании. Их самолёт в солнечный день в районе Жигулей врезался в высокий берег Волги. Марина Раскова в войну, в звании майора, командовала женским бомбардировочным полком и погибла в авиакатастрофе в 1943 году. Из членов экипажа «Родина» одна Валентина Гризодубова осталась в живых. С началом Великой Отечественной войны она участвовала в боевых действиях, поражая всех своей смелостью. Однажды Берия пожаловался Сталину, что Гризодубова ему угрожает. «Как угрожает?» — спросил Сталин после длинной паузы. И Берия передал её слова: если энкавэдэшники посмеют отправить в лагеря вывезенных ею из-за линии фронта лётчиков, то она отвезёт их обратно к партизанам (все побывавшие в немецком плену и бежавшие оттуда, даже если и попали к партизанам, считались изменниками, получали срок и отправлялись в лагеря НКВД). Сталин неожиданно рассмеялся, пришёл в хорошее расположение духа и сказал: «Молодец! Делайте, как велит эта бой-баба». Гризодубова ни одного из спасённых ею лётчиков не отдала в лагеря! И она продолжала летать. В 1986 году Валентине Степановне было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Михаил Сахаров с начала войны летал на Ли-2 по спецзаданиям, доставляя окружённым частям горючее и боеприпасы. Был сбит и попал в плен, сидел в концлагерях. Шесть раз пытался бежать, но неудачно. После войны он рассказывал о встрече в Кремле своим товарищам по несчастью, сидя на нарах в лагере, куда его таки упекли органы НКВД.
Михаила Евгеньевича нашла и вызволила из неволи всё та же героическая женщина — Валентина Гризодубова.

Жуткое эхо рекорда

В 1968 году в Хабаровском крае в 12 километрах от посёлка Дуки таёжные охотники наткнулись на большой искорёженный самолёт 30-х годов. В нём они обнаружили истлевшие останки людей. У некоторых погибших при себе были документы, и удалось прочесть фамилии. Следствие установило, что это ТБ-3, разбившийся четвёртого октября 1938 года во время поисков самолёта «Родина». И выявился чудовищный факт: погибшие в катастрофе были брошены преднамеренно, чтобы «не омрачать блестящий перелёт». Тогда были вывезены только тела Сорокина и Бряндинского. Их похоронили в Комсомольске с воинскими почестями, изменив дату гибели. Останки других захоронили в братской могиле лишь в 1969 году и, отдавая запоздалый долг памяти, установили обелиск.

Журнал: Тайны 20-го века №36, сентябрь 2010 года
Рубрика: Первопроходцы
Автор: Валерий Кукаренко





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —