Во время холодной войны в мирном небе шла самая настоящая война — совсем не холодная. С перестрелками, воздушными боями, сбитыми самолётами, убитыми и пленными. По некоторым данным, с 1950 года советские лётчики уничтожили 27 самолётов-нарушителей, принудив к посадке или вытеснив из советского воздушного пространства ещё не менее 60.

Атака лётчика СССР на самолёт Т-39А США

Как СССР сбил американский военный самолёт над Германией

Большая охота

Разумеется, под «советскую раздачу» попадали не только американские самолёты. В указанное выше число не входят летательные аппараты, сбитые советскими лётчиками за пределами СССР — над Китаем, во время Корейской войны, на Ближнем Востоке, во Вьетнаме, над территорией стран Варшавского договора.

В конце января 1964 года двухмоторный самолёт CT-39A (транспортная версия учебно-тренировочного самолёта Т-39А Sabreliner) ВВС США вылетел с авиабазы в Висбадене. Задание было рутинное: трёхчасовой тренировочный полёт. Экипаж состоял из трёх человек: пилота-инструктора и ещё двух его подопечных, проходивших переподготовку на пилотов Т-39. Так звучала официальная версия американской стороны. Учебный самолёт оказался в воздушном пространстве ГДР в районе Эрфурта, примерно в 80 км от границы Западной Германии с Восточной.

В Советском Союзе относительно тех событий придерживались совсем другой точки зрения, согласно которой это была разведывательная миссия. Но данный тип самолёта для разведки не использовался. Позже советской стороной было высказано предположение, что самолёт должен был спровоцировать усиленную работу радиотехнических средств советских ПВО и его полёт был скоординирован с моментом прохождения американского разведывательного спутника. Версию случайного залета (например, из-за потери ориентации) советские военные сразу же отмели. Хотя при скорости 800 км/ч оказаться в воздушном пространстве ГДР довольно просто — нужно каких-то там шесть минут.

Американский самолёт засекли задолго до пересечения границ, и соответствующие меры были приняты заранее. «Скажем так, летит с той стороны самолёт — похоже, рвётся к границе. На сколько его можно подпустить? Когда он уже станет действительным нарушителем? А нарушитель обычно приближается к границе ГДР до тех пор, пока на локаторах западной стороны не появятся изображения двух советских истребителей, встречающих его», — писал впоследствии маршал авиации Иван Пстыго. В 1964 году он был генерал-лейтенантом, командующим 16-й воздушной армией.

По данным американских источников, полёт учебного T-39A шёл без неожиданностей, пока на 47-й минуте радары двух американских станций ПВО в Западной Германии не засекли, что на скорости 800 км/ч он стремительно приближается к границе с Восточной Германией. Все попытки связаться с бортом на нескольких частотах оказались тщётными: никто на связь не выходил. Позже удалось установить, что его система радиосвязи дала сбой и экипаж был не в состоянии ответить. Буквально через пять минут после того, какт-39А пересёк границу, операторы радаров засекли две отметки приближающихся советских истребителей. Какое-то время все три отметки двигались на восток, затем истребители повернули на запад, а третья отметка исчезла…

Советское командование немедленно направило на перехват нарушителя дежурное звено перехватчиков с аэродрома Альтенбург: два истребителя МиГ-17Ф. Судя по всему, это дежурное звено подняли и вывели заблаговременно именно в тот квадрат, где должна была появиться цель.

Никаких попыток предупредить перехваченный самолёт о нарушении границы или принудить его к посадке не было — пара МиГ-17Ф атаковала его с ходу, сразу по обнаружении. Первый же залп из двух 23-мм пушек буквально развалил ст-39А, его обломки рухнули возле тюрингской деревни Фогельсберг и сгорели. Все три пилота погибли.

Командование, узнав, что сбит не боевой самолёт, а учебный, было сильно разочаровано. Пытались было выдать Т-39 за разведывательный — их причисляли к боевым, но не вышло: ни малейшего намёка на наличие соответствующей аппаратуры среди обломков обнаружить не удалось. Был оперативно подготовлен соответствующий доклад для министра обороны, маршала Советского Союза Родиона Малиновского, который, в свою очередь, также одобрил смелые действия истребителей.

Обоих старших лейтенантов, которые за штурвалами атаковали американский самолёт, повысили в звании до капитана и присвоили квалификацию военных лётчиков 2-го класса, а генерал армии Иван Якубовский самолично вручил им в Цербсте награды. Один из них был награждён орденом Красного Знамени, другой — орденом Красной Звезды. Потом обоих отправили на учёбу в Военно-воздушную академию. Но попутно они выполняли ещё одну функцию — стали примером для других лётчиков в ГСВГ (Группе советских войск в Германии). Руководство как бы демонстрировало «подрастающему поколению» военных — вот, мол, как надо действовать, сбивайте их всех, чтобы неповадно было «чужакам» воздушное пространство Советского Союза и дружественных социалистических стран нарушать.

Ответная реакция

Разумеется, на международном уровне разразился скандал: Госдепартамент США выразил протест, назвав уничтожение самолёта «шокирующей и бессмысленной акцией». «Хладнокровное убийство», «Красные атакуют американский самолёт», «Три американца убиты в безоружном тренировочном самолёте», «Убийство офицеров» — с такими заголовками вышли на следующий день многие американские издания.

Конечно, американцы тоже никогда не были белыми и пушистыми. Самолёты ВВС США время от времени появлялись над Восточной Германией: ГДР они тогда не признавали, а границы между зонами оккупации, по их мнению, были вовсе не равнозначны «нерушимым» государственным. Надо заметить, в большинстве случаев у них были законные основания для полётов: пролёт военно-транспортных и транспортных самолётов стран НАТО в воздушных коридорах ГДР был разрешён согласно Потсдамским соглашениям.

Так для чего же американцы проявляли такую разведывательную активность? По одной из версий, подобное поведение для американцев стало вопросом выживания. Ударная мощь и численность советской группировки в Восточной Германии была настолько огромной, что «прозевать» её развёртывание в наступление означало сразу же поражение. Армада, разгромив силы НАТО, за считанные дни дошла бы до Ла-Манша. Логика американских военных якобы была такова: лучше уж рискнуть, пожертвовав самолётом, и даже не одним, нежели зевнуть момент возможного перехода русских в наступление.

Засады в воздухе

Такие операции «охотники за самолётами» стали проводить незадолго до инцидента с СТ-39А по приказу командования, разъярённого нередкими залётами западных самолётов в ГДР. Как написал в своих воспоминаниях генерал Пётр Левченко, «пока мы занимались совершенствованием системы ПВО, самолёты западных стран, как бы проверяя нашу готовность, периодически продолжали нарушать воздушные границы ГДР». При этом генерал признал, что самолётами-нарушителями воздушного пространства ГДР чаще всего были спортивные и учебно-тренировочные, да и большинство этих нарушений были столь незначительными, что «пресечь такие мелкие нарушения дежурными силами ПВО было очень трудно».

Москва же была непреклонна и требовала пресекать. В этих целях был разработан ряд мероприятий, которые были утверждены главкомом Иваном Якубовским. По воспоминаниям Ивана Пстыго, «советская авиация в ГДР постоянно находилась в повышенной степени боеготовности. На некоторых участках лётчики временами дежурили, сидя в кабинах самолётов. Им полагалось взлетать мгновенно после сигнала. За эти секунды лётчик должен был «выскочить» на взлётно-посадочную полосу, быстро взлететь, вместе с командиром полка разобраться в обстановке и пресечь нарушение границы, а если она нарушена — «наказать» виновника во что бы то ни стало». При этом сам же военачальник признавал: «Следует заметить, что западная граница ГДР — это не прямая, а довольно извилистая линия с выступами-»сапожками». Самолёт, летящий вдоль границы и пересекающий эти «сапожки периодически тоже становится нарушителем…».

Утром деньги, вечером стулья…

Полковник Виталий Иванников, бывший лётчик-истребитель, служивший тогда в ГДР, рассказывал: «Нас, пилотов, стали ориентировать исключительно на применение оружия. Нашей задачей стало не предотвращение инцидентов в воздухе, а их провоцирование. Мы были нацелены именно на уничтожение самолётов западных стран, намеренно или случайно вышедших за рамки «коридора». Нарушителями и, следовательно, нашими мишенями считались все военные, военно-транспортные и гражданские самолёты — различий не делалось…» За каждый сбитый самолёт лётчикам были обещаны высокие ордена, причём без привычных бюрократических выкрутасов — по факту и практически сразу. Существовала установка для пилотов: сбивать все и немедленно, не ломая голову над тем, кто там что нарушил и почему. Довольно часто возникали ситуации, при которых такая директива могла стать причиной трагедии.

Однажды возникла ситуация, во время которой советские истребители перехватили чехословацкий рейсовый самолёт Ил-18, на борту которого находилось более 100 пассажиров. Самолёт совершал плановый полёт из Копенгагена в Прагу. По маршруту Ил-18 погода была холодной, почти сплошная облачность с мощными грозовыми зарядами, и чехословацкие пилоты решили эту облачность обойти слева, нарушив границу ГДР. Когда средства ПВО засекли Ил-18, то идентифицировали его как западный самолёт-нарушитель, подняв на его перехват дежурные истребители. Генерал Якубовский тут же приказал: «Сжечь самолёт-нарушитель».

Ни о каком принуждении к посадке или предупредительных выстрелах не велось и речи! Но случилось чудо: лётчики-истребители немного затянули с исполнением приказа и вдруг увидели на самолёте чехословацкие опознавательные знаки. После чего немедленно доложили об этом на КП своего полка. Буквально в последний момент Якубовскому успели сообщить: самолёт — чехословацкий, и главком свой приказ об уничтожении отменил. Так удалось избежать трагедии и сохранить жизни многих людей.

Журнал: Война и Отечество №5(58), июнь 2021 года
Рубрика: Холодная война
Автор: Вячеслав Коротин




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, Германия, самолёт, Война и Отечество, США, полёт, ВВС, ПВО, Холодная война, ГДР


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022