Летательный снаряд К.Я. Данилевского

Эта история началась 115 лет назад. Приват-доцент Харьковского университета Константин Яковлевич Данилевский был известен как талантливый физиолог. Поэтому для многих его неожиданное увлечение воздухоплаванием показалось удивительным и непонятным.

Фото: летательный снаряд Данилевского, интересные факты

Махолёт доктора Данилевского

«Ковёр-самолёт»

Идея Данилевского заключалась в том, чтобы уменьшить вес пилота при помощи баллона с лёгким газом. Часть веса, небольшая (несколько килограммов), должна была остаться неуравновешенной, и эту часть аэронавту следовало компенсировать уже самому, взмахивая специальными крыльями. Тогда аппарат смог бы подниматься, опускаться, зависать и лавировать в воздухе без расходования балласта и газа.
В 1894 году умелец изготовил первую модель своего аппарата. «Она послушно летала по всем направлениям, её видели многие лица», — писал изобретатель. Но желающих поддержать его материально не находилось.
Свой летательный аппарат Данилевский назвал «ковром-самолётом», представлявшим собой «аэропланную плоскость» длиной около 20 метров, похожую на матрац. «Аэропланная плоскость» состояла из лёгкой рамы и прикреплённых к ней нескольких десятков цилиндрических баллонов с водородом.
К раме на стропах было подвешено сиденье для аэронавта с педальным механизмом. Вращая педали, воздухоплаватель приводил в движение вертикальный воздушный винт.

Рождение «Эмбриона»

Привилегию (патент) на летательный аппарат Данилевский получил 19 марта 1897 года. К тому времени конструкция аппарата изменилась настолько, что от старого «ковра-самолёта» осталась неизменной лишь сама идея.
У нового аппарата был уже «нормальный» цилиндрический баллон с заострённой носовой частью и округлой задней. Баллон накрывался шёлковой «попоной» с лёгкой балкой внизу. К балке на тросах подвешивался механизм с шарниром («станок») для двух крыльев и седла для аэронавта. Крылья приводились в маховое движение ногами, вдетыми в стремена.
Нашёлся, наконец, меценат, Андрей Андреевич Пильстрем, швед по национальности, давно переселившийся в Харьков, где он владел литейным заводом и был известен своей благотворительностью.
«Летательный снаряд» строился в Париже на деньги Пильстрема. К осени 1897 года аппарат был готов и доставлен в Харьков. В знак того, что аппарат опытный. Данилевский назвал его «Эмбрионом».
Константин Яковлевич сам намеревался испытать свой «летательный снаряд», но оказалось, что подъёмная сила баллона была чуть ли не на три пуда меньше запланированной. Требовался испытатель весом не более 50 килограммов. И такого Данилевскому удалось разыскать — 19-летнего рабочего-механика Петра Косякова.
8 октября Пётр Косяков совершил более двух десятков подъёмов на высоту до 80 метров! Последний из них заставил немало поволноваться оставшихся на земле: отвязался гайдроп (канат, используемый при посадке), и аппарат, освободившийся от этого груза, поднялся на высоту 150 метров. Он успел перелететь весь город, пока молодой аэронавт не сумел его посадить.

Новые аппараты

Данилевский был доволен — его идея себя оправдала. «Этот снаряд, — писал он об «Эмбрионе», — был образцом топорности и неуклюжести. Но в воздухе он мне казался чудным крылатым Пегасом». В следующем, 1898 году Данилевский собирался продолжить опыты, но с уже другими, более совершенными аппаратами, тоже построенными во Франции.
Полёты проходили на небольшой высоте — не выше сотни метров. Данилевский в целях безопасности ограничивал опыты жёсткими рамками. Этими опытами заинтересовалось Военное министерство и командировало в Харьков своего наблюдателя, полковника Г.В. Ясевича. Позже Ясевич писал в Главное инженерное управление об увиденном: — Мне остаётся лишь выразить удивление той энергией и настойчивостью, которую проявил доктор Данилевский в разработке идеи свободного летания. Мало того, что этой идее он посвящает свои средства, знания и свой досуг, но он вложил в это дело свою душу!».

Язвительная критика

Между тем, в столичных газетах развернулась настоящая полемика. На все лады обсуждался — летательный снаряд» Данилевского. Противники аппарата не стеснялись в придумывании ему язвительных прозвищ: «худосочное детище», «летательный хамелеон», — детская игрушка», — детское изобретение».
Главным аргументом критиков было утверждение, что силами своих мускулов аэронавт не сможет бороться с ветром. Да это и сам Данилевский хорошо понимал и готов был использовать лёгкий механический двигатель, если бы такой появился.
Константин Яковлевич продолжал работать. В начале 1899 года «Харьковские губернские ведомости» писали: «При подходе поезда к посёлку Рогань, вызывают интерес недавно возведённые близ полотна железной дороги какие-то сооружения довольно странного вида». Это были ангар и газодобывающий аппарат Данилевского. Сюда, за город, он перенёс свою «испытательную станцию». Отсюда и совершались теперь полёты.
«Летательный снаряд» претерпел серьёзные изменения. Баллон, наполненный водородом, располагался уже не горизонтально, как обычно, а вертикально, заострённым носом вверх. Сделано было это с целью уменьшить сопротивление воздуха при движении аппарата вверх. А вместо крыльев Данилевский применил колесо с поворачивающимися лопастями и велосипедными педалями.
Опыты в 1899 году удалось начать только осенью, в сентябре. Постоянный испытатель Пётр Косяков стал осваивать аппарат с баллоном, стоявшим торчком. «Губернские ведомости» писали: «Подъёмы и опускания удаются очень хорошо и могут быть повторяемы произвольное число раз, пока не утомится аэронавт».

Гибель дела

На 7 ноября был назначен последний полёт Петра Косякова. Решили провести его на максимальной высоте. Однако второпях аппарат не уравновесили, и он начал сам, без участия пилота, подниматься ввысь. На беду, уже в воздухе соскочила с шестерни цепь от педалей к колесу с поворачивающимися лопастями.
Газового клапана баллон не имел. Снизить аппарат не было никакой возможности, а он уже поднялся на высоту полторы тысячи метров. К счастью. Косяков сумел поправить цепь на шестерне. Что есть силы работая колесом, он погнал «снаряд» вниз и благополучно посадил его на опушке леса, в семи километрах от места старта!
Энтузиасту удалось выпустить небольшую книгу о — летательном снаряде», в которой он писал, что «неблагоприятные обстоятельства» лишают его возможности довести работу до желаемого конца, и сознание этого мучительно.
После 1900 года сообщения о работах доктора Данилевского в области воздухоплавания уже не появлялись. Мало-помалу не только его изобретение, но и само его имя стало забываться. Даже смерть замечательного изобретателя незадолго до начала Первой мировой войны (точная дата неизвестна) осталась незамеченной.

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2009 года
Рубрика: История техники
Автор: Геннадий Черненко




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —