Лидия Зверева: Первая женщина-лётчик

«Первая авиатрисса» — так российская пресса 1910-х годов называла Лидию Звереву. Она стала первой россиянкой, штурмовавшей небесные высоты на аэроплане. Куклам она предпочитала механические игрушки, которые разбирала до последнего винтика. Игры выбирала мальчишечьи. И, к удивлению родителей, говорила, что мечтает летать, как птица!

Фото: Лидия Зверева — интересные факты

Летать выше облаков

Стремление дочери к покорению небес встречало стойкое сопротивление родителей. Отец — генерал, герой Балканских войн Виссарион Лебедев, и мама — потомственная аристократка — страстно желали, чтобы дочь блистала в светских салонах, поражая всех безупречными манерами, модным гардеробом, знанием этикета, эрудицией и владением иностранных языков. Все это — по мнению предков — должно было помочь ей удачно выйти замуж, построить крепкую семью, родить детей и провести жизнь в счастье, покое и достатке.
Но упрямую и своенравную Лиду такая перспектива не манила. Уже в семь лет она — на спор с мальчишками — прыгнула с зонтиком с крыши высокого сарая. Приземлилась в заросли крапивы, но не проронила ни слезинки.
Явившись домой в ожогах, синяках и ссадинах, была строго наказана, но вместо раскаяния только сильнее укрепилась в своём желании летать выше облаков.
Уступив настоятельным пожеланиям родителей, девушка все же поступила в знаменитый петербургский Институт благородных девиц, где прилежно штудировала учебники.

На борту аэростата

Во время летних каникул Лида спешила на Комендантский аэродром, где завороженно следила за полётом аэростатов, которые в ту пору стремительно входили в моду. Подружки не разделяли её интересов и считали Лиду «белой вороной», но их мнению девушка не придавала никакого значения.
Как-то раз она набралась смелости и попросила одного из пилотов взять её на борт аэростата. Тот окинул Лиду оценивающим взглядом:
— А не забоишься?
— Нет, что вы! — выдохнула девушка.
— Тогда — милости прошу!
Этот полёт произвёл на Лидию неизгладимое впечатление. Она с восторгом взирала на проплывающие внизу соборы, любовалась красавицей Невой и стройной геометрией улиц и проспектов.

Окончательное решение

В 17 лет — по настойчивой рекомендации родителей — Лида вышла замуж за талантливого железнодорожного инженера Ивана Зверева. Родители полагали, что брак убережёт их дочь от безумных проектов. Но они ошибались.
По вечерам супруг корпел над чертежами и технической литературой. Юная «половинка» с огромным интересом относилась к его работе и часто задавала вопросы, на которые Иван доходчиво и обстоятельно отвечал, а также рекомендовал к прочтению книги, посвящённые точным наукам.
— Иван дал мне прекрасное техническое образование! — говорила потом Лидия.
К огромному огорчению родителей и горю самой Лидочки, замужество получилось недолгим — через два года Иван умер от перитонита.
В июне 1911 года, сразу после окончания аристократического института, юная вдова заявила родителям:
— Я решила поступить в гатчинскую авиационную школу «Гамаюн». Получу диплом и стану авиатриссой.

Ты хочешь погибнуть?

Напрасно родители уговаривали любимую дочь не совершать безрассудного шага. Она стояла на своём. Тогда отец дал ей газету, в которой был напечатан очерк о первой французской авиатриссе, баронессе Раймонде де Ларош. На двадцатом полёте её аэроплан рухнул с высоты на землю. Лётчицу обнаружили под обломками, окровавленную и изувеченную. У неё были сломаны руки, ноги, ребра, а лицо представляло кровавое месиво. Искусные парижские эскулапы изрядно потрудились, чтобы вернуть Раймонду к жизни.
— Ты хочешь стать инвалидом или вообще погибнуть? — восклицали родители, а отец добавлял: — Ведь не зря современные аэропланы называют «летающими гробами». 115 пилотов погибли только за последние два года. Подумай, доченька, о нас. Мы тебя любим и не хотим потерять…
Но все это только укрепило Лидию в её стремлении взять в руки рычаги управления аэропланом. После нескольких месяцев занятий она совершила первый полёт с инструктором над Гатчиной и, приземлившись, не скрывала восторга.

Знаете ли вы что…

Король авиации, изобретатель «мёртвой петли» Пётр Нестеров так отозвался о Зверевой: «Она не только стала первой российской авиатриссой, но и сделала огромный вклад в развитие авиастроения в нашей стране».

Диплом №31

Журналист городской гатчинской газеты так описывал это событие: «Юная авиатрисса смело и уверенно подняла свой «Фарман» в небо и в течение получаса сделала несколько кругов над городом. Сотни жителей следили за этим полётом. После приземления они окружили воздушное судно и забросали Лидию вопросами, на которые та отвечала бойко и профессионально. Инструктор удостоил мастерство авиатриссы высшей оценки!».
В сентябре 1911 года в торжественной обстановке 20-летней Лидии был вручён диплом пилота за номером 31. До этого обладателями дипломов становились исключительно представители сильного пола.
Она легко влилась в группу пилотов, которые демонстрировали полёты в разных городах огромной Российской империи. Люди, не избалованные зрелищами, валом валили, чтобы наблюдать фигуры высшего пилотажа.
В компании опытных авиаторов Александра Агафонова, Владимира Слюсаренко и Петра Евсюкова Лидия выступала в Баку, Тифлисе, Феодосии, Севастополе. А вот её полёт в Риге едва не закончился трагически.

Роковое падение

Сильный ветер начал сносить аэроплан Лидии прямо на трибуны, где разместились тысячи зрителей. Стремясь увести аппарат в сторону, авиатрисса совершила отчаянный манёвр, что вызвало резкий крен, а затем падение капризного «Фармана». Крик ужаса пронёсся над трибунами, когда «этажерка» рухнула на землю.
Зрители поспешили к месту трагедии, вытащили еле живую Лидию из-под обломков и доставили её в больницу. Медики сделали все возможное, чтобы поставить молодую женщину на ноги.
Процесс реабилитации был долгим и трудным. Она писала друзьям: «Чувствую слабость и боль во всём теле. Хочется лежать. Врачи беспокоятся за мои отбитые при падении лёгкие. Требуют, чтобы уехала на юг, к морю и там лечилась. В случае отказа грозят осложнениями. А я хочу летать и летать!».

Своё дело

Когда самочувствие Лидии улучшилось, она вместе с Владимиром Слюсаренко приняла решение остаться в Риге, которая в ту пору считалась весьма продвинутой в области воздухоплавания. Общее дело не только сплотило Владимира и Лидию, но и привело к тому, что взаимная симпатия переросла в любовь. На скромной свадьбе присутствовали лишь близкие друзья.
Местные власти считали аэропланы весьма перспективным делом и оказали поддержку семейной паре в организации строительства отечественных летательных аппаратов на знаменитом Руссо-Балте (Русско-Балтийском вагоностроительном заводе). Параллельно Лидия и Владимир наладили выпуск двигателей для аэропланов на рижском заводе «Мотор».
Уже в октябре 1913 года супруги успешно испытали первые две машины — усовершенствованные ими самолёты-разведчики «Фарман-XVI». Вскоре они получили новый заказ — на строительство восьми машин, с которым справились в кратчайшие сроки.

Браво «мёртвой петле»!

Едва восстановившись после аварии, Лидия продолжила полёты и стала первой россиянкой, выполнившей «мёртвую петлю». Рижская пресса так описывала это событие: «Аэроплан, пилотируемый Лидией Зверевой, быстро набирал высоту. На отметке 800 метров он, повинуясь авиатриссе, завис в воздухе на мгновение, а затем стремительно нырнул вниз. Многочисленные зрители издали крик отчаяния — им казалось, что машина вот-вот разобьётся и похоронит под обломками Звереву. Но через несколько секунд вновь раздался рокот мотора — аэроплан устремился вверх и описал «мёртвую петлю», приведя аудиторию в восторг. Когда Лидия элегантно «приземлилась, толпа окружила её, наградила аплодисментами и криками «Браво!».
Учитывая огромное желание многих энтузиастов обрести профессию пилота, супруги открыли лётную школу, где обучали как мужчин, так и женщин.
Осуществлению планов Лидии и Владимира о расширении производства аэропланов и строительстве современного аэродрома под Ригой помешала разразившаяся Первая мировая война. Авиационное производство было спешно эвакуировано в город на Неве. Там было выпущено сто аэропланов, которые приняли участие в боевых действиях. На современном по тем меркам производстве трудились почти полтысячи рабочих.

Памятная стела

А Лидия продолжала полёты и стала настоящей героиней своей эпохи. К сожалению, её жизненный путь оборвал брюшной тиф. Она умерла 15 мая 1916 года. Последнее упокоение Лидия Зверева нашла на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. Во время похорон над огромной толпой, провожавшей её в последний путь, кружили аэропланы её друзей.
В питерском сквере имени Льва Мациевича в память о Лидии Зверевой установлена гранитная стела.
Что касается Владимира Слюсаренко, то он покинул Родину и после многомесячных скитаний оказался в Австралии, где долгое время работал пилотом. Скончался в 1969 году.

Журнал: Тайны 20-го века, №32, август 2019 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Владимир Петров





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —