Представьте такую картину: накануне Бородинского сражения над местом расположения складов боезапаса для армии Наполеона появляется… воздушный шар. С высоты 2000 метров с его гондолы русские аэронавты сбрасывают зажигательные бомбы. Все запасы пороха французской армии взлетают на воздух. И эта фантастика едва не стала реальностью!

Аэростат Франца Леппиха

Воздушный шар Александра I

Изобретения братьев Монгольфье

Первыми людьми, поднявшимися на воздушном шаре, были французские изобретатели братья Монгольфье. Произошло это в 1783 году. Подданные французского монарха не успели усовершенствовать своё изобретение — грянула Великая французская революция. А Бонапарт не оценил возможность ведения войны с воздуха. Зато в Петербурге сообразили, что с помощью шаров можно наблюдать за перемещением войск неприятеля и даже бомбардировать его позиции огненными зарядами с воздуха. Изрыгающий огонь персонаж русских сказок Змей Горыныч становился реальностью. Идея была предложена императору в виде чертежей и формул. Технические характеристики того «летающего оружия», к сожалению, утрачены почти полностью. Известно лишь, что в гондоле должен был находиться экипаж числом до 50 человек. В качестве балласта предлагалось использовать мешки с песком. Экипаж аэронавтов вооружали подзорной трубой, бомбами, мушкетами и мелкокалиберными орудиями. Первыми «авиационными бомбами», служили пороховые заряды, взрываемые с помощью тлеющих фитилей.

Секретная переписка императора

В архиве Сената хранятся бумаги секретного фонда Александра I. А в нём пожелтевшие от времени бумаги — переписка государя, а также фельдмаршала графа Ивана Гудовича, московского вице-губернатора Николая Обрескова и князя Николая Репнина. о чём же шла речь в переписке?
Вот письмо, отправленное 24 мая 1812 года из города Вильно (ставка русских войск) московскому генерал-губернатору фельдмаршалом Иваном Гудовичем. За месяц до вторжения «Великой армии» Наполеона в Россию умные люди понимали, что война на пороге, и полководец торопил московского губернатора: «Ещё осенью 1808 года государь император увидел модель воздушного шара в действии, и государь прозрел наперёд значение воздухоплавания, которому открыта будущность. Первая же война, молвил он, покажет, насколько это важно для нас — овладение воздухом». Фельдмаршал уведомлял губернатора о том, что в помощь по созданию боевого воздушного шара в мастерскую командированы в сопровождении фельдъегеря механик — немец Франц Леппих, некий специалист из Италии Сальватори и ещё семеро рабочих. Напоминал, что шар нужно доделывать срочно. И работы проводить в строжайшей секретности не только от вероятной агентуры французского императора, но и от британских союзников. Осведомителей от Англии было в Петербурге полным-полно, и потому производство «русского чудо-оружия» перевели в Подмосковье, в имение князя Николая Репнина-Ростовского, что за Серпуховской заставой. Речь шла также о том, что для создания и запуска шара император разрешил не экономить в расходах из личного секретного фонда.

Летающая княжна — казачка?

Итальянский воздухоплаватель Сальватори занимался составлением рецептуры газа, которым следовало наполнить шар, механик Франц Леппих отвечал за техническое изготовление гондолы, самого шара и управление им в полёте. Чем должен был заниматься третий член экипажа? Собственно, боевой работой: наблюдением за войсками противника, сигналами своим силам и осуществлением воздушных бомбардировок. То есть он был и командиром воздушного судна, и лётчиком-наблюдателем, и пилотом-бомбардировщиком.
И вот здесь необходимо вспомнить кандидатку на роль такого пилота, а также первой женщины-аэронавта в истории России — жену князя Варвару Алексеевну Репнину-Волконскую (урождённую графиню Разумовскую). Её отец был организатором Петербургского ботанического сада, с 1810 года служил министром просвещения, был учёным-меценатом и происходил из рода запорожских казаков. Поговаривали, что его родственник и тёзка был тайно обвенчан с императрицей Елизаветой Петровной. Впрочем, это к делу отношения не имеет. Её имя ныне совершенно забыто. Характером девушка напоминала всем известную Шурочку Азарову из кинофильма «Гусарская баллада». Скакать в одиночестве во весь опор по полям Подмосковья, стрелять из пистолета или ружья было её любимым делом. Что поделаешь, играла казачья кровь в правнучке запорожцев. Варвара Алексеевна загорелась идеей стать первой женщиной — боевым аэронавтом в истории. Тем более что шар и гондола уже строились в имении её мужа.

Шоковое оружие

К 1812 году про полёты французов Монгольфье в России мало кто знал. Большинство москвичей той поры считали, что в небе могут летать только птицы. Того же мнения придерживались и французы. Можно себе представить, какое впечатление на солдат французской армии произвело бы появление в небе огромного шара с подвешенной к нему коробкой, из которой выглядывают люди, да ещё и бросают им на головы огненные заряды… Представьте, что, читая эту статью, вы подняли бы голову и увидели над собой… сверкающую летающую тарелку. Какие бы ощущения вы испытали? Даже если бы она вас не бомбила. Но об НЛО вы уже наслышаны. А что могли вообразить летом 1812 года ветераны старой гвардии Бонапарта? Только одно: в небе появилась нечистая сила. Не иначе. Да ещё сбрасывает им на головы пылающие шары. Тут уж спасайся кто может! Вероятно, именно в расчёте на панику в стане неприятеля готовили подданные Александра воздушный шар в княжеской усадьбе за Серпуховской заставой Москвы.

Трофей Наполеона

Через три месяца после отправки секретного письма из Вильно французские войска стояли уже под Москвой. Был канун Бородинского сражения. Но ожидаемого «чудо-оружия», оживлённого летающего «Змея Горыныча» с казачкой-княгиней в небе так и не появилось. В архиве не найдено ответа — почему? Не исключено, что по техническим причинам. Ведь шар в процессе создания можно было поднимать в воздух лишь ненадолго и невысоко. Иначе в Москве могла начаться паника. Кроме того, была бы нарушена секретность работ. А испытать свой шар воздухоплаватели на земле в полную силу не могли.
Словом, судьба «первого русского бомбардировщика» осталась смутной.
Но вот в воспоминаниях наполеоновского маршала Анри Коленкура о захвате Москвы мельком упомянуто, что Бонапарт всерьёз рассматривал свой вылет в Париж на воздушном шаре. Трудно представить, чтобы сложенный шар тащили в императорском обозе из Франции в Россию. Но территория княжеского имения за Серпуховской заставой была занята французскими гвардейцами. Возможно, что почти готовый к полёту шар захватили французы и доложили о нём своему императору. Однако тот передумал лететь. Ведь в случае неудачи можно было оказаться не в Европе, а где-нибудь за Волгой. Или вообще на необитаемом острове в тропической Атлантике. Так что обнаруженный «губительный шар Александра I» французы при отступлении сожгли. Либо он сам сгорел в знаменитом московском пожаре.
Почему же император не приказал после 1812 года построить новый шар? Возможно, покоритель Парижа просто потерял интерес к «завоеванию воздуха» из-за того, что был разочарован — ведь изобретатель Франц Леппих так и не поднял в бой свою «чудо-машину». Известно только, что расходы по изготовлению не построенного шара составили 148 000 рублей золотом. Для сравнения: бюджет военного министерства по восстановлению конского поголовья в русской кавалерии и артиллерии после победы над Наполеоном составлял 150 000 рублей золотом. Да и зачем был нужен воздушный шар, если Наполеона уже разгромили? Князь Николай Репнин-Ростовский был тяжело ранен в бою, и супруга сопровождала мужа во всех походах. Обоим также было не до воздушных шаров. А жаль.

Журнал: Тайны 20-го века №35, август 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Александр Смирнов

Метки: Александр I, эпоха Романовых, Отечественная война, война, Тайны 20 века, шар, аэростат, Леппих



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —