Александр Ваттемар: Странный гость Александра Пушкина

Это был человек лет тридцати шести, приятной наружности, невысокого роста и, как замечала газета того времени, «любезный, умный, образованный, благодетельный и скромный». Говорили, что в молодости он учился хирургии и затем в роковом для его родины 1814 году служил лекарем во французской армии. Однако после краха наполеоновской авантюры оставил полк и, вспомнив свои способности к лицедейству, которым забавлял ещё в детстве школьных товарищей, сделался актёром.

Фото: Александр Ваттемар — интересные факты

Собиратель раритетов

В Россию Александр Ваттемар (это о нём говорилось выше) приезжал дважды — в 1832 и в 1834 годах. До того он побывал в Германии, Бельгии, Голландии. Дании, и повсюду его искусство перевоплощения вызывало восторг у зрителей. Но он прославился также и как страстный библиофил, собиратель автографов, рисунков, старинных монет, редких камней и всевозможных раритетов.
Разъезжая по миру, Ваттемар быстро заводил связи и знакомства с местными знаменитостями, включая монархов, и все они охотно оставляли в его альбоме свои записи или рисунки.
«Ничего невозможно сравнить с богатством этого обширного собрания, где великие современные имена сходятся с именами предшественников. Множество особ, замечательных по высокому сану и должностям, собственноручно писали к нему письма, число которых доходит до нескольких тысяч — драгоценный памятник благородства характера и искусства». Так с восхищением отзывалась о Ваттемаре петербургская газета «Северная пчела».
Действительно, Ваттемару удалось собрать более 10 тысяч автографов и около трёх тысяч рисунков первоклассных художников! В его собрании были записи почти всех государей и принцев Европы, в частности, Наполеона и его сподвижников. Великий немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гёте вписал в альбом строки, «исполненные восхитительной благосклонности».

Один ли ты человек?

К английскому писателю Вальтеру Скотту Ваттемар явился в облике молодого щеголевато одетого франта. Но стоило писателю на минуту отвернуться, как его посетитель превратился в безобразного горбуна! В ваттемаровском альбоме Вальтер Скотт сделал такую запись: «Послушай, искусный обаятель, скажи правду: красив ты или уродлив, стар или молод, мужчина ты или женщина? Но прежде всего ответь, один ли ты человек?».
В коллекции Ваттемара были также автографы великих людей: Петра I, Екатерины II. Карла XII, Фридриха II, шведского ботаника Карла Линнея, писателя Шатобриана и ещё многих, многих других выдающихся личностей.
Неизвестно, каким путём Ваттемару удалось заполучить автограф самого императора Николая I. Он нашёл дорогу и к вице-президенту Академии художеств Ф.П. Толстому, а также к другому замечательному русскому художнику — ГГ. Гагарину, и получил от них рисунки редкого достоинства». Он познакомился с баснописцем Иваном Крыловым и поэтом Василием Жуковским.
Познакомился Ваттемар и с Иваном Козловым — слепым поэтом и переводчиком пушкинской поры. 31 мая 1834 года в своём дневнике Козлов записал: Были Жуковский и господин Александр Ваттемар, который поразил нас исключительным талантом». Козлов не мог видеть своего необычного гостя, но с удовольствием прослушал сценку, в которой Ваттемар исполнил роли четырёх лиц с разными голосами, а вдобавок и «роль — собаки с натуральным лаем!

Шутки чревовещателя

Были у Александра Ваттемара и другие примечательные встречи в Петербурге. Но, конечно, важнее всех стало для него знакомство с великим Пушкиным. Где они впервые встретились, до сих пор не выяснено. Известно только, что Пушкин смог убедиться в замечательном поэтическим даре своего нового приятеля. И тут самое время сказать, что поми мо трансформации (сценического перевоплощения) Александр
Ваттемар был также мастером вентрологии (чревовещания) — искусства говорить не шевеля губами.
Пользуясь этим редким талантом, он любил иногда подурачить людей на улицах. Шутил он и в Петербурге. Однажды раздразнил до неистовства будочника, стоявшего на часах. Тот никак не мог понять, откуда раздаётся дразнящий голос, и в конце концов начал алебардой крушить свою полосатую будку, уверенный, что в ней скрывается нечистый.
О мастерстве Ваттемара есть интересные строки в письмах братьев Булгаковых. Один из них, служивший в Петербурге, писал Булгакову-москвичу зимой 1832 года: «После обеда у князя Голицына пел Този и делал шутки вентролог, недавно приехавший. Он очень забавлял всех, а сначала испугал дам, представляя драку на улице».
Когда же в мае Ваттемар приехал в Москву, другой Булгаков сообщал в Петербург: «Я тебе не рассказал странное моё приключение в понедельник у Марии Васильевны Обресковой. Сижу я у неё вечером, время прекрасное, окно открыто. Вдруг на улице кричит кто-то: «Александр Яковлевич!». Я побежал к окну — гляжу никого нет, к другому — нет. Тот же крик, все смеются…».

В гостях у поэта

«…Я не знал, что и думать, — продолжал Булгаков, — но взглянув на незнакомое лицо какого-то француза, тут же сидевшего, я вспомнил о каком-то славном вентрологе, ударил себя по лбу и закричал: верно, это вентролог! Тут все бывшие в секрете захохотали. Только такого совершенства постигнуть нельзя. Он повторил ещё многие опыты».
В конце мая 1834 года Пушкин писал жене в Полотняный Завод: «К нам в Петербург приехал ventrilogue, который смешил меня до слез; мне, право, жаль, что ты его не услышишь». i Знаменитого чревовещателя Александр Сергеевич видел и слышал в своём домашнем кабинете. Поэт жил тогда в доме Оливье на Пантелеймоновской улице (ныне улица Пестеля, дом 5). О визите Ваттемара есть интересное свидетельство шурина Пушкина, Сергея Николаевича Гончарова, тогда ещё очень молодого человека, жившего в доме поэта.
«Его кабинет, — вспоминал Гончаров, — был над моей комнатой, и в часы занятий или уединения Пушкина мне часто слышался его мерный или тревожный шаг. Но раз, к моему удивлению, наверху раздались звуки нестройных и крикливых голосов. Стало быть, Пушкин был не один. Однако я не решился идти к нему. Когда все собрались к обеду, я спросил, что происходило у него в кабинете. .Жаль, что ты не пришёл, — отвечал Пушкин. — У меня был вентролог». Тут он распространился о его выходках». По словам Гончарова, у Ваттемара-чревовещателя особенно неподражаемо получалась сценка, в которой «барин бранится со слугой, запертым в ларь и силящимся из него вылезти».

Драгоценный подарок

Неизвестно, видел ли Пушкин выступления Ваттемара в Александрийском театре. Летом там были поставлены три небольшие комедии: «Хитрый слуга», «Пароход» и «Хромоногий бес», в которых, как всегда, Ваттемар исполнял один все роли. Успех у взыскательной столичной публики был большой. Пьесы ставились по нескольку раз. Перевоплощение артиста поражало. «Он говорит и действует за десятерых. В одно и то же время бывает и здесь, и там». — рассказывал один из зрителей. «Лишь только он уйдёт старухою за кулису с правой стороны сцены, и вы ещё слышите последние слова его, как уже выходит с левой стороны слугою, девицею или офицером, — писала «Северная пчела». — Многие зрители бились об заклад, что это не может быть один и тот же человек».
Александр Сергеевич Пушкин был очень увлечён искусством Ваттемара. Об этом свидетельствуют строки, запечатлённые поэтом в альбоме актёра. В коротком изречении на французском языке Пушкин подчеркнул замечательный дар своего гостя. Мало того, написал стихотворное посвящение Александру Ваттемару и, зная страсть артиста к автографам, подарил ему рукописи двух своих стихотворений из цикла — Подражание древним».
Замечательная коллекция Александра Ваттемара разделила судьбу многих частных собраний. В 1864 году, когда артиста уже не было в живых, коллекция пошла с молотка. Драгоценные автографы Пушкина удалось тогда купить на аукционе в Париже русским коллекционерам, и ныне они хранятся в Петербурге, в Институте русской литературы, знаменитом Пушкинском доме.

Журнал: Тайны 20-го века №15, апрель 2010 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Геннадий Черненко






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —