Елизавета Тистрова: Тёща Ленина, мать Крупской

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

О тёщах часто пишут в сатирическом плане, подчёркивая их глупость, злобность и склочность. Но ведь бывают и другие тёщи, на которых подчас держатся семья и всё хозяйство. Такой была и мать Крупской. Надежда — в быту «полная неумеха» — работу на кухне откровенно называла «мурой». Место хозяйки в маленькой семье вождя занимала Елизавета Васильевна, её мать (1843-1915 годы). До сих пор эта достойная женщина остаётся в тени: если о Ленине и его жене написаны тысячи книг, то о Елизавете Васильевне никто не написал даже маленького очерка.

Елизавета Тистрова: Тёща Ленина, мать Крупской

Тистровы

Елизавета родилась на Алтае в семье горного инженера Василия Ивановича Тистрова, родовые корни которого скрываются в Северной Германии или Дании. Окончив в 1822 году Горный корпус, он был послан на алтайские казённые заводы, где удачно женился на Александре Гавриловне, внучке знаменитого изобретателя-гидротехника Козьмы Дмитриевича Фролова (1726-1800), управляющего Змеегорскими рудниками. Мало кто знает, что под его началом работал механик И.И. Ползунов, создатель первой паровой машины. Известно, что изобретатель умер, не дождавшись испытания машины, так что Козьма Дмитриевич довёл его дело до конца. Один из его сыновей, Пётр Козьмич Фролов возглавлял алтайские заводы, был даже томским губернатором, много сделал для развития культуры на Алтае. Умер он в Санкт-Петербурге в 1839 году, будучи сенатором и тайным советником.
У Тистровых на Алтае родилось девять детей, Елизавета — одна из младших. Все в семье складывалось благополучно, пока в 1844 году не умерла Александра Гавриловна и не заболел тяжело её муж. Советские историки считали, что тогда же он и умер, но это не так. Тистров скончался в 1870 году в Санкт-Петербурге, будучи на пенсии. Впрочем, к тому времени семейные связи нарушились, и Елизаветы даже не было на похоронах отца. Над детьми взяли опеку родственники, которые потом устраивали их в казённые учебные заведения. Так Елизавета с сестрой Ольгой попали в Павловский институт благородных девиц в Санкт-Петербурге.

В Павловском институте

Об учёбе, длившейся восемь лет, Елизавета Васильевна рассказывала своей дочери Наде, которая это отразила в своих воспоминаниях. Из них видно, что сёстры Тистровы учились хорошо, но Елизавета не отличалась примерным поведением. Стремясь показать «раннюю революционность» матери, Надежда Константиновна сообщает, что Елизавета могла «стащить бутерброд у классной дамы и накормить им голодных подруг», «устроить бомбардировку двери комнаты начальницы», не моргнув глазом, выдержать крики и выговоры классной дамы, не отвечать урок, потому что другие ученицы его не выучили… Надежда Константиновна в воспоминаниях о матери явно любовалась её бунтарскими качествами, забывая о педагогических аспектах проблемы.

Замужество

После окончания института Елизавета получила место домашней наставницы детей в семье помещика в Келецкой губернии (теперь территория Польши). Симпатичная образованная девушка пользовалась успехом у местных офицеров, но замуж выходить не торопилась, гарнизонная жизнь в каком-нибудь захолустье её не прельщала. Но когда один из её поклонников, Константин Круп-ский, поступил в только что открывшуюся Военно-юридическую академию в Санкт-Петербурге, она приняла его предложение. Считалось, что отличившийся в подавлении Польского восстания бравый офицер К.И. Крупский — хорошая партия. Кстати, никаким революционером он никогда не был. Этот миф лежит на совести Надежды Константиновны и партийных историков.
Впрочем, жених Елизавете нравился. Как видно из фотографий тех лет, он был смугл, красивое лицо обрамляли чёрные волосы, усы и бакенбарды — южные черты, доставшиеся ему от прабабушки, красавицы турчанки, легенду о которой знали все Крупские. Кроме того, Константин хорошо разбирался в литературе, хорошо писал, хотя и не публиковался.
Супруги поселились в Петербурге, в 1869 году у них родилась дочь Надежда. И всё же Елизавете с мужем не повезло. В жизни он оказался обычным неудачником. Несмотря на покровительство старшего брата, юриста Александра Крупского, Константин окончил академию в числе последних по успеваемости. Получить достойное место в военно-юридической системе было невозможно. С большим трудом, опять же с помощью брата, он получил место военного начальника Гроецкого уезда под Варшавой, но и здесь служба у него закончилась крахом. За упущения (большей частью выдуманные недоброжелателями) он был отдан под суд и лишён должности с клеймом «запрещения впредь занимать государственные должности». Начались скитания по Польше, Украине, нигде Константин долго не задерживался, денег в семье постоянно не хватало. Все это продолжалось семь лет. Наконец, в 1879 году Елизавета с Надей приехали в Санкт-Петербург, отношения с Александром Крупским были восстановлены, сюда приехал и Константин. А.И. Крупский к тому времени уволился и служил адвокатом, а до того он служил прокурором Волынской губернии. Брат вмешался в судебное дело Константина, и Сенат не только снял с него судимость, но даже выделил около 11 тысяч рублей в качестве компенсации ущерба потерпевшему. Деньги положили в банк, так что Елизавета с Надей не были такими уж бедными, как представляется многим. В 1883 году Константин Игнатьевич скончался, и будущая жена вождя с матерью остались вдвоём.

«Мама заботилась о нем»

Елизавета Васильевна благодарила судьбу, когда её Наденька, явно «засидевшаяся в девках», стала невестой такого умного и образованного человека, как Владимир Ульянов. Последнему она тоже понравилась, ибо постоянно угощала свежими пирожками и другими кулинарными шедеврами. И когда Ленина сослали в Шушенское, она с радостью поехала туда вместе с дочерью.
Как сложились их отношения в дальнейшем? Видимо, непросто. Елизавета Васильевна, понимая свою роль в семье, тем не менее до конца жизни вела себя независимо. Она не могла не критиковать людей, которые «не занимаются настоящим делом». Это сообщает в своих воспоминаниях меньшевик Александр Потресов, близко знавший семью Ленина. Он пишет о «ежедневной борьбе» Владимира с Елизаветой Васильевной и сообщает, что она была единственным человеком в их окружении, который давал вождю отпор.
Н.К. Крупская в своих воспоминаниях писала: «Они часто спорили с Владимиром Ильичом, но мама всегда заботилась о нем. Владимир тоже был к ней внимателен». Но спорить могли равные партнёры, товарищи о политике, революции, а тёща Ленина была далека от этих проблем, её больше волновали бытовые вопросы. Ленин все это считал «пустяками». Он был достаточно гибким человеком, прекрасно понимая, что серьёзно ссориться с тёщей-кухаркой ему нельзя, и мирился с её претензиями и требованиями.
Когда судьба занесла Ульяновых за границу (сначала в 1901-1905 годах, потом с 1907-го по 1917-й), Елизавете Васильевне страшно не нравилось жить там. Она все время пыталась вернуться в Россию, поэтому писала письма многочисленной родне, но приглашения не получала — никому не нужна была пожилая женщина. Так Елизавета Васильевна, с самой ссылки сопровождая супругов Ульяновых везде, куда бы их ни забрасывала судьба, и умерла в эмиграции.

Журнал: Тайны 20-го века №45, ноябрь 2012 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Всеволод Абрамов

Метки: Тайны 20 века, Крупская, Ленин, семья, мать, Ульянов, Тистрова, тёща




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.