Глафира Алымова и Бецкой

Идя по коридорам Смольного института, Глаша разве что не падала в обморок от страха. Господи, ну почему она такая несчастливая! Даже мама никогда её не любила: девочка имела несчастье появиться на свет аккурат в день смерти папеньки. Вот и выходило, что мучившаяся родами Анна Васильевна даже не успела проститься с мужем. А может, маме просто было не до любви: 19 душ детей — какая уж тут любовь? Успеть бы всех накормить да одеть…

Глафира Алымова и Бецкой
Классная дама подвела девочку к массивной двери, открыла её и легонько подтолкнула малышку в спину. В кабинете сидели двое: красивый молодой мужчина в элегантном камзоле и пожилой господин с приятным голосом.
— Господин Бецкой, прибыла новая воспитанница, Глафира Алымова.
Мужчина в летах учтиво встал и внимательно поглядел на девочку.
— Сколько же вам лет, барышня?
Глаша, смущаясь, прошептала:
— Шестой пошёл…
Её собеседник улыбнулся:
— Вот как? Значит, вы будете здесь самой младшей воспитанницей. А учиться вы имеете желание?
Девочка робела и не знала, что сказать.
— Бог мой, да что эта кроха понимать может? — рассмеялся молодой господин. — В сопроводительном письме указано: «Мать согласна отдать».
Девочка едва сдержалась, чтобы не заплакать: «Вот, значит, как. Маме я совсем не нужна!».

Долгожданное свидание

Новые предметы добавлялись из года в год, тетради уже не умещались в ящике.
На первой ступени изучали Закон Божий, русский и французский языки, арифметику. Через 3 года начали преподавать итальянский, музыку, танцы и рукоделие. На третьей ступени, когда добавились география и история, стало совсем тяжело. В канун Рождества 1771 года воспитанницам наконец-то разрешили свидание с родственниками, которых девочки не видели 7 лет. Двор Смольного заполнился каретами, повсюду виднелись радостные лица воспитанниц. И только к Глафире не приехал никто. «Как же так, — вздыхала девочка, размазывая по щекам слёзы, — ведь я отправила маме табельный лист, где только отличные отметки. Думала, хоть после этого она меня полюбит, но, выходит, ошиблась».
Скрипнула дверь. Маленькая девочка, учащаяся младших классов, чинно подошла к Глаше, сделала реверанс и отчеканила: «Мадемуазель Алымова! К вам гости».
Девушка остолбенела от удивления: «Неужели мама?» И действительно, через секунду в комнату вошла стройная красивая женщина.
— Мамочка! — Глаша бросилась обнимать её.
— Ну хватит, ты меня задушишь, — мать внимательно оглядела дочь. — А ты выросла. Совсем взрослая стала. Ну да ладно, не затем я приехала, чтобы сантименты разводить.
Хочу тебе сказать, что я составила завещание. У тебя пять братьев, остальные сёстры, и они давно замужем. Так что я разделила наследство только между сыновьями. О тебе я не беспокоюсь, мне сам попечитель Бецкой писал, что ты его любимица, да и императрица приписку сделала. Надеюсь, они тебя пристроят.
Глаша смотрела на неё завороженно, мало что понимая.
— Отчего они меня пристроят? — наконец прошептала она.
— Оттого что я больна! — отрезала мать. — Могу отойти в мир иной во всякую минуту. Но ты и не мечтай о наследстве, я должна обеспечить сыновей!
Сухо чмокнув девочку в лоб, женщина выплыла из комнаты. Расстроенная Глаша забежала в часовню и только тут позволила себе расплакаться. Ах, лучше и не жить!…
Неожиданно послышался звук тяжёлых приближающихся шагов. Дверь открылась, и показался её попечитель — Иван Иванович Бецкой. Глаша расплакалась прямо у него на груди. «Моя мама больна, и вообще я, кажется, вовсе не нужна ей». Бецкой поцеловал девочку в лоб: «Отныне я стану твоим отцом».

Признание

…Девушка осторожно провела пальцами по струнам арфы. Она готова играть день и ночь. Сама императрица признала Алымову лучшей арфисткой Смольного! Иван Иванович вошёл в залу, улыбаясь. Глафира вскочила:
— Я ждала вас!
— Неужто столь юная девушка ждала 70-летнего старца? — усмехнулся Бецкой. — Но я с хорошими вестями: выписал тебе выпускной наряд невероятной красоты. Из Парижа!
Глафира кинулась благодетелю на шею. И тот поцеловал её. Прямо в губы. Она залилась краской и горячо зашептала: «Я так счастлива, батюшка! Алексей Андреевич Ржевский зовёт меня замуж после выпуска!».
Бецкой побелел. Глафира продолжала: «Нас познакомила матушка-императрица. Сказала: ничего, что Ржевскому уже 39 лет, зато он известный литератор, директор Академии наук. Переводит «Энциклопедию» Дидро, пишет пьесы для театра. И человек благородный. Ах, не молчите, батюшка! Скажите, что Алексей Андреевич и вам нравится!».
Бецкой судорожно вздохнул и, ничего не ответив, вышел из залы.

Тайные козни

Неделю Глаша его не видела. Ей снились тревожные сны, будто её «батюшка» потерялся где-то в тёмных глубинах Смольного. А вчера пришло письмо от Ржевского. Странное письмо! Алексей писал, что «нежнейший и заботливейший из отцов» сообщил ему: дочь, мол, не осмелилась отказать такому важному человеку, приходится это сделать отцу. «Я только не понимаю, почтенная Глафира Ивановна, отчего вы не сказали правду, что я вам противен?».
Глафира кинулась к Бецкому. Тот, прочтя письмо, пошевелил губами и произнёс: «Это какой-то интриган! Мне он сказал, что не желает брать тебя замуж, поскольку ты ему не ровня. Он думал о тебе как о любовнице!». Разгневанная девушка тут же написала кавалеру: «Как вы посмели оскорбить меня?!». И завертелось! Глафира обвиняла Ржевского, тот — её. А вскоре в Смольный приехал князь Григорий Орлов, пожелавший увидеть мадемуазель Алымову.
— Вы изволили жаловаться государыне на преследование Алексея Ржевского? — грозно рявкнул он.
Глафира гордо вскинула голову:
— Это навет, ваша светлость!
— Но тогда почему ваш опекун подал жалобу?
— Потому что господин Ржевский оскорбительно сказал, что видит меня не женой, а любовницей.
Орлов остолбенел.
— Помилуйте, голубушка, да он сам просил меня быть шафером на вашей свадьбе!
— Но Иван Иванович сказал… — Глафира замолчала. Неужели человек, которого она почитала как отца, обманул её?
— Думаю, Бецкой приберегал вас для себя, — тихо прошептал князь.
Глафира в ту же секунду лишилась чувств.
Через несколько дней Ржевский официально сделал предложение, и Глаша заявила Бецкому:
— Коли вы не перестанете меня мучить, я испрошу благословения у матушки-императрицы. Она не будет против.
— Хорошо! — согласился подавленный старик, вытирая испарину. — После выпуска из института пусть состоится венчание.
Как прошёл этот торжественный выпуск, Глафира и не запомнила. Поняла только, что ей как лучшей ученице вручили большую золотую медаль первой величины. Отныне она стала фрейлиной супруги наследника престола — Марии Фёдоровны. Вскоре состоялась и долгожданная свадьба.

«Чересчур горда»

Госпожа Ржевская поставила точку в письме и вздохнула. 26 лет беспорочной службы при дворе, и вот финал: «Прошу снять с меня наипочетнейшую обязанность фрейлины Её Императорского Величества Марии Фёдоровны в связи с болезнью». Недуг, конечно, был лишь предлогом. Просто служить при дворе Павла I у Глафиры Ивановны больше не было сил. Вот, например, она испросила разрешения открыть школу арфисток для девочек.
Император Павел отказал. Когда же Глафира попыталась объясниться, взбеленился почище любого солдафона. А вскоре вычеркнул фамилию Ржевской из наградного списка, сказав: «Чересчур горда!».
Потом и её супруга сместили с сенатской должности. А в 1801 году прямо на маскараде взяли под стражу и бросили в каземат: якобы во время танца он слишком приблизился к танцующему императору…
***
… Опираясь на палку, Глафира Ивановна шла по бельэтажу Смольного. Здесь по-прежнему висели портреты лучших воспитанниц первого выпуска: 40 лет прошло с тех пор, как их написал художник Левицкий! А кажется, ещё вчера Глашенька Алымова в бальном платье играла на арфе. Потом на 27 лет она стала Глафирой Ржевской, а после смерти Алексея — Глафирой Маскле, поскольку вышла замуж за милейшего Ипполита Петровича Маскле, известного переводчика басен Крылова на французский язык.
Глафира Ивановна Ржевская-Маскле умерла в Москве в 1826 году. Ей шёл 69-й год.

Журнал: Ступени Оракула №4, январь 2020 года
Рубрика: Азбука любви
Автор: Юлия Агафонова

Метки: Екатерина II, Павел I, эпоха Романовых, Ступени Оракула, любовь, Мария Фёдоровна, Орлов, Бецкой, Смольный, Алымова, фрейлина, Ржевский



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —