Хедда Болгар: Старость это свобода

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Ходе Болгар 103 года. Она — известный психоаналитик, любимица студентов и пациентов, учёный, которого уважают и высоко ценят в научных кругах США и Европы. Она живёт в своём доме в Лос-Анджелесе и принимает пациентов по 20 часов в неделю.

Хедда Болгар: Старость это свобода

Немыслимое прошлое

Почти сто лет прошло, а она помнит своё мирное швейцарское детство, раннюю весну, магнолии, прекрасных дам в светлых широкополых шляпах и их спутников, расположившихся на клетчатых пледах на берегу Женевского озера. Апрель — это было почти лето, и жители Женевы выбирались на пикники на велосипедах и пешком, с лёгкими винами Верхней Савойи в корзинах, с детьми и без них — весёлые беспечные взрослые, отцы и матери семейств, молодые влюблённые пары.
Хедда Болгар, известный американский психоаналитик, всматривается в это немыслимое прошлое с высоты своих 103 лет. Она родилась в августе 1909 года. За это время сменилась не одна эпоха, случилось несколько войн, произошли технологические революции. Вот и доктор Болгар спокойно пользуется мобильным телефоном и планшетом Apple, конференц-связью и скайпом — к тому же это удобно для консультаций или научных дискуссий. Скажи Хедде в её десять лет, что она попадёт в такой мир — не поверила бы.

Школа Зигмунда Фрейда

Докторскую степень Хедда получила в 20 с небольшим лет в Венском университете. Там же она познакомилась со своей старшей коллегой Анной Фрейд. Анна была изящной тёмноволосой женщиной с внимательным, даже проницательным взглядом. Ей тогда ещё не исполнилось и 40, и молодой психотерапевт Хедда Болгар с восторгом смотрела на талантливую продолжательницу школы Зигмунда Фрейда.
Все в университете знали, что Зигмунд Фрейд питал особые чувства к своей младшей дочери. Называл он её по тогдашней венской моде Аннерль. Анна так и не вышла замуж, став спутницей отца на всю жизнь, его личной помощницей и секретарём. Первые свои работы Анна представила в Венское психоаналитическое общество, когда ей не исполнилось ещё и 20, и всю последующую жизнь посвятила психотерапии.
После аншлюса — захвата Австрии нацистской Германией в 1938 году — пути Фрейдов и Хедды Болгар разошлись. Семья Фрейд бежала в Англию, Хедда Болгар — в Чикаго. В 1956 году с мужем Гербертом Беккером она переехала в Лос-Анджелес. С супругом Хедда познакомилась ещё в Вене незадолго до войны.

Не откладывать на потом

Ей было 64 года, когда умер Герберт. В мыслях Хедда часто обращается к своему ушедшему мужу, испытывая не только боль утраты, но и чувство вины. Она глубоко сожалеет о том, что в своё время она была настолько сосредоточена на карьере и проблемах пациентов, что не нашла времени поговорить с мужем о том, что мучило его много лет. Когда же во время их совместного отпуска Герберт скоропостижно скончался, она поняла, что не уделила должного внимания единственному близкому и любимому человеку — но было уже слишком поздно.
Герберт был евреем, и в 1938 году его родители наотрез отказались покинуть родную Австрию. Герберт понимал всю опасность такого решения и метался между необходимостью бежать из Австрии и стремлением защитить свою семью. Когда Хедда пришла попрощаться с семьёй Беккер перед отъездом в США, она сказала родителям Герберта: «Не могли бы вы пойти в американское консульство и, по крайней мере, обратиться за визой? Её вам обязательно дадут, ну, может, придётся немножко постоять в очереди». Его мать погладила девушку по голове и сказала: «Мы высоко ценим твою заботу, милая Хедда, но у тебя просто истерика». А его отец сказал: «Это всё-таки Австрия, а не Германия. Предположим, будут трудности с работой или с продовольствием, но это же не самое страшное…».
Родители Герберта погибли в печах Освенцима, а Герберт, который чудом избежал подобной участи, спустя некоторое время приехал к Хедде в США. И уже тогда он не хотел говорить о трагедии своей семьи, но Хедда, как никто, понимала, что чувство утраты и вины мучает близкого человека постоянно.
— Я понимала, что должна была настоять на этом разговоре, я видела, что его это ужасно угнетает, — вспоминает Хедда. — Мне как психоаналитику посторонние люди доверяют свои переживания, но, чтобы разговорить своего мужа, вызвать его на откровенность, помочь ему, наконец, пережить эту страшную потерю, нужно было время и терпение, а их-то как раз мне вечно не хватало. Теперь я не могу этого забыть и простить себе.
Типичная ошибка многих семей, считает Хедда, откладывать важные разговоры на потом. Поскольку это самое «потом» может и не наступить никогда.

Возраст счастья

В 65 лет Хедда основала институт Райта в Лос-Анджелесе, основной задачей которого было обучение и профессиональная подготовка специалистов-психиатров.
Она читает лекции и посещает профессиональные конференции, участвует в научных дискуссиях, пишет статьи и книги. Стаж её работы в психотерапии — 75 лет, но ей никогда в голову не приходило выйти на пенсию — она искренне не понимает, зачем это нужно. В 101 год Хедда увлеклась йогой и теперь старается заниматься с тренером не менее трёх раз в неделю. Она считает, что для того чтобы жить долго и счастливо, надо правильно питаться, хорошо высыпаться и не переживать из-за трудностей. В особенности из-за того, что ещё не произошло, или не случится вовсе, или произойдёт совершенно не так, как человек себе это представляет.
— Всё равно вы не знаете, что случится с вами в будущем, — размышляет она. — Кого из друзей и близких вы потеряете, чем заболеете, с какими неприятностями вам придётся столкнуться. Ваши страхи не обязательно станут реальностью — скорее, наоборот. Поэтому нет никакого смысла переживать заранее. Надо наслаждаться жизнью и не думать о плохом.
Хедда уверена, что зрелый возраст — это не только осознание потерь, но и понимание преимуществ.
— Когда ты молод, жизнь намного сложнее. В молодости мы слишком сильно зависим от мнения окружающих. Все вокруг хотят, чтобы ты изменился. Вёл себя и выглядел по-другому, верил во что-то иное. Это довольно трудно и неприятно. В моем возрасте все проще: никто не пытается учить меня жить. С годами мы получаем независимость, меньше тревожимся, Возраст даёт отличную возможность подумать о своей жизни, перестать злиться на себя за неправильные решения и избавиться от чувства вины.
Даже тот, кто знает, сколько лет Хедде, как правило, тут же забывает об этом, как только видит доктора Болгар. Элегантную, стройную, улыбчивую и оптимистичную.
— Я слишком занята, чтобы умереть, — вскользь замечает Хедда — и отправляется к своим пациентам, на йогу, на очередной конгресс психоаналитиков. Возможно, даже не задумываясь о том, какую надежду она дарит пожилым людям, утверждая, что зрелый возраст — это и есть период счастья.

Журнал: Тайны 20-го века №22, июнь 2013 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Наталья Ткаченко

Метки: биография, книга, Тайны 20 века, старость, США, долголетие, Фрейд, йога, психоаналитика




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.