Макс Фактор: Рязанский мастер Голливуда

Золотой век Голливуда, пришедшийся на 1930-1940-е годы, подарил миру целую плеяду удивительных красавиц. Достаточно вспомнить Аву Гарднер, Джин Харлоу или Марлен Дитрих. Настоящие богини! Но вряд ли бы они стали таковыми, если бы в их жизни не появился Макс Фактор: именно он превратил заурядных красавиц в иконы стиля. Попасть к этому мастеру преображения стремились все голливудские звезды первой величины. Тогда как сам визажист целенаправленно делал свою косметику доступной для всех женщин без исключения. «Для звёзд — и для вас» — таков был девиз его компании. А всё потому, что голливудский волшебник, он же Макс Фактор, он же Максимилиан Абрамович Факторович, прекрасно помнил, каково это — быть бедным и безвестным…

Фото: Макс Фактор — интересные факты

Личный консультант Николая II

Мало кто знает, что отец современной косметики родился в маленьком провинциальном городке Здуньска-Воля на окраине необъятной Российской империи. Его родители были беднее церковных мышей, но при этом дети у них рождались один за другим: Максимилиан появился на свет одиннадцатым! А уже в 7 лет он отправился работать — продавать леденцы в фойе театра города Лодзь. Впоследствии это дало повод уже взрослому Факторовичу со смехом рассказывать, что он рано приобщился к миру искусства. Но тогда, в детстве, ему было не до веселья: через год он сменил сферу деятельности и пошёл в подручные аптекаря, попутно практикуясь в косметологии и изготавливая парики. Школа жизни у него оказалась суровая. Но она же дала ему ощущение твёрдой почвы под ногами. Когда Максимилиану исполнилось 14 лет, он по собственному почину отправился в Москву и устроился работать помощником гримёра в Большой театр: это был бесценный опыт, который очень пригодился ему в будущем.
Оказавшись в гримёрной, Факторович окончательно понял, что его истинное призвание — открывать людям их собственную красоту… Но в то же время ему совсем не нравилось быть на побегушках. Поэтому он оставил Москву, с тем чтобы поселиться в Рязани и открыть там магазин косметики собственного изготовления. Довольно скоро продукция Факторовича стала пользоваться успехом среди рязанских дам всех сословий: они оценили её качество. А когда в Рязань прибыла на гастроли императорская театральная труппа, дела Максимилиана совсем пошли в гору: о нём узнали в Санкт-Петербурге! Румяна, кремы и пудра от Факторовича произвели впечатление даже на дирекцию Мариинского театра, и вскоре Максимилиан занял там должность главного гримёра. Не прошло и нескольких месяцев, как о талантливом визажисте уже знали все члены царской семьи — завсегдатаи Мариинки. Ходят слухи, будто Факторович целых 9 лет являлся личным консультантом Николая II: он учил императора подчёркивать достоинства и скрывать недостатки лица…

Бей жидов?

К 1903 году Факторович добился всего, о чём можно было только мечтать. Он был вхож в лучшие дома Санкт-Петербурга, знаменит, востребован: чтобы попасть к нему на личную консультацию, нужно было ждать неделями. Жизнь удалась? Так бы оно и было, если бы в процветающей России начала XX века не усилились антисемитские настроения. От людской злобы «жида» Факторовича не спасало даже высочайшее покровительство. Сначала ему просто поступали анонимные угрозы, потом неизвестные ненавистники перешли от слов к делу: били стекла в доме, поджигали ворота. Максимилиан стал бояться за своих сыновей. Решение свернуть бизнес в России, забрать семью и отправиться в Америку далось ему трудно. Но, как показало будущее, это вынужденное бегство обернулось благом не только для него самого, но и для мировой киноиндустрии…
Прибыв в 1904 году в США, русский косметолог, как того требовал порядок, отрекомендовался миграционным службам. Но если'род занятий Факторовича Максимилиана Абрамовича американцев ничуть не смутил, то его фамилия, имя и отчество показались им непроизносимыми. И тогда они просто выдали визажисту документы, в которых он значился как Макс Фактор. Так что благодарить за создание звучного псевдонима ему следует миграционные службы США…

На фабрике грёз

Новый Свет принял неласково. Деловой партнёр, с которым Фактор открыл в Сент-Луисе магазин косметики и париков, скрылся из вида, прихватив их общие деньги. Пришлось всё начинать сначала.
В 1914 году Макс Фактор переехал в Лос-Анджелес, взял ссуду в банке и открыл магазин на Голливудском бульваре — неподалёку от «фабрики грёз». Как оказалось, место для торговли было выбрано очень удачно: довольно скоро у Макса появилась постоянная клиентура — в основном актрисы и актёры.
Но главным своим везением Фактор обязан прогрессу. В ту пору технологии для съёмок фильмов развивались поистине с космической скоростью, чего нельзя было сказать о работе визажистов: они по старинке пользовались гримом на основе жира. Но на экранах он выглядел просто чудовищно! И тут Макс Фактор предложил кинорынку грим в виде жидкого крема. Он ложился равномерным тонким слоем, скрывал все недостатки кожи, но при этом не стягивал лицо: мимика оставалась живой и подвижной. Последнее обстоятельство особенно оценили голливудские актёры-комики Чарли Чаплин и Бастер Китон.
Именно тогда Макс Фактор произнёс слова, которые сегодня все визажисты, гримёры и стилисты почитают за правило: «Грим нельзя считать удачным, если он заметен. Он хорош, только если посторонний не может догадаться, что вы загримированы».

Всем женщинам мира

Ещё большим достижением Макса Фактора стоит считать революцию, которую он совершил в сознании простых жителей США. В начале XX века в американском обществе считалось, будто пользоваться косметикой могут лишь актрисы театра или кино, а также девушки лёгкого поведения, но никак не порядочные матери семейств. Макс Фактор снял это табу: декоративные средства макияжа, выпускаемые им, не имели ничего общего с вульгарностью и кичем. Юные (и не очень) леди Америки с замиранием сердца следили за своими любимыми актрисами, а затем старательно копировали их образы. Ведь в магазине Макса Фактора для этого было все! Целых 12 тонов жидкого тонального крема, кисточки для пудры и помады, блеск для губ, расчёски для бровей, влагостойкая тушь в тюбике, устойчивая помада, жидкая подводка для глаз!
В случае если девушка не могла подобрать себе наиболее выигрышный образ, она просто шла в Студию макияжа Макса Фактора. Там её ждали четыре кабинета: розовый — брюнетку, голубой — блондинку, зелёный — рыжую и персиковый — шатенку. Соответственно, мейкап (кстати, это слово тоже изобрёл и ввёл в широкий обиход Макс Фактор) девушке подбирался в соответствии с правилами цветовой гармонии, разработанной все тем же неугомонным Фактором.
А ещё в Студии макияжа находилась диковина, неизменно пользовавшаяся успехом, — «калибратор красоты». Этот аппарат надевался на голову всем желающим и измерял параметры лиц, соотнося их с действующими стандартами красоты. Таким образом с помощью калибратора вычислялись проблемные точки, которые затем ликвидировались нанесением макияжа.

Рождение звезды

В своё время прошла через «калибратор красоты» и Джин Харлоу — в ту пору ничем не примечательная актриса. Но Макс Фактор сотворил чудо, сделав из девушки первую в мире платиновую блондинку. Харлоу стала суперзвездой!
А миллионы женщин вслед за ней обзавелись светлыми локонами. В том числе и безызвестная Норма Джин Бейкер. Правда, над ней колдовал Фактор-младший: к тому времени родоначальника компании уже не было в живых. Но его дело блестяще продолжили сыновья: появление Мэри-лин Монро — лучшее тому доказательство.
Сегодня, правда, ни один из Факторов не работает в компании: ею владеет концерн Procter & Gamble. Но имя Макса Фактора навеки вошло в историю кинематографа, а его звезда сияет на голливудской Аллее Славы.

Журнал: Ступени Оракула №, июнь 2019 года
Рубрика: Парадоксы истории
Автор: Максим Сметании




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —