Расовая дискриминация в США уже давно притча во языцех. Можно не сомневаться, что большинство наших читателей в своё время проливали слёзы над судьбой дяди Тома и искренне ненавидели работорговца Гэйли.

Мэгги Лена Уокер

Мэгги Уокер: Первая женщина-банкир в США

Но реальная жизнь разнообразней, чем самая затейливая фантазия. Не все рабы даже в те суровые времена были поголовно несчастны. Были и среди них те, кто бросал вызов судьбе, так как это сделала уроженка Ричмонда Мэгги Уокер…
Знаменитый роман Гарриет Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома» впервые увидел свет в 1852 году. Можно отрицать влияние искусства на жизнь, но многие исследователи Гражданской войны в США 1861-1865 годов полагают, что книга о рабовладельцах и их безропотных жертвах стала бомбой замедленного действия, которая спустя десятилетие заставила угнетённое большинство восстать против плантаторов и работорговцев. Правда, наша героиня Мэгги Уокер родилась уже на исходе Гражданской войны, в 1864 году, а уже через
Год в результате Тринадцатой поправки к Конституции рабство в США объявили вне закона. Но так было только на бумаге: часть штатов ратифицировала этот документ много позже. Так, Кентукки принял поправку только в 1976 году, а Миссисипи — и вовсе в 2013-м. Фактически рабство в Америке официально прекратило существовать только в 2013 году. Так что Мэгги пришлось хлебнуть лиха даже не ложкой, а поварским черпаком.

Слишком много чёрного

Истоки свободолюбия и независимости Мэгги можно обнаружить в её детских годах. Невзирая на то, что девочка была дочерью рабыни (кто был её отцом, в точности неизвестно, хотя семейная легенда гласила, что это Экклс Катберт, ирландский журналист и аболиционист-северянин), Мэгги всегда была свободолюбивой и независимой. К моменту рождения Мэгги следы отца уже затерялись, а мать работала в доме у знаменитой Элизабет Ван Лью. Это имя русскоязычным читателям ничего не говорит, но американцы помнят эту женщину. Богатая жительница Ричмонда была известна своим непримиримым отношением к расовой дискриминации — она выкупила всех родственников принадлежавших ей рабов, заплатив за них, по нынешним деньгам, около 200 тысяч долларов. Во время Гражданской войны Элизабет шпионила в пользу северян, и её вклад в принятие расового равенства трудно переоценить. Судьба этой воинственной аболиционистки была крепко привязана к судьбе Мэгги — дело в том, что мать Мэгги Элизабет Дрепер, также проведшая часть жизни в рабстве, работала в доме Ван Лью помощником повара.
Здесь же служил дворецким её отчим Уильям Митчелл. Однако вскоре после рождения девочки Уильям погиб — его ограбили, убили, а тело бросили в реку.
Матери пришлось уйти с кухни и стать прачкой — за эту работу платили больше. Мэгги помогала ей как могла, вместе с братом доставляла клиентам чистую одежду. Но мать старалась оградить девочку от лишних забот, лишь бы она училась. К счастью, у будущего президента первого банка для афроамерикан-цев была светлая голова. Особенно хорошо ей давались математика и точные науки. И её успехи в учёбе радовали мать куда больше, чем успехи в работе, едва позволяющие сводить концы с концами.

Орден в помощь

Неподалёку от дома, в котором жила семья Митчелл (фамилию отчима Мэгги носила до замужества), находилось здание, в котором проходили заседания Независимого ордена Святого Луки. Эта организация, созданная в 1867 году для помощи темнокожим больным, престарелым и сиротам, сыграла в жизни Мэгги крайне большую роль. Все проблемы — учёба, благоустройство, материальная помощь — помогала способной девочке решить эта благотворительная организация. Она пришла туда 14-летней, а уже через два года участвовала в роли делегата на съезде ордена. Вскоре инициативная и энергичная Мэгги предложила ордену организовать секцию для работы с несовершеннолетними. Руководству идея понравилось: одно дело, когда к работе приобщается взрослый и сложившийся человек, и совсем другое, когда личность ещё не созрела и в неё можно вложить всё, что угодно.
Благодаря ордену в жизни юной негритянки появился смысл: она поняла, что её усилия не напрасны, что трудолюбие и честность окупаются сторицей. Подобное понимание для дочери вчерашней рабыни было неоценимо.
В 1883 году Мэгги окончила школу и осталась работать в ней учительницей. У неё все получалось, и, возможно, на этом поприще она бы оставалась до конца дней, если бы в 1886 году Мэгги не вышла замуж за Армстеда Уокера, с которым познакомилась в церкви. После замужества ей пришлось оставить работу — на тот момент в Америке существовал закон, который запрещал замужним женщинам преподавать в школе.
Но Мэгги жила по принципу: если закрывается одна дверь, то где-то рядом открывается другая. Она родила дочь, потом сына и одновременно с воспитанием детей, участвовала в работе Ордена, который со временем стал для неё вторым домом.
Её активность, доброжелательность вкупе с деловитостью привели к тому, что руководство ордена вначале назначило её заместителем секретаря ордена (высшего руководителя), а в 1899 году она стала Великим секретарём ордена.
Другая на её месте сочла бы такую должность пределом мечтаний. Но не Мэгги, она знала, что это назначение — всего лишь ещё один шаг на пути к к великой цели.

Для страждущих и обездоленных

Начало XX века в США, как, впрочем, и во всём мире, ознаменовалось бурным ростом промышленности. Появление машин, станков, новых технологий привело к тому, что множество людей оказались выброшенными на обочину. А среди темнокожих американцев процент неприспособленных к новым условиям и вовсе зашкаливал. Люди не имели работы, жилья, надежд на будущее.
Видя это, Мэгги Уокер выдвинула новую инициативу — создать банк, который бы работал с негритянским населением. Ведь другие, так называемые «солидные» банки не хотели иметь с ними дела. Так в 1903 году появился на свет сберегательный банк Святого Луки. Мэгги Уокер заняла в нём должность президента.
И это тогда, когда и женщину с белым цветом кожи на работу брали с трудом. А тут не только женщина, но ещё и чернокожая!
Но Мэгги была передовой личностью во всех смыслах. Банк, которым она управляла, не только принимал и выдавал ссуды и займы, он реа-лизовывал множество других проектов. Выкупал и передавал в пользование бедным дома и квартиры, открывал больницы и приюты, открыл даже универмаг, в котором чернокожие могли покупать дешёвые продукты и работать в нем. При банке была ещё и газета, которая рассказывала о проблемах темнокожих, помогала им словом и делом.
Нельзя сказать, что, став президентом банка, Уокер обрела статус небожителя. Вовсе нет: так, в 1915 году в её семье произошла трагедия. Её сын Рассел ошибочно принял отца за грабителя и застрелил его. Мэгги в этот момент была рядом, и, может быть, потому Рассела оправдали по делу об убийстве. Но эта трагедия надломила его, и в 1923 году сын умер. Его жена и ребёнок переехали жить к Мэгги.
У президента также имелись проблемы со здоровьем — она страдала тяжёлой формой диабета и ходила прихрамывая. В связи с этим Мэгги дали прозвище Хромая Львица, что её нисколько не обижало. В Мэгги и в самом дел было нечто львиное не только в делах, но даже во внешности.
Со временем тяжёлая болезнь приковала её к инвалидной коляске. Но и это не помешало ей управлять банком. И управлять успешно: к 1924 году под руководством Мэгги Уокер банк обслуживал более 50 тысяч членов в 1500 местных отделениях. Кроме того, ей удалось сохранить банк во время Великой депрессии, несмотря на то что многие из них обанкротились. А Мэгги в бурном 1929 году объединила свой банк с двумя другими банками и спасла его от разорения.
Мужественная и успешная женщина, одна из немногих, ставших президентом банка в те нелёгкие времена, умерла от осложнений диабета в 1934 году. А её банк The Consolidated Bank and Trust Company существует до сих пор — он находится в Ричмонде, и в его активах сегодня около 0,7 миллиарда долларов.
И это, помимо музея, названного её именем, — ещё одно свидетельство того, что Мэгги Уокер жила не зря.

Журнал: Загадки истории №5, февраль 2021 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Дмитрий Куприянов

Метки: Загадки истории, биография, женщина, Америка, США, банк, негры, дискриминация, Уокер





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-