Имя леди Мэри Уортли Монтегю вряд ли хоть что-то скажет русскому читателю. Да и на родине о ней помнят единицы. А ведь эта женщина оставила неизгладимый след в истории, а современники зачитывались её «Турецкими письмами».

Мэри Монтегю - история вакцинации

Мэри Уортли Монтегю - турецкие письма после оспы

Великобритания должна быть благодарна этой женщине за первую успешную попытку вариоляции, то есть вакцинации от опаснейшей болезни — чёрной оспы. Хотя метод оказался не самым эффективным, некоторые успехи от него всё же были.

Сделала себя сама

Девочка Мэри родилась 15 мая 1689 года в настоящем замке XV века. Она была первенцем в семействе графа Эвелина Пьерпонта. Несмотря на свои 44 года, он только что женился. Но брак оказался недолгим: мать Мэри умерла, когда девочка была ещё совсем маленькой. Её, а также младшего брата и сестёр воспитывала бабушка по отцовской линии — Элизабет Пьерпонт. Она всячески развивала ум малышки и радовалась её успехам.
Маленькая Мэри была само очарование. Бабушка от души смеялась её безнадёжным попыткам поскорее перебежать через луг и поймать закатное Солнце. Мэри рано научилась составлять буквы в слова и получала удовольствие от чтения книг. А когда научилась писать и завела себе дневник, записала в нем, точно клятву: я обязательно напишу удивительную книгу.
Но беззаботное детство, наполненное теплотой и любовью, вдруг закончилось. Бабушка умерла, когда девочке было восемь лет. Отец забрал детей в Торсби-холл и нанял для Мэри гувернантку, а сам воспитанием не занимался. С сыном было всё понятно: ему подобрали учителей. Мэри, заглядывая в его комнату, внимательно прислушивалась, как брат зубрит латинскую грамматику. Гувернантка ничему подобному учить Мэри не собиралась, она была твёрдо убеждена, что девочкам образование ни к чему. Но в Торсби-хол-ле была библиотека, одна из лучших в Англии. Мэри сама занялась своим образованием. Она даже освоила латынь и греческий, пользуясь учебником и словарем. Ежедневно, избавившись от гувернантки, она приходила в библиотеку и занималась там с десяти до двух и с четырёх до восьми. Отец её желание учиться не поощрял, но и не мешал. А читала она много и жадно. И к 15 годам была уже хорошо образована. В эти же годы она стала пробовать писать, перемежая поэзию размышлениями в прозе.
Но отец больше внимания обращал на то, как его любимая дочь превращается в настоящую красавицу. И надеялся, что скоро Мэри можно будет удачно выдать замуж, улучшив финансовое состояние семьи. Он даже подобрал ей отличного жениха — виконта Клотуорти Скеффингтона. Но Мэри нравился другой — Эдвард Уортли Монтегю, старший брат её подруги Энн, с которой она постоянно переписывалась, когда они не могли видеться. Они с Эдвардом стали встречаться чаще и чаще. Однажды Эдвард попросил у отца Мэри её руки, Но получил отказ. Хоть Уортли и был аристократом, в глазах Пьерпонта он был бедняком. Тогда молодые люди поступили просто: 15 октября 1712 года обвенчались в Солсберийском соборе без согласия родителя.

Назначение мужа

Первые годы семья жила тихо и уединённо. У Мэри родился сын, муж получил должность в казначействе, семейство перебралось в Лондон. Мэри стала выходить в свет и сразу произвела впечатление на салонную публику. Речи её были остроумны и едки, её сразу заметили завзятые острословы, она завела множество интересных знакомств, подружилась с красавицей Молли Скеррит, писателем Джоном Херви, первой английской феминисткой Мэри Эстелл, могущественной герцогиней Мальборо Сарой Черчилль, поэтом Александром Поупом, драматургом Джоном Геем, итальянским писателем и учёным аббатом Антонио Конти. Все находили молодую жену Эдварда Уортли очаровательной.
Но в декабре 1715 года в Лондоне началась эпидемия оспы, не обошла она сторо-нойиледимэри.Онане умерла, но на лице остались рытвины от волдырей, а ресницы её полностью выпали. Оправившись от болезни, она почла за счастье уехать из Англии — благо муж получил назначение послом в Османскую империю. И в августе 1716 года чета Уортли отправилась в Константинополь. Здесь все было другим, не похожим на Европу — муэдзины, восточная роскошь, непривычная архитектура и — гаремы. Но леди Мэри с интересом изучала мир, который знала только по недавно прочитанной книге сказок «Тысяча и одна ночь». У неё появилось много знакомых из литературной и научной среды, с которыми она с удовольствием вела беседы. Но больше всего её интересовали турецкие женщины, которые поначалу представлялись ей рабынями. Она проникла в самую глубь женского общества — и удивилась: рабынями они себя не чувствовали. Более того, она влилась в своеобразный дамский клуб, который помещался в хамаме. В отличие от мужских бань, где звучали непристойные шутки и организовывались сексуальные оргии, в женской велись дискуссии, читались стихи, обсуждались новости — совсем как в античных термах.
Правда, миссия супруга Эдварда оказалась недолгой, посредничество в переговорах между Портой и Австро-Венгрией зашло в тупик, и в 1717 году его отозвали на родину. Но выехали домой они только через год, за это время леди Мэри успешно разрешилась от бремени. На этот раз — девочкой. И все время пребывания в Османской империи и долгой поездки через всю Европу она писала друзьям в Англии письма, а черновики оставляла себе. Из этих текстов впоследствии она составила книгу путевых заметок — остроумных, внимательных к деталям, местами язвительных и нелицеприятных для церкви. Изданы они были уже после её смерти и сразу же стали бестселлером того времени.

Эксперимент с вакциной

А ещё в Турции Мэри с удивлением открыла, что давным-давно на Востоке существует проверенный способ, как избежать заражения чёрной оспой. Так что, порасспросив турецких докторов и поразмыслив, она приняла решение: Эдварда-младшего следует немедленно привить. В гареме ей показали, как проводится процедура: на руке или ноге делается несколько царапин, которые смазывают гноем из волдыря больного лёгкой формой оспы. Привитый может заболеть, но не умрёт, а впоследствии никогда этой болезнью не заразится. В марте 1718 года посольский доктор Чарльз Мейтланд сделал вариоляцию её пятилетнему сыну. Так что Эдвард был первым англичанином, которому сделали прививку от оспы.
В Англии вариоляция считалась варварским методом. Но, когда новая эпидемия распространилась в 1721 году в Лондоне, Мэри тут же попросила Мейтланда привить и её дочь. В свете над леди женщиной смеялись, а её поступком возмущались. Но ей удалось убедить в безопасности вариоляции принцессу Уэльскую. Если вы не доверяете мне, сказала она, можно провести эксперимент. Почему бы не опробовать этот метод на приговорённых к смерти? Принцесса согласилась, и из числа смертников отобрали семь заключённых. Чтобы добиться их согласия, подопытным пообещали отменить казнь и отпустить на свободу. Вакцинированные остались живы. Принцесса тут же привила своих дочерей.
Увы, вариоляция оказалась не таким безопасным мероприятием, как считала леди Мэри. Некоторые привитые заболели, было и несколько смертей. Но всё равно это лучше того, что приносила вспышка оспы. Леди Мэри прожила долгую и плодотворную жизнь, оставив и литературное наследие. Когда отношения с мужем разладились, она покинула Англию на двадцать с лишним лет, путешествовала по Европе. В 1762 году её не стало.

Журнал: Загадки истории №34, август 2021 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Елена Филиппова

Метки: Загадки истории, Англия, биография, писатель, путешествие, прививка, Европа, оспа, вакцинация, Монтегю





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-