Надар: Гаспар Феликс Турнашон

Одним из трёх смельчаков — тех, что в романе Жюля Верна «С Земли на Луну» летели в пушечном снаряде — был Мишель Ардан, человек решительный, любитель опасных приключений. Но мало кто знает, что прототипом этого отважного француза послужила реальная личность — Гаспар Феликс Турнашон. Псевдонимом Турнашона стала фамилия Надар. Жюль Верн переставил в этом псевдониме буквы, получилось Ардан.

Фото: Надар — биография, интересные факты

Один в десяти лицах

«Он очертя голову бросался в самые отчаянные предприятия, всегда готов был сжечь свои корабли, всякий час рисковал сломать себе шею и, тем не менее, всегда вставал на ноги. Он был глубоко бескорыстен, и бурные порывы его сердца не уступали смелости идей его горячей головы». Так описывал Жюль Верн натуру Ардана, и все современники сходились во мнении, что эта характеристика а точности совпадала с кипучей натурой самого Надара.
Высокого роста, с огненно-рыжей шевелюрой, всегда энергичный и пылкий, добродушный и дружелюбный. Таким был Надар, «папаша Надар», как любовно называли его многие парижане. А кто не знал Надара в Париже, да и не только в Париже? Слава Надара гремела, без преувеличения сказать, по всему миру.
Талантливый фотограф, литератор, журналист, изобретатель, артист. За что бы ни брался неугомонный Надар, он всюду добивался успеха. Остроумный карикатурист, он и сам нередко становился объектом многочисленных дружеских шаржей и смешных карикатур.
В Париже, на улице Анжу, Надар открыл просторное фотоателье. Здесь побывали и запечатлели себя на фотографиях самые знаменитые писатели, художники, музыканты, артисты, учёные, политики. Надар превратил фотографию в новый вид искусства. Он любил говорить: «Я снимаю не портреты, я снимаю человеческую жизнь-.
В середине 50-х годов позапрошлого века Надар увлёкся воздухоплаванием. Он сумел поместить громоздкий фото-аппарат в корзину воздушного шара и впервые снял Париж с высоты птичьего полёта. Но, совершив немало воздушных путешествий, Надар разочаровался в аэростатах — игрушках ветра — и стал горячим сторонником летательных машин тяжелее воздуха, ещё не существовавших.

Фантастический аэронеф

«Ну какой прок от воздушных шаров, — спрашивал Надар, — если они летят лишь туда, куда их гонит ветер? Для того чтобы завоевать воздух, надо быть тяжелее воздуха».
В 1863 году он опубликовал свой знаменитый «Манифест воздушного самодвижения», в котором, как обычно горячо, заявил: — Воздушный шар родился поплавком и останется им навсегда. Нужно покорить воздух, а не быть его игрушкой. Нужно найти в нём опору, а не служить опорой для него. Нужно отказаться от аэростатов. Винт — святой винт вознесёт нас в небеса!».
У Надара нашлись единомышленники. Среди них был и молодой Жюль Верн. Все они мечтали о летательном аппарате — «аэронефе», который сегодня мы бы назвали вертолётом. «Аэронеф» в воображении Надара и его друзей был похож на морской пароход. Только над палубой воздушного корабля высились не мачты, а длинные валы с подъёмными винтами.
Надар и его друзья верили, что время «аэронефов» вот-вот наступит. Они утверждали: «Скоро у нас будут аэронефы-экспрессы, аэронефы для ближних и дальних воздушных плаваний, воздушная почта, аэронефы спасательные, наконец, все правительства создадут особые министерства авиации, подобно тому, как морские державы имеют министерства морские».
Как раз тогда друзьями Надара — изобретателем д'Амекуром и писателем де Ланделем — были придуманы новые слова — авиация — и «авиатор», производные от латинского слова «авис» — «птица».
Винтокрылый аппарат поднялся в воздух 20 лет спустя. Нет, не в жизни, а в научно-фантастическом романе Жюля Верна «Робур-завоеватель». Воздушный корабль «Альбатрос», построенный героем романа инженером Робуром, был «аэронефом», но только ещё более грандиозным, чем рождённый в головах Надара и его товарищей.

Знаете ли вы что…

В девяти романах Жюля Верна действие полностью или частично происходит в России, а в некоторых произведениях русские выступают в качестве главных героев. Сам же писатель в России не побывал ни разу.

«Последний» аэростат

В своём романе Жюль Берн пророчески предсказывал: «Будущее воздушных сообщений принадлежит летательным машинам, а не аэростатам. Именно «Альбатросам» предстоит окончательно покорить воздух! — Точно так же считал и Надар, друг знаменитого писателя-фантаста.
По мнению Надара, воздушные шары, аэростатика отвлекли людей от разработки винтокрылых летательных машин. Под его редакцией был выпущен журнал «Аэронавт», в котором пропагандировались авиационные идеи.
Но сначала неутомимый Надар решил построить, как ему казалось, «последний» сверхогромный воздушный шар. Он наивно полагал, что невиданное зрелище насытиттолпу и тем навсегда убьёт интерес к аэростатам. По подписке ему удалось собрать около 10 тысяч франков на создание аэростата «Гигант». Собранных денег оказалось мало. Это не остановило Надара. Он залез в долги, но шар всё-таки построил.
Аэростат был высотой с 14-этажный дом и вмещал более шести тысяч кубометров водорода. В корзине «Гиганта» могли разместиться до 40 человек. Сама она имела вид садового домика с дверью, окнами и даже с террасой наверху.
Первый старт «Гиганта» состоялся 4 октября 1863 года с Марсова поля в Париже при огромном стечении народа. Аэростат провожали около 200 тысяч зрителей. Но, как ни странно, желающих лететь оказалось немного, всего 13 человек, включая создателя шара.

Катастрофа «Гиганта»

Надар рассчитывал, что ему удастся установить рекорд дальности полёта. Однако воздушный шар, пролетев всего полсотни километров, попал в густой туман, намок и начал падать. С трудом его удалось благополучно посадить.
Огорчённый неудачей, отважный аэронавт решил во что бы то ни стало повторить воздушное путешествие. Две недели спустя состоялся второй полёт «Гиганта-. На этот раз в его корзине находились девять человек, в их числе сам Надар и его жена.
Шар стартовал вечером. К утру следующего дня он находился над Бельгией. Ветер между тем усиливался. Вскоре «Гигант» пересёк Голландию и достиг Германии. Нагретый солнечными лучами, шар поднимался все выше и выше. Надар был доволен результатами полёта и, решив начать спуск, открыл газовый клапан. С последним, видно, произошла какая-то неполадка, потому что скорость спуска стала неудержимо нарастать. Корзина сильно ударилась о землю, подскочила, ударилась снова. Подгоняемый ветром, огромный шар помчался вперёд, бешено колотя корзиной о встречные препятствия.
Воздухоплаватели выпали из повреждённой корзины, а оболочка «Гиганта» зацепилась наконец за ветви деревьев и повисла на них. Итог катастрофы был ужасный. Почти все участники полёта получили тяжёлые увечья, переломы рук и ног. Особенно сильно пострадала жена Надара.
Эта драма повергла в уныние многих, но только не Надара. Он починил свой аэростат-великан и выставил на всеобщее обозрение в Лондоне, а затем совершил на нём ещё несколько вполне удачных воздушных путешествий.

Из осаждённого Парижа

Конечно, шар «Гигант» не стал последним аэростатом, воздухоплавание не умерло. На воздушных шарах Надар поднимался в небо ещё не раз. Особенно рискованными были его полёты во время войны 1870 года. Французская армия была разбита пруссаками. Часть её попала в плен вместе с императором Наполеоном 111. Немецкие войска подошли к Парижу. Началась его осада.
Надар подал мысль организовать слежку за противником привязных воздушных шаров, поднятых в столице. Вскоре такая наблюдательная станция была устроена на одной из центральных площадей Парижа. Затем появились ещё две в других районах города. Они принесли немало пользы при обороне французской столицы.
Возникла также идея (очевидно, не без участия Надара) применять воздушные шары для связи между осаждённым Парижем и внешним миром. Первым 23 сентября 1870 года прорвал блокаду аэростат «Нептун-, тот самый, что служил ранее для воздушной разведки.
По воздуху из столицы пересылалась почта и переправлялись люди (первым с важным поручением перелетел фронт министр Французской республики Леон Гамбетта). Поднимался в воздух, тоже немало рискуя, и Феликс Надар.
Во время одного из полётов он встретил в небе вражеский аэростат, вступил с ним в бой и сбил его, используя в качестве оружия обыкновенный пистолет. Пожалуй, это был первый воздушный бой в истории.
Феликс Надар прожил долгую жизнь. Он умер в 1910 году в возрасте 90 лет. Тогда авиация уже распрямляла свои крылья, самолёты летали все увереннее, все выше, дальше, быстрее. И Надар — апологет авиации — стал тому свидетелем.

Журнал: Тайны 20-го века №18, май 2011 года
Рубрика: Воздушные приключения
Автор: Геннадий Черненко




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —