Степан Шешковский: Кнутобоец её величества

Служба Степана Шешковского началась в 11 лет, когда отцу удалось пристроить его в Сибирский приказ. Учреждение считалось перспективным местом, где чиновник мог не только сделать карьеру, но и набить карман. В 13 лет Степана командировали в Тайную канцелярию, где он переписывал протоколы. Особый дух заведения, трепет и страх, который испытывали заключённые перед следователями, глубоко запали в душу хилого отрока.

Фото: Степан Шешковский — интересные факты

Степан Шешковский пытал подозреваемых не выходя из дома?

Вернувшись из командировки, Степан Шешковский решил во что бы то ни стало перебраться в Тайную канцелярию. Ведомство было хоть и грозным, но довольно малочисленным, а его чиновникам платили небольшое жалование. Следовательно, карьеризмом здесь и не пахло, просто юноше хотелось стать человеком, который внушает страх окружающим.

Преданный пёс престола

В итоге Степан сбежал из Сибирского приказа, а начальство объявило его в розыск. Но парень и не думал скрываться. Вскоре он вернулся с указом Сената о переводе его в Тайную канцелярию. Помог юноше начальник канцелярии граф Александр Шувалов. Семейство Шешковских проживало в его доходном доме в Петербурге и было знакомо с сановником. В характеристике Шувалов написал о Степане: «Писать способен, и не пьянствует, и при делах быть годен».
Своей исполнительной службой Шешковский понравился начальству. В 21 год он сделался подканцеляристом московской конторы тайных розыскных дел, после перевёлся в Петербург, где занял пост архивариуса. В 1757 году «за добропорядочные его при важных делах поступки и примерные труды» он был удостоен императрицей Елизаветой Петровной должности секретаря Тайной канцелярии. Однако по вступлении на престол Петра III тот приказал уничтожить секретное ведомство.
Несмотря на ликвидацию канцелярии, связи Шешковского позволили ему занять пост секретаря Сената. Вскоре гвардейцы низвергли Петра III, выдвинув на престол его супругу — Екатерину II. Та хоть и подтвердила указ о ликвидации Тайной канцелярии, но без всякого указа распорядилась о создании при Сенате Тайной экспедиции во главе с генерал-прокурором Александром Глебовым. Её исполнительным начальником стал Степан Шешковский.
Вернуться к восстановлению репрессивного органа Екатерину II заставили новые попытки государственного переворота. Так что работа старательному Шешковскому быстро нашлась.
В 1763 году ростовский епископ Арсений (Мацеевич), единственный из архиереев, выступил против секуляризации (отъёма) монастырских земель государством. Синод встал на сторону императрицы, и Мацеевича доставили на следствие в Москву.
Допрос епископа в присутствии императрицы, её фаворита Орлова и самого Глебова вёл опытный Шешковский. Но священник был твёрд, а Шешковский из-за присутствия царицы не мог применить свой арсенал «пытошных» средств. В итоге Мацеевич стал говорить такое, что императрица зажала уши, а ему «закляпили рот». В этот же день Синод лишил Арсения сана архиерея, расстриг из монашества и отдал на рассмотрение светскому суду. За оскорбление её величества его должны были казнить, но Екатерина велела сослать Арсения в отдалённый монастырь.

Кресло для порки

Способности Шешковского выведывать у арестантов весь их замысел не прошли мимо внимательной императрицы. Спустя год она поручила ему расследовать дело подпоручика Василия Мировича, желавшего возвести на трон заточённого императора Иоанна Антоновича. Следователь ожидания царицы оправдал и снискал похвалу за предоставленный протокол допросов.
В итоге Шешковского стали считать талантливым следователем, который мог разговорить самых «трудных» и упрямых арестантов. Причём Степан Иванович, зная, что Екатерина II осуждает пытки, умел представить ситуацию так, что арестанты вдруг сами считали возможным всё рассказать как на духу. Дошло до того, что в письме к генералу Александру Бибикову — главе следственной комиссии — императрица писала: «Также при расспросах, какая нужда сечь? Двенадцать лет Тайная экспедиция под моими глазами ни одного человека при допросах не секла ничем, а всякое дело начисто разобрано было; и всегда более выходило, нежели мы желали знать».
Увы, Екатерина и не догадывалась, что её «верный пёс» куда чаще психологических пыток применял самые настоящие. С виртуозностью бывалого мастера он сек розгами и плетьми влиятельных арестантов. До простолюдинов он не опускался, на то были многочисленные помощники. «Кнутом он сек с необыкновенной ловкостью, приобретенною частым упражнением», — писал о нём современник.
Страх перед Шешковским был очень велик. Считалось, что он «везде бывал, часто его встречали там, где и не ожидали. Имея, сверх того, тайных лазутчиков, он знал все, что происходило в столице: не только преступные замыслы или действия, но даже вольные и неосторожные разговоры».
Заподозренных в чем-либо людей он приглашал не в казённое здание, а… к себе домой. Отказаться от приглашения было невозможно, и человек приходил в дом чиновника. Когда гость входил в комнату, украшенную образами и лампадами, его уже ждал Степан Иванович. Начав разговор ласково и скромно, он просил человека сесть в специальное кресло. Легенда гласит, что «как скоро тот усаживался, одна сторона, где ручка, по прикосновению хозяина вдруг раздвигалась, соединялась с другой стороной кресел и замыкала гостя так, что он не мог ни освободиться, ни предотвратить того, что ему готовилось. Тогда, по знаку Шешковского, люк с креслами опускался под пол. Только голова и плечи виновного оставались наверху, а всё прочее тело висело под полом. Там отнимали кресло, обнажали наказываемые части и секли. Исполнители не видели, кого наказывали».
Сам Шешковский во время экзекуции ходил рядом и читал акафист или другие нравоучительные вещи. В итоге за глаза его презрительно прозвали «духовником».

«Пытошных дел мастер»

Однажды императрица, раздражённая тем, что жена генерал-майора Марья Кожина распускает слухи о её фаворитах, велела Шешковскому провести нравоучительную беседу. Генеральшу, невзирая на статус, усердно выпороли. Такой же порке Шешковский подверг графиню Эльмпт и графиню Бутурлину, уличённых в дворцовых интригах.
Осенью 1774 года царица отправила чиновника учинить допрос Емельяна Пугачёва «от начала его мерзкого рождения со всеми обстоятельствами до того часа, как он связан». Допрос продолжался 10 дней, по истечении которых у Шешковского не осталось вопросов к бунтовщику. Пугачёва казнили. Генерал-губернатор Москвы, где проводились допросы, высоко оценил действия главы Тайной экспедиции.
Другим знаменитым узником Шешковского стал писатель Александр Радищев, удостоившийся внимания за книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». Когда он услышал, что за ним явится человек «от Шешковского», то упал в обморок. Сын Радищева позднее писал: «Шешковский сам хвалился, что знает средства вынуждать признания, а именно он начинал тем, что допрашиваемое лицо хватит палкой под самый подбородок, так что зубы затрещат, а иногда и повыскакивают. Ни один обвиняемый при таком допросе не смел защищаться под опасением смертной казни». И хотя Радищев был избавлен от порки, на допросах Шешковский подверг его немалому стрессу грубостью, угрозами и тумаками.
Вышедший из низов в главного злодея империи, Шешковский, казалось, получал наслаждение от пыток и страданий всех этих столбовых дворян, либералов и светских интриганов. Ранее не ощущавшие кнута на спине, эти люди после пыток и побоев, полученных от суховатого невысокого человека, считали его исчадием ада. Драматург Яков Княжнин после допроса, учинённого уже престарелым Шешковским, «впал в жестокую болезнь» и через две недели скончался.
В высшем свете Степана Шешковского опасались и презирали. В ближний круг Екатерина его не пускала, и лишь иногда его приглашали для личного доклада императрице. Всесильный Потёмкин не без брезгливости шутил над ним: «Каково кнутобойничаешь, Степан Иванович?». Тот почтительно отвечал: «Помаленечку, ваша светлость».
В 1794 году, пробыв главой секретной службы 30 лет, Степан Иванович ушёл на покой с пенсионом в 2 тысячи рублей. Спустя несколько месяцев он скончался и был погребён на кладбище Александро-Невской лавры.

Журнал: Загадки истории №30, июль 2019 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Лев Каплин




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —