Светлана Аллилуева: Кремлёвская странница

В седовласой американке Лане Питерс никто не смог бы узнать дочь советского диктатора Светлану Аллилуеву. А если спрашивали её об этом напрямую, она резко бросала в ответ: «Сталин мне не отец!».

Фото: Светлана Аллилуева — интересные факты
Воробышка, Хозяюшка… Так называл свою дочь Иосиф Виссарионович. Та купалась в отцовской любви ровно до тех пор, пока не поняла: родитель ласков, только пока она следует его воле. Вырвавшись из-под контроля, Светлана все больше раздражала Сталина. А к концу своей жизни и вовсе обмолвилась: «Отец, наверное, застрелил бы меня за все, что я сделала…»

Шальная мысль

В 1953 году Светлане было 27 лет. Она работала литературным редактором, подрабатывала переводами с английского. Успела дважды побывать замужем: первым супругом стал советский учёный Григорий Морозов, вторым — член-корреспондент Академии наук Юрий Жданов. Оба брака оказались неудачными, зато Светлана родила детей — сына Иосифа и дочь Екатерину.
Когда после смерти Сталина началось развенчание культа личности, Светлана словно попала в ловушку. Массовая пропаганда, ранее возвеличивавшая её отца, отныне работала против него, а заодно и против неё. Женщина попыталась ещё раз устроить личную жизнь, выйдя замуж в третий раз, за Ивана Сванидзе. Но уже спустя два года поняла, что снова ошиблась.
Впервые в её голову закралась шальная мысль: а что, если уехать? Казалось, там, за границей Союза, она будет жить совершенно новой, безмятежной жизнью. Но как это сделать?…
Одна из подруг однажды тонко намекнула: нужна причина для выезда за рубеж. И таковая нашлась! Своим четвёртым мужем, пусть и гражданским, Светлана считала индийца Браджеша Сингха. Он был значительно старше, к тому же смертельно болен, но разве сердцу прикажешь? В 1966 году его не стало, и Светлана, дрожа от страха, явилась в посольство с просьбой разрешить ей лично отвезти в Индию прах Сингха. Ей не отказали.

Уехать нельзя остаться

20 декабря 1966 года самолёт со Светланой Аллилуевой на борту приземлился в Индии. Уже через несколько дней, когда все официальные мероприятия, связанные с похоронами, были завершены, женщина поняла: возвращаться домой она точно не хочет. Несколько месяцев Светлана пыталась зацепиться в чужой стране своими силами, а когда поняла, что ничего не получается, пришла к советскому послу и честно призналась в своём желании остаться. Тот был непреклонен: нельзя! Тогда Светлана обратилась в американское посольство в Индии и попросила политического убежища. Других вариантов у неё просто не было.
Это был скандал! Дочь советского вождя (да ещё какого!) предала Родину! Непросто пришлось и американским дипломатам: для них Аллилуева была как кость в горле. Они надеялись на улучшение отношений, с СССР, но её поступок только усугублял ситуацию. Впрочем, самой Светлане было всё равно — на кону стояла её собственная жизнь.
В апреле 1967 года ей, наконец, разрешили приехать в Нью-Йорк. В аэропорту Аллилуеву обступили журналисты. Светлана оправдала их ожидания сполна. «Я здесь для поиска свободы, которой была лишена в Советском Союзе!» — делала она одно громкое заявление за другим.
Аллилуева поселилась в Принстоне и сразу свела знакомство с русскоязычным населением. Однако вскоре поняла: всё, что им от неё нужно, — горячие подробности и тайны советского режима. «Я ни черта не знаю о политике!» — пресекала она любые попытки расспросов.

Новое имя, новая судьба

Чтобы зацепиться в Америке, нужно было громко заявить о себе, и Светлана это понимала. Ещё в СССР она готовила к выходу книгу воспоминаний — об отце, о советском режиме, о нелицеприятной подноготной всего, что происходило в её семье.
Издание «Двадцать писем к другу» появилось на полках американских магазинов в 1967 году. За возможность опубликовать книгу боролось несколько десятков издательств! А гонорар Аллилуевой, по слухам, составил около 2,5 миллиона долларов. Неудивительно, что она стала считаться завидной невестой. Вот и Уильяма Питерса Светлана заинтересовала не просто так. Родственники нашептали ему: Сталин оставил ей приличное наследство, и Питерс побежал делать предложение.
Для Аллилуевой мужчина тоже показался выгодной партией. Она получила американскую фамилию, а своё имя сократила до звучного Лана. Лишь однажды сердце ёкнуло — когда на местном кладбище Аллилуева увидела могилу бывшей жены Питерса, которую по роковой случайности тоже звали Лана. Надпись «Лана Питере» на надгробии
женщина восприняла как дурной знак. В браке родилась дочь Ольга, но муж, узнав, что немыслимые богатства советской жены-эмигрантки не более чем миф, поспешил с ней развестись. Светлана осталась с девочкой одна. Денег на жизнь хватало — спасали гонорары и пожертвования от социальных организаций. Но сердце все чаще стало щемить: не её эта страна, чужая…
В поисках себя в 1982 году Лана Питере вместе с дочерью отправилась в Великобританию. Однако два года жизни там лишь укрепили её мысли. Её тянуло на родину, где всё было понятным и родным, где остались её дети.

Обратно, в Союз!

Когда Светлана уезжала из СССР, её сыну Иосифу исполнилось 22 года, а дочери Екатерине 16. Но женщина была уверена: дети уже взрослые, не пропадут. Они считали иначе. Когда мать в 1984 году вернулась на родину, чтобы познакомить их с сестрой Ольгой, всё обернулось совсем не так, как предполагала Светлана. Иосиф младшую сестру не замечал, а Екатерина и вовсе отказалась увидеться, прислав матери короткое письмо: «Никогда тебя не прощу!».
Советские власти сначала приняли Аллилуеву с воодушевлением, восстановив её гражданство. Светлана в ответ сыпала новыми признаниями: «На Западе я ни одного дня не чувствовала себя свободной…». Но потом дочь вождя стала для всех обузой. Ей пришлось переехать в Грузинскую ССР, где до сих пор сохранялся культ личности её отца.
В Грузии Светлану с дочерью приняли с распростёртыми объятиями. Поселили в трёхкомнатной квартире, дали в распоряжение автомобиль, выделили деньги на содержание. Живи — не хочу! Но уже в 1986 году Аллилуева обратилась в ЦК КПСС с просьбой разрешить ей выехать за границу. Все понимали, и она в том числе, что больше в Союз её не пустят. Но ей это было и не нужно. Приехав в США, она отказалась от советского гражданства.

Чужие стены

В начале 1990-х Лана Питере словно исчезла с лица земли. Впрочем, никто ею и не интересовался. В 1992 году стало известно, что она живёт в доме престарелых в Великобритании. Здесь Питерс находилась недолго — чужие стены тяготили, она мечтала о собственном жильё. Но разве о нём могла идти речь, когда и на тарелку супа не хватает?
В поисках средств к существованию бывшая Светлана Аллилуева вновь обратилась к родной стране. В 2000-х вышли документальные фильмы и интервью с ней. Странно одно: с журналистами женщина общалась на английском, уверяя, что русского языка она не знает. В кадре Аллилуева выглядела беспомощно и жалко. Грустно рассказывала: «За 40 лет жизни Америка ничего мне не дала. Но переезжать уже поздно. Здесь и умру…».
Последние годы жизни Лана Питерс провела в пансионе для бедняков в городке Ричленд-Сентер, штат Висконсин. Много рисовала, вышивала, писала письма в стол. Чтобы не чувствовать одиночества, завела себе кота. И больше всего боялась, что её опять кто-нибудь потревожит. Не потревожили. Даже о смерти 85-летней дочери Сталина в 2011 году сообщили лишь несколько дней спустя. А о месте её захоронения никто не знает до сих пор — дочь постаралась. По словам Ольги, она лишь выполнила последнюю волю матери, которая больше всего хотела, чтобы о ней все забыли.

Журнал: Дарья Биография №8, август 2019 года
Рубрика: На чужбине
Автор: Лана Абрамова




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —