В своей книге «Десять дней, которые потрясли мир» американский журналист Джон Рид писал: «Я вернулся во дворец Совета в Царское в автомобиле полкового штаба. Всё кругом было запружено грузовиками, броневиками и пушками, всё ещё звучали в воздухе крики и смех — торжество необычайной победы. Сквозь толпу проталкивалось с полдюжины красногвардейцев, среди которых шёл священник. Это был отец Иоанн…».

Иоанн Александрович Кочуров Царскосельский

Священник Иван Кочуров - первая жертва революции

Между молотом и наковальней

В приложении к своей книге Джон Рид написал: «Вечером, когда войска Керенского отступили из Царского Села, несколько священников организовали крёстный ход по улицам, причём обращались к гражданам с речами и уговаривали их поддерживать законную власть, то есть Временное правительство. Когда казаки очистили город и на улицах появились первые красногвардейцы, то, по рассказам очевидцев, священники стали возбуждать народ против Советов, произнося соответствующие речи на могиле Распутина, находящейся за императорским дворцом. Один из этих священников, отец Иоанн Кочуров, был арестован и расстрелян раздражёнными красногвардейцами».

Так — сухо и беспристрастно — рассказывал американец о гибели русского священника от рук красногвардейцев. Что же на самом деле произошло в Царском 31 октября 1917 года?

Отец Иоанн был недавно назначен настоятелем Екатерининского собора в Царском. Прихожане успели от души полюбить нового батюшку за верность своему делу, простоту и открытость. События Февральской революции, разразившейся в Петрограде, поставили крест на мирной жизни городка. Царское Село стало постепенно втягиваться в водоворот революционных событий. Началось все с солдатских волнений в расквартированных там воинских частях. Затем на много месяцев к Царскому Селу было приковано внимание в связи с заточением императорской семьи в Александровском дворце. Наконец, общее внутриполитическое противоборство, начавшееся в России в период участия страны в кровопролитной войне с внешним врагом. Всё это постепенно меняло обычно спокойную атмосферу Царского Села. Священники не оставались в стороне от тревожных событий осени 1917 года. Всё это время с амвона Екатерининского собора звучало вдохновенное слово отца Иоанна, призывавшего прихожан к религиозному осмыслению как своей внутренней жизни, так и происходивших в России противоречивых перемен.

Всё усугубилось в октябре 1917 года, когда власть в Петрограде захватили большевики. Стремясь вытеснить из Царского Села казачьи части генерала П.Н. Краснова, сохранившие верность Временному правительству, к городу двинулись из Петрограда вооружённые отряды красногвардейцев, матросов и солдат. Утром 30 октября 1917 года, находясь на подступах к Царскому Селу, большевистские отряды стали подвергать город артиллерийскому обстрелу. В Царском Селе, жители которого (как, впрочем, и всё население России) ещё не подозревали о том, что страна оказалась ввергнутой в гражданскую войну, началась паника, многие горожане бросились в православные храмы, ища там защиты. Больше всего народу столпилось в Екатерининском соборе. Отец Иоанн начал молебен о прекращении междоусобной брани. После совершённого под сводами заполненного храма обряда настоятель собора протоиерей Н.И. Смирнов вместе с двумя другими соборными священниками, отцом Иоанном и отцом Стефаном Фокко, приняли решение о совершении в городе

крёстного хода с чтением молений о прекращении братоубийственной брани. Священники взяли в руки особо чтимые в соборе иконы и пошли по улицам города. Вслед за «ними отправились верные прихожане — женщины, старики, дети. Люди повторяли молитвы вслед за священниками, крестились и просили Господа вернуть покой и мир в их город. Крёстный ход продолжался до самого вечера. Молящиеся зажгли свечи. Все пели. Как раз в эти минуты из города отходили казаки. С минуты на минуту в Царское Село должны были ворваться красноармейцы. Священников предупреждали об этом:

— Не пора ли прекратить моления?!

— Мы исполним свой долг до конца! — заявляли они. — И ушли от нас, и идут к нам братья наши! Что они сделают нам?!

Ранним утром 31 октября, не встретив какого-либо сопротивления, в Царское вступили большевистские отряды. Один из безымянных очевидцев последовавших затем в Царском Селе трагических событий в письме выдающемуся петербургскому протоиерею Философу Николаевичу Орнатскому, которому самому вскоре довелось принять мученическую смерть от богоборческой власти, проникновенно написал о последних часах жизни отца Иоанна. «Вчера (31 октября), — писал он, — когда большевики вступили вкупе с красногвардейцами в Царское, начинался обход квартир и аресты офицеров, а о. Иоанна (Александровича Кочурова) свели на окраину города, к Фёдоровскому собору, и там убили за то, что священники, организуя крёстный ход, молились будто бы только о победе казаков, что, конечно, на самом деле не было и быть не могло. Остальных священников вечером отпустили. Т, о., одним мучеником за Веру Христову стало больше. Почивший хотя и пробыл в Царском недолго, но снискал себе всеобщие симпатии, и на его беседы стекалась масса народу«.

А вот свидетельства петроградского корреспондента: «Священники были схвачены и отправлены в помещение Совета рабочих и солдатских депутатов. Священник о. Иоанн Кочуров запротестовал и пытался разъяснить дело. Он получил несколько ударов по лицу. С гиканьем и улюлюканьем разъярённая толпа повела его к царскосельскому аэродрому. Несколько винтовок было поднято на безоружного пастыря. Выстрел, другой — взмахнув руками, священник упал ничком на землю, кровь залила его рясу. Смерть не была мгновенной… Его таскали за волосы, и кто-то кому-то предлагал «прикончить его как собаку». Наутро тело священника было перенесено в бывший дворцовый госпиталь. Посетивший госпиталь председатель Думы вместе с одним из гласных, как сообщает газета «Дело народа», видел тело священника, но серебряного креста на груди уже не было…».

Ещё один очевидец кровавых событий свидетельствовал: отца Иоанна убили на глазах его 17-летнего сына-гимназиста. Тело убитого пастыря вечером доставили в часовню дворцового госпиталя, затем перенесли в Екатерининский собор, где 4 ноября 1917 года над ним совершили отпевание. По просьбе прихожан батюшку погребли в усыпальнице под храмом, в котором он служил последние дни. Через три дня, не выдержав потрясений, скончался его юный сын. 31 марта 1918 года, через пять месяцев после кончины отца Иоанна, когда число убитых священнослужителей составляло уже 15 человек, в храме Московской духовной семинарии святейшим патриархом Тихоном была совершена первая в истории Русской православной церкви 20-го века заупокойная литургия по новым священно-мученикам и мученикам.

На службе

Иоанн Кочуров не понаслышке знал, что такое долг священнослужителя. Родился 13 июля 1871 года в селе Бигильдино (Сурки) Данковского уезда Рязанской губернии в многодетной семье сельского священника Александра Кочурова. Воспитанный в православных традициях, Иван решил следовать по стопам отца и поступил в духовное училище, а затем — в Рязанскую духовную семинарию и Санкт-Петербургскую духовную академию. По окончании учёбы был направлен вместе с супругой, матушкой Александрой, с миссионерским заданием в Алеутскую и Аляскинскую епархию, где стал настоятелем церкви святого Владимира в городе Чикаго. Жизнь в Америке сильно отличалась от жизни в патриархальной России, но отец Иоанн усердно принялся за дело. Своим главным долгом он считал расширение паствы и строительство новых православных храмов. Благодаря его неутомимой деятельности в православие обратилось несколько католиков, а к Русской православной церкви было присоединено 86 униатов. Число же постоянных прихожан в храмах Чикаго возросло до 215 человек и до 88 — в Стриторе. При обоих приходских храмах успешно работали детские церковные школы, в которых обучалось более 20 учеников. В 1900 году отец Иоанн попросил церковное начальство предоставить ему отпуск для поездки на родину, чтобы собрать средства на постройку собора. Его труды увенчались успехом, и в Америку отец Иоанн вернулся с большой суммой денег. Вскоре в Чикаго начал строиться православный храм в честь Пресвятой Троицы. Возведение собора благословил святитель Тихон, будущий российский патриарх, которому, как и Иоанну, ещё только предстояло испить горькую чашу страданий на родине. За свои труды отец Иоанн получил орден Святой Анны III степени.

В 1907 году, истосковавшись по России, отец Иоанн написал прошение в Синод о возвращении домой. В июле, покидая чикагско-стриторский приход, с которым были связаны 12 лет жизни, протоиерей Иоанн отправился в неизвестность, ожидавшую дома. Его отправили на службу в город Нарву, а вскоре поставили во главе нарвских гимназий. Отец Иоанн был рад такому назначению: под его непосредственным руководством было четверо его старших сыновей, учившихся в нарвской гимназии. В ноябре 1916 года отец Иоанн был назначен на освободившуюся вторую вакансию в Екатерининском соборе Царского Села в качестве приходского священника. Но ему было суждено прослужить в этой должности недолго — меньше года.

В 1994 году отец Иоанн (Кочуров) был причислен к лику святых. Память о нём приходится на день его мученической кончины — 31 октября. К сожалению, в 1939 году Екатерининский собор Царского Села был взорван, но в 1995-м году на месте, где был похоронен священно-мученик, установили поклонный крест.

А уже в новом тысячелетии были обретены и мощи священника. Сейчас они находятся в алтаре Софийского собора. По праздникам их выносят для всеобщего поклонения — люди приходят, прикладываются. Говорят, у верующих после «общения» с мощами поднимается настроение, уходят болезни. Церковники намерены восстановить Екатерининский собор и перенести туда мощи. В нижнем помещении храма будут музей и усыпальница Иоанна Кочурова — как у святого Иоанна Кронштадтского в Иоанновском монастыре.

Источник: издание Тайны и загадки, №9 — 21 апреля 2014 года
Рубрика: Русский феномен
Автор: Любовь Шарова


Метки: биография, собор, революция, Октябрьская революция, 1917, священник, Иоанн, Тайны и загадки, Кочуров, настоятель


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта