Вера Мухина и Алексей Замков: Плата за счастье

В 2019 году исполнилось 130 лет со дня рождения выдающегося скульптора-монументалиста Веры Мухиной. Она удостоена пяти Сталинских премий и известна, в первую очередь, своей композицией «Рабочий и колхозница», ставшей символом киностудии «Мосфильм» и одним из символов эпохи культа личности. Несмотря на мировую известность, эту женщину трудно назвать счастливой. Не выдержав давления тоталитарного режима, Вера Игнатьевна и её муж даже пробовали бежать из СССР, но попытка оказалась неудачной.

Фото: Вера Мухина и Алексей Замков, интересные факты

Роковое катание

Вера родилась 19 июня (1 июля) 1889 года в Риге, в семье богатого купца Игнатия Кузьмича Мухина. Девочка рано лишилась родителей, её взяли на воспитание братья отца.
На Рождество 1911 года Вера поехала в имение родственников под Смоленском. Там она каталась на санях с горы — и налетела на дерево, сильно разбив лицо. За 18 дней девушке пришлось перенести девять операций. Её лицо покрывали такие шрамы, что родные долго прятали от неё зеркала.
Для дальнейшего лечения опекуны отправили Веру в Париж. Шрамы затянулись, но новое лицо сама девушка считала слишком грубым и некрасивым. Перенесённая травма сказалась и на характере: Вера на всю жизнь стала резкой и волевой. Возможно, даже чересчур.
В Париже девушка увлеклась ваянием, она посещала занятия в мастерской знаменитого скульптора Эмиля Бурде-ля, ученика Огюста Родена. Там Вера влюбилась в начинающего художника Александра Вертепова, члена боевой организации эсеров. Чувство оказалось взаимным.
Но в планы молодых людей вмешалась Первая мировая война. Вертепов отправился на фронт воевать на стороне Франции — и вскоре был убит.

Операция на обеденном столе

Вера уехала в Москву, окончила курсы медсестёр, стала работать в инфекционном отделении одного из госпиталей. Через два года сюда поступил умирающий от тифа молодой доктор Алексей Замков. Вера выходила его — и снова влюбилась. Объяснение было достойным популярных в то время дамских романов. В госпиталь попал снаряд, и Вера, дежурившая у постели Алексея, от взрыва потеряла сознание. Когда очнулась, над ней склонился молодой человек и сказал, что если бы она погибла, он не смог бы продолжать жить.
Летом 1918 года они поженились. А ещё через год Алексея едва не расстреляли — он как бывший офицер помогал сослуживцам, боровшимся с большевиками. Выручило личное знакомство с Вячеславом Менжинским, начальником Особого отдела ВЧК, который своим решением отпустил Алексея.
Больше Замков политикой не занимался. Он посвятил себя медицине — и к началу 1930-х годов стал очень известным врачом, изобретателем уникального лекарства, которое излечивало от многих заболеваний, в том числе помогало от переутомления и недостатка мужской силы. Это был гормональный препарат гравидан, его получали из мочи беременных женщин (лат. Graviditas — «беременность»). Пациентами Алексея Замкова были многие кремлёвские чиновники.
В 1925 году Всеволод, сын Веры и Алексея, сильно поранил ногу, у него началось туберкулезное воспаление. Не доверяя другим врачам, Алексей прооперировал мальчика в домашних условиях, на обеденном столе. Вера ассистировала мужу. Операция прошла успешно, ребёнок выздоровел.
По версии некоторых литературоведов, Алексей Замков был прототипом профессора Преображенского из повести М.А. Булгакова «Собачье сердце».

Шедевр с огорода

Вера Мухина в начале 1920-х годов трудилась как художник-модельер. Совместно с Надеждой Ламановой она создавала театральные костюмы и наряды для женщин. В 1925 году творческий дуэт получил Гран-при на выставке в Париже — за коллекцию элегантной женской одежды, изготовленной из дешёвых грубых материалов (сукна, бязи, холста, бумазеи).
Собственной мастерской Мухина не имела — и для души занималась скульптурой на огороде в родной деревне мужа. Тем не менее её работа «Крестьянка», отлитая в бронзе, в 1927 году заняла первое место на художественной выставке в честь 10-летия Октябрьской революции. Вере Игнатьевне досталась большая по тем временам премия — 1000 рублей. Но главное — о женщине-скульпторе заговорили не только в СССР, но и в Европе. «Крестьянку» послали на выставку в Венецию, там её купил музей итальянского города Триеста. В настоящее время скульптура хранится в коллекции музея Ватикана.
Окрылённая Мухина создала ещё несколько проектов идейно выдержанных шедевров: «Освобождённый труд», «Революция». Но эти работы не воплотились в жизнь, поскольку коллеги-художники и высокое начальство припомнили автору её буржуазное происхождение.

Чекист-провокатор

Дела мужа шли ещё хуже. Коллеги завидовали деньгам, которые приносила частная практика Замкова. В ОГПУ регулярно поступали доносы на доктора, а 9 мая 1930 года, в день рождения Алексея, сотрудники института, где он трудился, опубликовали в «Известиях» коллективное письмо, в котором врача называли шарлатаном. В итоге Алексея уволили из института, а его препарат запретили.
Дальше в жизнь супругов вмешался провокатор из ОГПУ Ахмед Мутушев, который уговорил их бежать из страны — сначала в Персию, а оттуда в Латвию, к богатым родственникам Веры Игнатьевны. Чекист рассчитывал получить награду за поимку изменников родины.
В Харькове Замкова и Мухину задержали и под конвоем отправили назад в Москву.
И снова на помощь пришли влиятельные знакомые. На этот раз за супругов хлопотал Максим Горький, который был пациентом Алексея Замкова. Врача всего лишь на два года отправили в ссылку в Воронеж, куда к нему приехала семья. Потом Замкова вернули в столицу и назначили руководителем новой лаборатории. Вере Игнатьевне разрешили получить в Латвии наследство, на которое она купила дорогой электронный микроскоп для мужа, а также мрамор и бронзу для своих скульптур.

Профиль в юбке колхозницы

Для супругов начались золотые годы. Замков успешно лечил кремлёвскую элиту) а Мухина получила грандиозный государственный заказ. В 1936 году началась подготовка к Всемирной выставке в Париже. Павильон СССР должен был располагаться рядом с павильоном Германии — и, по замыслу Сталина, выглядеть выше его, чтобы все понимали, что будущее за советским строем. Автор проекта Борис Иофан предложил увенчать здание большой скульптурой, изображающей юношу и девушку. Среди монументалистов объявили конкурс, который выиграла Вера Мухина. Правда, комиссия постановила, что обе фигуры следует одеть (первоначально они были по-античному полуобнажёнными).
24-метровую скульптуру создавали из стальных листов методом электросварки. Работы велись на территории опытного завода Института машиностроения и металлообработки, что очень не понравилось директору предприятия СП. Тамбовцеву. Чтобы избавиться от непрошеных гостей, он написал донос: Мухина готовит политическую провокацию, и в складках юбки колхозницы просматривается профиль врага революции Льва Троцкого. Сталин лично приезжал на завод и осматривал скульптуру, но своего идейного противника так и не разглядел.
Чтобы доставить 75-тонную композицию в Париж, её разрезали на 65 частей и поместили в 28 вагонов. На месте, после монтажа, обе фигуры до блеска начистили зубным порошком. Скульптура имела огромный успех у зрителей, в Париже даже проходил сбор подписей, чтобы оставить её во Франции. Но кремлёвские чиновники на это не согласились. Композицию перевезли в СССР и в 1939 году установили перед входом на ВДНХ.

Бюст товарища Сталина

За эту работу Мухина получила орден Трудового Красного Знамени и свою первую Сталинскую премию. Казалось, автора наконец-то ждёт безоблачное будущее. Но судьба приготовила Вере Мухиной очередное испытание. Ей позвонили из Кремля: товарищ Сталин хочет, чтобы вы сделали его бюст. Вера Игнатьевна объяснила, что не лепит по фотографиям, и для создания бюста потребуются сеансы с натуры. Судя по всему, Сталин узнал о своеволии Мухиной и затаил обиду. Вера Игнатьевна продолжала получать премии и заседать в авторитетных комиссиях — но при этом её скульптуры при жизни автора так и не устанавливались, у неё никогда не было персональных выставок, её не выпускали за границу.
Институт, в котором работал Алексей Замков, внезапно закрыли и переоборудовали в лечебницу для алкоголиков. Единственный в стране электронный микроскоп, купленный на деньги Мухиной, выбросили со второго этажа. Замков с трудом устроился на работу обычным терапевтом в районной поликлинике. В начале войны его оформили консультантом в институт Склифосовского. Работа была бесплатной, и Мухина, чтобы поддержать мужа, тайком привозила деньги его начальникам, а те выдавали их Замкову в качестве заработка.
В 1942 году Алексей Замков в возрасте 59 лет скончался от инфаркта.

Всё, что могли

Вера Мухина пережила мужа на 11 лет, она ушла из жизни в октябре 1953 года. Причиной смерти стала ишемическая болезнь сердца. Здоровье Веры Игнатьевны резко ухудшилось во время работы над памятником Максиму Горькому, который в 1951 году установили возле Белорусского вокзала в Москве (работа была начата скульптором Иваном Шадром ещё в 1939 году, Мухиной доверили завершить её). Памятник требовалось сдать к очередной годовщине Октябрьской революции, из-за нехватки времени лицо писателя пришлось переделывать на уже установленной скульптуре. Мухина постоянно поднималась на большую высоту и спускалась вниз, чтобы оценить то, что получается. В итоге, слегла — и после продолжительной болезни ушла из жизни.
Её похоронили на Новодевичьем кладбище рядом с мужем. На могильной плите Алексея Замкова выбита фраза «Для людей я сделал все, что мог». А на плите Веры Мухиной: «И я тоже».

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2019 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Маргарина Капская





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —