Виктор Кингисепп — кто это такой?

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Виктор Кингисепп — забытое имя из интернациональной когорты большевиков, свершившей величайший переворот в истории человечества. Сегодня его можно найти лишь в советских монографиях да на карте Ленинградской области в названии одного из городов.

Виктор Кингисепп — кто это такой?

Путь в революцию

Ещё в начале прошлого века город этот именовался Ямбургом. Он сменил название в 1922 году, став одной из первых жертв тотальной советской «топонимизации». Что поделаешь, советская власть победила окончательно и, как тогда казалось, бесповоротно. Но военные победы следовало укрепить идеологически. Этим целям должен был служить создаваемый с первых дней революции пантеон «борцов за рабочее дело». Одним из них и был «видный деятель международного рабочего движения, вождь эстонских коммунистов» Виктор Эдуардович Кингисепп.
Он появился на свет в 1888 году в Эстляндии на острове Эзель, ныне Сааремаа, на хуторе близ города Курессааре. Если перевести фамилию нашего героя на русский язык, то она будет звучать примерно как «Сапожников». Тем не менее, ближайшие предки Виктора к сапожному ремеслу никакого отношения не имели. Его дед по отцу был преуспевающим сельским кузнецом, весьма состоятельным и очень жадным человеком. Отец со временем стал механиком на заводе в Курессааре. В семье была в почёте грамота: читали книги, выписывали газеты. Мать, прожившая 15 лет в Петербурге, прекрасно владела как немецким, так и русским языками. Неудивительно, что Виктора отдали в единственную на острове гимназию. Здесь он впервые узнал о марксизме.
Дальнейший его путь в революцию хрестоматиен. Сначала — университет в Санкт-Петербурге. Здесь молодой эстонец занимался не столько науками, сколько подпольной революционной деятельностью. В столице существовала эстонская секция Российской социал-демократической рабочей партии большевиков. Вскоре Кингисепп стал одним из её руководителей. Он часто выезжал в Эстляндию для налаживания партийной работы. Наверное, поэтому его образовательный процесс растянулся на 11 лет. Диплом Виктор получил весной 1917 года, уже при Керенском. В 1914 году беспокойного эстонца сослали в Тверь. Позже ему удалось перебраться в Казань. Здесь он продолжил заниматься партийной работой, одновременно пытаясь завершить образование в местном университете.

К началу мятежа

Интересный факт: будучи ссыльным, Кингисепп получал от государственной казны четыре с половиной рубля в месяц. Деньги, даже по тем временам, небольшие, но всё же… А Первая мировая война — в разгаре. Третий год на фронтах миллионы молодых мужчин проливают кровь за царя, Отечество, веру, «кормят вшей», мёрзнут и мокнут в окопах. Виктор Кингисепп, не сдав один экзамен, по протекции друга и политического единомышленника, устраивается в тыловую часть Закавказского фронта. Здесь он занимается организацией питания солдат, их медицинским обслуживанием, доставкой посылок от родных и прочими полезными делами, находясь далеко за линией фронта. Но наступил февраль 1917 года. В стране установилась демократия. В условиях войны она привела к разрухе в тылу, развалу на фронте, разброду в умах россиян. Большевики почувствовали, что их час настал. Кингисепп мечется между Петроградом, Нарвой и Ревелем (Таллином). Он активизирует работу эстонских коммунистов, участвует в разгроме Корниловского мятежа, создаёт Военно-революционный комитет в Ревеле.
После победы большевиков в Петрограде Кингисепп развернул кипучую деятельность по установлению советской власти в Прибалтике. Но в феврале 1918 года немцы оккупировали Эстляндию, и Кингисепп с товарищами бежал на военном корабле в Питер.

Активный чекист

Следующие полгода жизни эстонского коммуниста неразрывно связаны с теми трагическими событиями, что обрушились на Россию, — с Октябрьским переворотом. Энергичный, целеустремленный, фанатично преданный идеалам большевизма, Кингисепп становится заметной фигурой «ленинской когорты».
На IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов его выбирают в состав Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК). Вскоре Кингисепп назначается комиссаром Инспекции по формированию военных округов. Его бескомпромиссность, беспощадность к врагам революции хорошо известны партии. И она направляет своего эстонского товарища на особо ответственную работу.
За последние два десятка лет мы много узнали о «красном терроре». Наш герой сыграл в его организации не последнюю роль. Кровь стынет в жилах от одного названия структур, в которых работал Виктор Эдуардович: следственный отдел Верховного революционного трибунала, Особая следственная комиссия, Президиум Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК). Ему поручают такие сложные и ответственные дела, как следствие по делу бывшего главкома Балтийского флота Щастного (расстрелян), разоблачение известного провокатора царских времён Малиновского, мятеж левых эсеров, так называемый заговор английского дипломата Локкарта и другие. Учёт пострадавших, конечно же, не ведётся.
Тридцатилетний Кингисепп работает на износ. Его родная сестра Мета вспоминала, что Виктор сутками не бывал дома, осунулся и похудел; жена Эльза приносила ему на работу «немного хлеба и папирос». Эстонский чекист был настолько занят работой, что не сразу узнал о дополнительном пайке, положенному ему как члену ВЦИК. По указанию Свердлова Кингисепп участвовал в расследовании самого громкого дела — покушения на Ленина. Выстрелы в вождя, как известно, послужили поводом к началу массового «красного террора». По-видимому, эстонский коммунист оказался неплохим «заплечных дел» мастером. Его работу оценили не только Свердлов, но и Железный Феликс. Добрым словом об эстонском большевике отозвался и сам Ильич. Следует напомнить, что в это же время трудился в ЧК и другой прибалтийский товарищ, правая рука Дзержинского, латыш Ян Петерс. «Кровавый Петере», как окрестил его народ.

Назад, на родину

Кингисепп не успел получить яркого прозвища (по крайней мере, оно не закрепилось в истории), и вот почему — в ноябре 1918 года закончилась Первая мировая война, и неугомонный эстонский коммунист вновь попытался «советизировать» свою маленькую родину. Он нелегально вернулся в Эстонию. Его планы нашли полную поддержку со стороны Дзержинского и Ленина.
Борясь с контрреволюцией в Москве, Кингисепп начал работать над книгой «Кому независимость, кому иго». Содержание её таково, что независимое буржуазное Эстонское государство, образовавшееся после вывода германских войск, объявило автора своим врагом номер один. В его поимке участвовали полиция и армия, националисты и провокаторы.
Три с половиной года Кингисепп пытался разжечь в Эстонии пламя революции. Однако слишком мало сторонников нашлось на исторической родине, очень много сил уходило на конспирацию. Но в Москве не забыли «трудолюбивого» эстонца и, поняв бесперспективность его революционной затеи в Прибалтике, предложили вновь поработать в России. Кингисепп не принял лестное предложение российских товарищей. В письме жене он объяснял это так: «…Я все время чувствовал бы горечь при мысли, что покинул тех, кто остался бороться в самых жёстких условиях. …Я исполнен личной ненависти к эстонской буржуазии. …Политическим важно до конца испить свою чашу». Фанатичный большевик испил её до дна. В мае 1922 года его выдал один из соратников, арестованный накануне.
На суде Кингисепп вёл себя вызывающе. В частности, он заявил, что его последнее желание, «чтобы эстонская буржуазная независимость не просуществовала долго». «Да здравствует Эстонская Советская республика!» — крикнул Виктор Эдуардович после оглашения приговора. В ту же ночь его расстреляли на берегу моря, а тело зарыли в песок дюны. Однако ненависть властей к живому Кингисеппу была так велика, что труп его почти сразу вырыли и выбросили в море, как можно дальше от берега.
Вскоре после казни вождя эстонских коммунистов один из ленинских проконсулов, товарищ Зиновьев (он же Радомысльский), совмещавший должности председателя Петроградского совета и председателя Исполкома Коминтерна, выступил с идеей увековечить имя «выдающегося эстонского революционера», переименовав ближайший к государственной границе город. ВЦИК поддержал его инициативу. Так древний Ямбург стал Кингисеппом.

Два Кингисеппа

После Великой Отечественной на карте Советского Союза появился ещё один Кингисепп — на острове Сааремаа. В Эстонии коммунисты вознесли врага буржуазной независимости на пьедестал. Его именем называли улицы и скверы. Появились памятники и мемориальные доски. Был открыт музей. Но к концу 1980-х, в разгар перестройки, всё вернулось на круги своя. Город Кингисепп снова стал Курессааре, а Виктор Кингисепп — предателем своего народа, врагом независимой Эстонии.
Но кем он является для жителей российского Кингисеппа теперь? Верным революционером-ленинцем — для меньшинства горожан, преимущественно пожилого возраста. Иностранцем, который в далёком теперь 1922 году дал городу звучное, такое непохожее на русские Торжок или Дно название, — для зримого большинства. За какие заслуги? А не все ли равно. Ведь в самом начале нашего рассказа мы отметили: Кингисепп — забытое имя ранней советской истории. Кстати сказать, большинство горожан совершенно неправильно произносят название своего города. Верно произносить «Кингисэпп», как звучало бы оно на эстонский манер. Городской референдум 1991 года вынес решение сохранить городу советское название. Наши «не очень добрые» прибалтийские соседи формально на это никак не отреагировали.

Журнал: Тайны 20-го века №12, март 2013 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Сергей Дулев

Метки: СССР, биография, Тайны 20 века, революция, ВЧК, Октябрьская революция, ЧК, Эстония, город, Кингисепп




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.