Вили Шульц и Ильза Штайн: Еврейка и капитан

Во время Холокоста фашисты уничтожили шесть миллионов евреев. Делалось это при почти полной поддержке немецкого народа и, конечно, немецкой армии. Но бывали исключения: германский офицер Вили Шульц влюбился в еврейку Ильзу Штейн и, рискуя жизнью, заодно с любимой спас двадцать пять евреев из минского гетто.

Вили Шульц и Ильза Штайн: Еврейка и капитан

Немецкий офицер спас еврейскую девушку ценой собственной жизни


В 1943 году Ильзе Штейн, очень красивой еврейской девушке из Франкфурта-на-Майне, исполнилось восемнадцать лет. В том же году германскому офицеру Вилли Шульцу стукнуло сорок шесть. Он дослужился до капитана люфтваффе. Но из авиации пришлось уйти: на Западном фронте он получил ранение. После лечения Шульца признали негодным к полётам. И назначили руководителем интендантской службы в оккупированном Минске. В столице Белоруссии немецкий офицер впервые столкнулся с узниками гетто: они возили торф с местных болот в котельную, которая располагалась в бывшем Доме правительства Белорусской ССР.

С первого взгляда

В 1943 году Ильза Штейн попала в минское гетто вместе с колонной евреев из Германии. В какой момент Шульц выделил красавицу из толпы «людей третьего сорта», подлежащих уничтожению? Неизвестно. Но влюбился он с первого взгляда. Вилли отлично понимал, что может дорого заплатить за открытые ухаживания за Ильзой. И для начала стал способствовать некоторому облегчению её участи. Он назначил её бригадиром рабочего отряда. А её подругу Лею Гутникович — помощницей Штейн. И стал носить голодающим девушкам суп и хлеб из офицерской столовой.
Вилли Шульц был хорошим человеком. И не просто хорошим человеком: он оказался одним из немногих немцев, на которых не подействовала нацистская пропаганда. Раньше, служа в элитных войсках — в авиации, он не был свидетелем карательных операций в отношении евреев и мирного населения оккупированных территорий. Попав после ранения в другое подразделение, увидев, что творили его сослуживцы-соотечественники с ни в чём не повинными людьми и влюбившись в еврейку, Шульц быстро назначил цену фашизму.
Бывший лётчик не был глупым человеком. Он понимал две вещи: первое — скоро обитатели минского гетто станут пеплом в печах концлагерей и останками в братских безымянных могилах; второе — ему, Вилли Шульцу, следует скрывать свои чувства к Ильзе.
Советское радиовещание велось и на немецком языке с тем, чтобы сообщать фашистам правду о режиме, установленном Гитлером. Слушая это радио и видя, как немцы обращаются с евреями, Вилли понял: надо действовать, чтобы как-то оторваться от этой чудовищной системы…
Мужчине было трудно скрывать чувства: вскоре кто-то из сослуживцев заметил, что Шульц часто разговаривает с Ильзой. А иногда держит её за руку… Сохранилось единственное фото Вилли с Ильзой. С него на нас смотрит мужчина средних лет, на вид — «истинный ариец» в нацистской форме. Рядом — красивая молодая женщина с правильными чертами лица. Пара выглядит счастливой. Но счастью мог настать конец, потому что на Шульца написали донос. Началось расследование факта «осквернения арийской расы». За неимением доказательств от офицера вроде бы отстал и…

Надо действовать

Но Шульц все яснеё осознавал: надо действовать, ибо промедление смерти подобно. Тучи сгущались: фашисты начали проводить облавы в минском гетто. Людей уничтожали тысячами.
Как-то, заранеё узнав о готовящейся облаве евреев, Шульц не отпустил их после работы в гетто, а продержал несколько сотен человек в подвале Дома правительства. Тем самым, он если не смог спасти многим жизни, то, во всяком случае, подарил некоторым отсрочку казни.
Лея Гутникович, подруга Ильзы, в их паре была главной. К ней Шульц и обратился с вопросом: «Скажи, как мне спасти Ильзу? Я люблю её, а в гетто она погибнет». Лея ответила, что есть один путь: бежать к партизанам. Гутникович, как оказалось, была связана с белорусским подпольем. Шульц не ожидал такого ответа и взял себе ночь на размышление.
Утром он пришёл к Гутникович и сказал, что согласен бежать с ней и Ильзой. Лея сообщила о его решении. Но тут партизаны решили, если так можно выразиться, немного поторговаться. Они понимали: представляется возможность спасения более, чем двух человек. Вилли предложили, якобы для разгрузки вагонов с цементом, вывести в лес Ильзу, её подругу Лею Гутникович и ещё двадцать трёх узников гетто.
Шульц безропотно подготовил документы на тринадцать женщин и двенадцать мужчин. В их числе были Ильза, Лиза и две её сестры. Всех участников побега подобрали члены подпольного комитета гетто. 30 марта 1943 года машина тронулась в путь. По дороге её остановил для проверки немецкий патруль. Но всё обошлось: Шульц хорошо оформил документы.
Дальше Вилли приказал шофёру — немецкому фельдфебелю — ехать не к зоне разгрузки вагонов, а в сторону леса, где пролегала граница партизанской зоны. Фельдфебель сразу понял, куда стремятся офицер и узники гетто, и попытался развернуть машину к станции, где располагалась немецкая часть. После окрика Шульца ехать к лесу шофёр выскочил из машины и попытался бежать. Вилли пришлось его пристрелить. После этого у Шульца пути к отступлению не было. Он сам сел за руль, стремясь перебраться через реку по мосту. Но мост оказался взорван.
Тут один молодой человек из узников гетто заметил в воде лодку. Он бросился в ледяную реку, подогнал лодку к берегу. Узники и немецкий офицер небольшими группами перебрались на противоположный берег.
С другого берега в беглецов уже стреляли фашисты. Партизаны, встречавшие людей, ответили им ответным огнём. В итоге, уже бывшие узники гетто и Шульц без потерь добрались до партизанского отряда.

Недолгое счастье

Почти полгода Вилли и Ильза прожили вместе в партизанском отряде. Шульц рассказал борцам с фашизмом о нескольких важных для нацистов объектах на территорию Белоруссии. Вскоре эти склады боеприпасов, аэродромы и штабы успешно разбомбила советская авиация…
А дальше произошли события, которые ни Вилли, ни Ильза никак не могли прогнозировать. За ними прислали специальный самолёт, который отвёз их на специальную базу НКВД в Малаховке, что под Москвой. Потом влюблённых разлучили: Вилли отправили в Центральную школу антифашистов, где готовили национальные немецкие кадры для управления будущей ГДР. Ильзу, к тому моменту уже беременную, перебросили в Биробиджан.
Там она родила мальчика, который умер вскоре после рождения.
Больше влюблённые не виделись. Ильзе сообщили, что Вилли 31 декабря 1944 года скончался от менингита. В других документах значится, что он умер от сердечной недостаточности. Историки сегодня подвергают сомнению факт ненасильственной смерти Шульца. Возможно, Вилли стал жертвой сталинских репрессий. Как бы то ни было, этот смелый человек и антифашист умер на территории СССР. Любовь стоила ему жизни: не полюби он Ильзу, возможно, он вышел бы живым из войны.
А вот Ильзе Вилли однозначно спас жизнь: в октябре 1943 минское гетто нацисты уничтожили. В общей сложности, в нём погибли около 100000 человек.
Ильзе в течение некоторого времени жила в Биробиджане. Работала закройщицей. Вышла замуж. Родила сына и дочь. Уже после смерти Сталина семья перебралась в Ростов-на-Дону. Благодаря Вилли Шульцу Ильза прожила спокойную и счастливую жизнь.
В 1990 году женщина вместе с дочерью побывала на своей родине в Германии. В апреле 1993 года Ильза скончалась. В конце жизни ей удалось найти Лею Гутникович.
Любила ли Ильза Вилли? Некоторые из её близких говорили: он был любовью всей её жизни. Другие утверждали: Штейн использовала офицера, чтобы спасти свою жизнь и жизни сестёр.
Сегодня уже некому ответить на этот вопрос.

Журнал: Загадки истории №11, март 2020 года
Рубрика: История одной любви
Автор: Мария Конюкова

Метки: СССР, судьба, война, Великая отечественная война, нацизм, партизаны, любовь, евреи, люфтваффе, Шульц, Штайн, Минск, гетто



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —