Георг Вильгельм де Геннин от простого армейского фейерверкера, то есть артиллериста, дослужился до чина генерал-лейтенанта. Модернизировал металлургическое производство. Основал Пермь и Екатеринбург. А ведь подавая прошение об определении на русскую службу, он просто надеялся на пристойное жалованье…

Виллим Иванович Геннин - краткая биография

Вилим де Геннин — горный мастер и металлург

В Россию этот молодой человек из Нижней Саксонии попал благодаря Великому посольству. В новом отечестве Георг Вильгельм де Геннин быстро адаптировался и превратился в Вилима Ивановича Геннина. И происхождение, и познания очень способствовали тому, чтобы определить немчика на русскую службу. Геннин просто не мог не понравиться Петру, они ведь были почти ровесниками.

Вилим Иванович

Семейное предание гласит, что в Амстердаме, будучи мальчиком, Вилим столкнулся с урядником Петром Михайловым — путешествующим инкогнито русским царём. Тот якобы заблудился и спросил у отрока дорогу. Потом, слово за слово, разговорились, и царь предложил Вилиму поехать с ним в Москву. «Мальчик» по тем временам был уже более чем возмужалым молодым человеком. Сведений о первых 20 годах жизни Геннина мало, известно лишь, что он имел дворянское происхождение и изрядные познания в математике, химии, архитектуре, военном деле, а также умел делать потешные снаряды и вырезать из бумаги картинки, крашенные японской олифой. По другой семейной легенде, он был представлен «Петру Михайлову» на приёме в Амстердаме, а на службу его определил генерал Лефорт. Именно он возглавлял то знаменитое посольство.
Каковым бы не был путь Геннина в Россию, но в 1697 году он оказался в Москве. На переезд ему выплатили подъёмные на три месяца по шесть рублей в месяц и какую-то сумму от Амстердама. А далее он был определён на службу в Оружейную палату. В 1698 году он был повышен в фейерверкеры с годовым доходом, страшно сказать, в 67 рублей. Но для Вилима и это были хорошие деньги, его семья в Ганновере жила, кажется, совсем бедно. Так что Вилим упорно строил карьеру в чужой стране. Благо, Пётр начал долгую Северную войну, и в армии получать чины было проще, чем на гражданской службе. Вскоре из фейерверкеров он стал поручиком, затем капитаном, затем майором. И это менее, чем за десять лет. Он и не скрывал, зачем отправился в Москву — за чинами и деньгами. Но и то, и другое он заслужил честно. И даже научившись в России раболепствовать, никогда не, переходил границы пристойности. Письма свои к Петру подписывал как «нижайший раб», освоил весь тот кошмарный уничижительный лексикон, которым пользовались в XVIII веке и при дворе Петра, и при дворе Екатерины, и при дворе Анны Иоанновны, и при этом сумел сохранить лицо. Был очень точен, исполнителен, педантичен и честен. Последнее и помогало, и мешало в его карьере. Он не делал снисхождения даже тем, кто ему был симпатичен, никогда не брал взяток, но без малейшего колебания требовал денег, если они были необходимы для очередного проекта. В этом плане он был человек неудобный — его нельзя было купить, к нему нельзя было подольститься. Но пока он не занимал высоких должностей, это не мешало карьере.
Он отличился при взятии Выборга, построил укрепления при Гангуте, снял план Кексгольма, за что заслужил высочайшую благодарность от Петра — был пожалован золотой медалью с алмазами, деревней и чином подполковника. Его роспись по количеству артиллерийских орудий и пороха в гарнизонах крепостей отозвалась в 1712 году распоряжением Петра основать в Петербурге Литейный двор и пороховые заводы, причём, как и всегда у Петра, — в рекордные сроки. Обязанность по их основанию возложили на него. С заданием он справился.

Олонец и Сестрорецк

В 1713 году Пётр назначил Геннина комендантом в Олонец — поднимать тамошнее литейное производство. И поехал он инспектировать Петровский, Повенецкий и Кончезерский заводы. То, что он увидел, ему страшно не понравилось. Пушки были очень низкого качества, пришлось пересматривать весь процесс отливки, менять рецептуру, искать новые месторождения железных руд, но брак практически сошёл на нет. До назначения в Олонец Геннин в геологии не разбирался, но знал химию и артиллерийское дело. Пробелы в образовании пришлось заполнять, в чём ему помогли местные мастера и рудознатцы. Скоро уже в проблемах пушечного литья он разбирался лучше, чем заводские старожилы. А когда во время геологоразведки Геннин обнаружил источники минеральных вод, на их основе сразу же появились курорт «Марциальные воды» и санаторий «На Олонце». Эти отечественные воды посетил даже Пётр. И остался весьма доволен.
Однако для Геннина модернизация карельских заводов показала, что следует основательно изучить современное литейное производство и посетить западные страны. Побывав в Голландии, Саксонии и Пруссии, он вернулся в Россию с немецкими мастерами и идеей превратить кустарное производство в промышленное. Завод нового типа было решено возводить на реке Сестре, достаточно полноводной, чтобы использовать для работы машин силу воды. Строили при Петре быстро. В 1721 году заложили фундамент, в 1722 году строительство уже шло к концу. Результаты радовали: труд 40 рабочих смогла заменить одна современная машина и обслуживающий персонал из двух человек.

Дело Татищева

Однако завершить работу в Сестрорецке Геннин не смог: Пётр распорядился дать ему чин генерал-майора и отправить на Урал, модернизировать сталелитейное производство, а также разбирать спор между Василием Татищевым и Никитой Демидовым, более известный, как дело Татищева.
Проинспектировав заводы в Кунгуре, Геннин был приятно удивлён качеством и разнообразием уральских руд и огорчён состоянием производства и каторжным трудом рабочих. Современного оборудования на заводах не было, Демидовы, полновластные хозяева заводов, о рабочих не заботились, облагали их всевозможными поборами, так что люди реагировали единственным способом — бежали. Дабы не терпеть убытки, Демидовы усиливали эксплуатацию оставшихся. Что-то менять к лучшему или осваивать новые технологии хозяева не желали. Геннин дал точное определение тому, что увидел, — «злая напасть».
Ещё прежде него о той «злой напасти» доносил чиновник Берг-коллегии Василий Татищев, посланный на Урал в 1719 году. Он хотел завести медеплавильное производство, но столкнулся с откровенным противостоянием Демидовых, которые слали в столицу жалобу за жалобой на неугомонного «выскочку». В конце концов завелось даже судебное дело против Татищева. Изучив все обстоятельства, Геннин пришёл к однозначному выводу: Татищев прав, на Исети нужно строить крепость и начинать медеплавильное производство. «Ему [Демидову] не очень мило, — писал он в отчёте, — что… казённые заводы станут здесь цвесть, для того, что он мог больше своего железа продавать и цену наложить, как хотел, и работники б вольные все к нему на заводы шли, а не на ваши. А понеже Татищев по приезде своём начал прибавливать или стараться, чтоб вновь строить Вашего величества заводы, и хотел по горной привилегии поступать по рубке лесов и обмежевать рудные места порядочно, и то ему [Демидову] також было досадно, и не хотел того видеть, кто б ему о том указал». И хоть мне его калмыцкая рожа не нравится, добавлял Геннин, но на него Демидовыми возведена напраслина. Так дело Татищева развалилось, а его проект был взят Генииным на вооружение.
В марте 1723 года Геннин заложил Екатеринбургскую крепость, а в ноябре уже был пущен первый медный завод. За 12 лет, которые Геннин провёл на Урале, он построил и модернизировал 12 заводов, основал ещё один город Пермь, получил за заслуги чин генерал-лейтенанта, право написания своей фамилии через дворянскую частицу «де» I и в 1734 году вернулся в Петербург. И знаете, кто заменил его в должности на Урале? Василий Татищев.
А Вилим Иванович де Геннин дожил до глубокой старости, но и тогда продолжал служить. Усовершенствовал оружейные заводы в Туле и Сестрорецке. Управлял Канцелярией главной артиллерии. Был членом Военной коллегии.
Перед смертью он завещал провести похороны самым тихим образом, а гроб обить простым чёрным сукном.

Журнал: Загадки истории №36, сентябрь 2020 года
Рубрика: Великие первопроходцы
Автор: Елена Филимонова

Метки: эпоха Романовых, Загадки истории, биография, Россия, Урал, завод, крепость, артиллерия, металлургия, Пётр Первый, Екатеринбург, Пермь, фортификация, медь, Геннин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —