Януш Корчак — педагогические идеи

Все знают, что Януш Корчак был педагогом и писателем. Но не всем известно, что его основная профессия — врач. В довоенной Польше Януша Корчака так и называли: пан Старый Доктор.

Фото: Януш Корчак — интересные факты

Разбитые мечты

Эрш Хенрик Гольдшмит, известный всему миру как Януш Корчак, родился 22 июля 1878 года в Варшаве в семье известного столичного адвоката и писателя. Родителей мало интересовало воспитание сына, и он рос замкнутым, застенчивым ребёнком, погружённым в мир своих фантазий.
Когда Хенрику исполнилось семь лет, его отдали в русскую гимназию, где царила жёсткая дисциплина, однако учили хорошо. Там преподавали латынь, французский, немецкий, греческий, что дало Хенрику хорошую основу для дальнейшего образования.
В 1889 году семья Гольдшмит пережила большое потрясение: у отца были обнаружены признаки душевного заболевания. Его поместили в специальную клинику. Деньги на лечение скоро закончились, матери пришлось продавать картины, фарфор, мебель… Благополучная жизнь закончилась.
На фоне всего случившегося Хенрик все больше уходил в себя. Отдушину он находил в чтении. И пробовал сочинять сам. А чтобы поддержать семью материально, юноше приходилось давать уроки детям из зажиточных семей. Здесь он впервые показал себя способным педагогом, умевшим найти подход к ученикам и снискать их любовь.
Когда отец умер, юноша почувствовал ещё большую ответственность за семью и, несмотря на явные литературные способности, решил стать врачом, чтобы иметь возможность помогать матери. В 1898 году он окончил гимназию и поступил на медицинский факультет Варшавского университета. Однако писать не перестал. Свои произведения Хенрик подписывал именем Янаш Корчак — по имени героя популярного исторического романа Ю. Крашевского «История Янаша Корчака и дочери меченосца». Но получилось так, что наборщик перепутал одну букву в имени — и на свет появился писатель Януш Корчак.
После окончания университета Хенрик начал работать в детской больнице, однако в 1904-м ему пришлось надеть военную форму: началась Русско-японская война, и Гольдшмита призвали на фронт. Вернувшись домой, он продолжил врачебную практику и вскоре стал известным врачом. Однако большую часть дохода Корчак тратил на лекарства для бедных, из-за чего прослыл среди коллег идеалистом, кое-кто даже называл его сумасшедшим. А в свободное время писал повести.
Ещё в молодые годы Корчак принял решение не заводить семью (из-за тяжёлой наследственности), а посвятить свою жизнь обездоленным детям. В 1911 году ему представилась возможность воплотить свои педагогические идеи в жизнь: он стал директором приюта для еврейских сирот. Его помощницей и единомышленницей была Стефания Вильчинская, отношения с которой Корчак называл «педагогической любовью».

Пан Старый Доктор

Однако вскоре ему снова предстоял путь на фронт — началась Первая мировая война. По дороге в дивизионный госпиталь на Восточном фронте Корчак заразился тифом, и по настоянию матери его в бессознательном состоянии перевезли к ней на квартиру. Когда же Хенрик пришёл в себя, то с ужасом узнал, что его мать умерла от тифа, подхватив эту страшную болезнь во время ухода за сыном.
Его мысли, его чувства, а также мечты о справедливом устройстве мира нашли отражение в удивительно мудрой и грустной повести-сказке «Король Матиуш Первый» — о маленьком наследнике трона, не справившемся с непосильной для детских плеч ношей. В этом произведении Корчак примерил на себя два образа: короля Матиуша и Старого Доктора. Его так и называли — Старый Доктор, потому что к сорока годам Хенрик уже был лысым и носил очки. Под таким именем он вёл радиопрограмму, в которой рассказывал на свой лад старые сказки, беседовал с радиослушателями о взаимоотношениях детей и родителей, поднимал проблемы здоровья.
К началу 1930-х годов Корчак стал известной личностью — писателем, педагогом, а также автором уникального труда «Право ребёнка на уважение».
В 1933 году Януш Корчак был удостоен высокой награды — Серебряного креста независимой Польши. Так родина отметила его выдающиеся заслуги в педагогике и литературе. Но год спустя Договор о равноправии национальных меньшинств, заключённый после Первой мировой войны между Польшей и державами Антанты, был аннулирован, и Корчаку не постеснялись напомнить, что он еврей. Прекратились выступления Старого Доктора по радио, закончилась работа в органах опеки, его перестали приглашать консультантом на судебные заседания по делам несовершеннолетних.

«Надо пытаться жить…»

Летом 1939 года Януш Корчак находился не в Варшаве, а в летнем лагере с детьми. А когда они вернулись в город, было уже поздно: в сентябре немцы заняли польскую столицу.
…Корчак всеми силами старался оградить своих подопечных от происходящего. Регулярно проводил уроки и даже сам вёл драмкружок. Несмотря на ужасное отношение оккупантов к евреям, Корчак не мог допустить мысли, что они поднимут руку на детей. В эти дни он боялся только одного: если с ним что-нибудь случится, его сироты снова окажутся на улице.
Корчак метался по оккупированному городу в поисках еды, дров, лекарств для детей. Он покупал, выпрашивал, выменивал… Вскоре вышел приказ, обязавший всех евреев носить на рукаве повязку с жёлтой шестиконечной звездой. Корчак принципиально игнорировал этот указ и носил военный мундир польского офицера.
В октябре 1940 года в Варшаве появилось гетто, куда сначала согнали местных евреев, а затем стали свозить несчастных из других польских городов. Переселению в гетто подлежал и Дом сирот. На въезде в гетто у них конфисковали подводу с картошкой. А когда Корчак, возмутившись этим, отправился жаловаться коменданту города, его избили и бросили в тюрьму. Через месяц за Старого Доктора внесли выкуп его бывшие воспитанники. Но пребывание в нацистских застенках сильно изменило Хенрика. Корчак превратился в настоящего старика, теперь он ходил, опираясь на палку.
А в гетто становилось хуже день ото дня. Из-за голода и антисанитарии начался тиф. Трупы детей и взрослых лежали прямо на улице. В гетто начали расстреливать за любую провинность. Неспособный смириться с происходящим, Корчак стал искать забвение в алкоголе. По ночам, когда его никто не видел, он пил водку, много курил, уговаривая сам себя: «Надо пытаться жить хоть как-то».
Тогда ни он, ни те, кто был рядом, ещё не знали, что способ «окончательного решения еврейского вопроса» уже найден. Поползли слухи о ликвидации гетто, о том, что подготовлены десятки вагонов для отправки евреев в концлагеря. Друзья предложили Корчаку бежать, но тот отказался. Связному, пришедшему к нему с поддельным паспортом. Корчак передал только одну вещь — свой дневник — и попросил его сберечь, ибо отлично понимал, что жить осталось недолго.

Жизнь, посвящённая детям

22 июля 1942 года, в тот самый день, когда Янушу Корчаку исполнилось 64 года, юденрат (еврейский совет) Варшавского гетто получил распоряжение подготовить всех евреев к депортации. Ежедневно на площадь сгоняли не менее шести тысяч человек. Их сажали в товарные вагоны и вывозили в лагеря смерти. Стало ясно: спасения ждать неоткуда. Воспитатели и работники приюта решили оставаться с детьми до последней минуты.
6 августа рядом с домом, где размещался приют, раздались свистки и крики: «Все евреи — на выход!». Дети вышли и построились в колонну. Вместе с детьми были их любимый воспитатель Януш Корчак и его верная подруга Стефания Вильчинская. Колонна детей тронулась к вагонам. Когда началась погрузка, комендант станции узнал в человеке, идущем с детьми, писателя, чьи книги читал в детстве. Он предложил Корчаку остаться. Тот спросил: «А дети?». И, услышав в ответ «Это невозможно», — сказал, что не оставит детей…
До последней минуты Корчак пытался отвлечь своих воспитанников от мысли о том, что их ждёт. В поезде шутил, рассказывал сказки, а когда состав прибыл в Треблинку, вместе с ними шагнул в газовую камеру…
В Польше долгое время не верили, что Корчак погиб. В ходу были легенды о том, что в последний момент вагон с сиротами и Старым Доктором отцепили от со става и все остались живы. После войны в Варшаве ходили слухи, что пан Доктор жив, что он ходит по сёлам и стучится в дверь к добрым людям.
Но, увы, чуда не произошло. Януш Корчак погиб. Однако и сегодня он остаётся в памяти людей благодаря своим книгам и жизни, посвящённой детям. На стене его дома в Варшаве — мраморный барельеф и памятная надпись на пяти языках (в том числе на иврите), а рядом всегда лежат алые гвоздики…

Журнал: Тайны 20-го века №23, июнь 2012 года
Рубрика: Эхо войны
Автор: Татьяна Яровинская

Метки: биография, война, дети, писатель, книга, Тайны 20 века, Вторая мировая война, Польша, казнь, евреи, концлагерь, Корчак, педагогика, Гольдшмит, Треблинка



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —