Юлия Вревская: Сестра милосердия

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Сегодня имя этой удивительной женщины незаслуженно забыто, Юлия Петровна Вревская, фрейлина императрицы, по своей воле отправилась на фронт сестрой милосердия. Русская женщина стала национальной героиней Болгарии. Она повидала мир, жила во дворце, а умерла от тифа в госпитале. Ей писали посвящён Полонский и Гюго, а Тургенев был в неё влюблён.

Юлия Вревская: Сестра милосердия
В 1838 году в городе Лубны Полтавской губернии в семье генерал-лейтенанта, участника Бородинского сражения, Петра Варпаховского родилась девочка, которую назвали Юлией. В 16 лет она уже выгодно выделялась среди сверстниц южной красотой, обаянием и образованием. Все, кто общался с ней, испытывали к девушке симпатию. Не стал исключением и 40-летний генерал-лейтенант барон Ипполит Вревский. Он был старше её на 24 года, имел троих внебрачных детей, но влюбился как мальчишка. Для Юлии её героический отец всегда был идеалом настоящего мужчины. И такого же мужчину она почувствовала во Вревском, согласившись стать его женой,
Ипполит Александрович слыл образованным человеком и к тому времени имел несколько значительных наград, в том числе и орден Святого Георгия IV степени. Под его командованием находились войска на Лезгинском кавказском фронте. Во время сражений он не сидел в штабе, а всегда был на передовой. В молодости получил медицинское образование в Дерпте и мог оказать раненым первую помощь. В 1840 году в бою при реке Валерик вместе с ним принимал участие Михаил Лермонтов. С тех пор поэт часто бывал в доме Вревского в Тифлисе.
Увы, семейное счастье Вревских длилось недолго. Через год после свадьбы, в 1858 году, Ипполита тяжело ранили при штурме аула Китури. Ранение оказалось смертельным.

Тургеньевская

Юлия тяжело и долго переживала утрату. Чтобы ничего не напоминало ей о трагедии, мать увезла её в Петербург. Юная красивая вдова героя не осталась незамеченной в свете, и вскоре императрица Мария Александровна сделала её своей фрейлиной. Тургенев писал о ней: «Дамы ей завидовали, мужчины за ней волочились… два-три человека тайно и глубоко любили её. Жизнь ей улыбалась».
Однако её поступки казались столичному свету, мягко говоря, странными. Вревскую прозвали чудачкой, так как она разделила часть своего наследства между детьми мужа и сделала все, чтобы те унаследовали титул отца. Вместе с императрицей, которая, несмотря на свою болезнь, любила путешествовать, Юлия Вревская посетила многие страны мира, и не только европейские: она была в Африке, Сирии и Америке. Для Марии Александровны Юлия Петровна была не только душевным собеседником, но и заботливой сиделкой при необходимости.
Круг общения Вревской составляли известные творческие люди: Григорович, Соллогуб, Полонский, Айвазовский, Верещагин…
Соллогуб вспоминал о Юлии Петровне как о человеке, не говорившем ни о ком дурного слова и пресекавшем чужое злословие. Она отличалась вежливостью и приветливостью, тонким вкусом — довольно редкими качествами для дамы, каждодневно наблюдавшей придворные интриги.
Она очень любила читать Тургенева и мечтала познакомиться с писателем. Знакомство состоялось в 1873 году в Париже. По некоторым сведениям, у них завязались отношения, со временем перешедшие в крепкую дружбу. Позже она даже провела несколько дней в его имении в Спасском.
Что касается самого Тургенева, то он был безумно влюблён в Вревскую. Но она была убеждена, что брак, заключённый в церкви, длится вечно. Она не хотела изменять памяти мужа. Тургеневу оставалось довольствоваться дружбой. Юлия нежно ухаживала за ним, когда он болел. Именно она уговорила его помириться с умирающим Некрасовым. Словом, была настоящим другом.

У войны не женское лицо

В 1876 году в Болгарии произошло национально-освободительное восстание, которое было жестоко подавлено турками. Попытки России договориться с Турцией и оказать помощь болгарскому народу не увенчались успехом. Через год после трагических событий Россия объявила Турции войну.
На фронт добровольцами отправились Поленов, Маковский, Успенский, Боткин и Склифосовский. В помощь российской армии делались значительные пожертвования. Не смогла остаться в стороне и Юлия Вревская. На средства, полученные ею от продажи имения в Орловской губернии, она собрала из добровольцев медицинский отряд, в котором сама состояла… обычной медсестрой.
В 1877 году фрейлина императрицы, сменив роскошные туалеты на скромное платье сестры милосердия, отправилась на фронт. При дворе её благородный порыв не поняли, расценили его как эпатаж. Но ей было всё равно. Она выносила раненых бойцов с поля боя, ухаживала за ними в лазарете. Сестёр катастрофически не хватало. Вревская жалела своих коллег и часто оставалась в лазарете до утра, чтобы те могли отдохнуть. Она не гнушалась никакой работой, одинаково хорошо управляясь и в перевязочной, и в прачечной. А в операционной была настолько незаменима, что ей даже доверяли простые операции по удалению пули. Она ассистировала хирургам при ампутациях. И при этом у неё оставались силы читать бойцам вслух или шить им кисеты.
Когда медсёстрам предоставили двухмесячный отпуск, Юлия Петровна отказалась от него, а вместо этого отправилась на линию фронта. Она сняла в деревне Обертеник близ Бялы скромную комнату почти без мебели, по утрам делала уборку, умывалась снегом, а потом шла в госпиталь 4 километра по грязной разбитой дороге. Трудно представить, каково было ей, светской даме, оказаться в таких условиях. Тем не менее она писала: «Хотя я терплю тут большие лишения, живу чуть ли не в лачуге, питаюсь плохо, я утешаю себя мыслью, что делаю дело, не сижу за рукоделием, и жизнь эта мне по сердцу…».
Она не только видела страшные раны — ей приходилось присутствовать при тяжёлых операциях. О некоторых из них она вспоминала с содроганием: «Недавно одному вырезали всю верхнюю челюсть со всеми зубами». В одном из своих последних писем к сестре она писала: «Теперь мне дали одного сумасшедшего солдата, он очень страдает, его едва привязали к кровати в сумасшедшей рубахе, его едва укротили пять человек, но всё бедный мечется. Так мне его жаль. Я его кормлю, он меня узнает».
24 января 1878 года Юлия Вревская, заразившись от того самого сумасшедшего солдата сыпным тифом, скончалась. За один день до своего 40-летия. Тургенев, которого потрясла её кончина, писал с содроганием: «На грязи, на вонючей сырой соломе, под навесом ветхого сарая, на скорую руку превращённого в походный военный гошпиталь, в разорённой болгарской деревушке, с лишком две недели умирала она от тифа. Она была в беспамятстве — и ни один врач даже не взглянул на неё; больные солдаты, за которыми она ухаживала, пока ещё могла держаться на ногах, поочерёдно поднимались с своих заражённых логовищ, чтобы поднести к её запекшимся губам несколько капель воды в черепке разбитого горшка».
Раненые бойцы, за которыми она ухаживала, пока силы не покинули её, сами копали для неё могилу в замёрзшей земле возле православного храма в Бяле. И сами несли гроб своей дорогой сестры милосердия…
Она хотела быть похороненной в Сергиевой пустыни, вместе со своими предками. Но жизнь распорядилась иначе. «Русская роза, погибшая на болгарской земле», — писал о ней Гюго.
На её могиле стоит скромный памятник с надписью: «Сёстры милосердия Неёлова и баронесса Вревская». Сегодня в её память названа улица в Бяле. А в Париже в 1931 году был основан Союз русских сестёр милосердия, носящий её имя.

Мы здесь, чтобы помогать

Хоть как-то облегчая участь раненых, Вревская чувствовала себя на своём месте, поэтому слова императрицы: «Не хватает мне Юлии Петровны. Пора уж ей вернуться в столицу. Подвиг совершён. Она представлена к ордену» — её обидели и разозлили: «Они думают, что я прибыла сюда совершать подвиги. Мы здесь, чтобы помогать, а не получать ордена».

Журнал: Все загадки мира №2, 20 января 2020 года
Рубрика: Судьба человека
Автор: Галина Минникова

Метки: биография, война, императрица, женщина, смерть, Все загадки мира, Болгария, Османы, Русско-турецкие войны, графиня, фрейлина, Вревская, медсестра, мужество




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.