Исторический сайт

Багира

Пятница, 09 21st

Последнее обновлениеЧт, 20 Сен 2018 9pm

Оскар Грузенберг: Защитник угнетённых

Журнал: Тайны 20-го века №11, март 2018 года
Рубрика: Забытые имена
Автор: Владимир Барсов

Прочная репутация

Фото: Оскар ГрузенбергИроничный, остроумный, эрудированный, обладавший уникальным ораторским талантом и энциклопедическими знаниями в различных областях, Грузенберг слыл грозой прокуроров и судей. В числе его клиентов были не только знаменитости, но и рядовые граждане, защищать интересы которых Оскар Осипович брался из чувства социальной справедливости. Владелец роскошной квартиры в центре Петербурга, он предпочитал летние месяцы проводить в своём особняке, расположенном в Сестрорецком Курорте, в сорока километрах от столицы. Оскара Осиповича привлекали тишина, свежий ветер с Финского залива, пропитанный йодом и хвойными ароматами, бескрайние пляжи, тихие лесные тропы и, конечно же, интересные люди, квартировавшие неподалёку. Частыми гостями Грузенберга были Максим Горький, Корней Чуковский и другие знаменитые обитатели Курорта. В те годы он славился уникальным санаторием, целебной минеральной водой и великолепным концертным залом, в котором выступали лучшие симфонические оркестры Европы. Для удобства гостей прямо с вокзала в концертный зал вела крытая галерея — так что визитёрам были не страшны привычные для этих широт осадки.
Вилла Грузенберга (её спроектировал архитектор Сергей Гингер) удивительно гармонично вписывалась в местный пейзаж. Вход украшали статуи гордых оленей, а в кольцевой галерее располагалась богатейшая библиотека. Но, прежде чем стать известным на весь мир юристом, обрасти состоятельной клиентурой и дорогой недвижимостью (и в то же время быть убеждённым защитником бедных и угнетённых), Грузенберг прошёл длинный и тернистый путь. Он родился в 1866 году в Екатеринославе (ныне — украинский город Днепр). Глава семейства торговал тканями, имел приличный доход, но покинул бренный мир, когда Оскару едва исполнилось 13 лет. Однако солидное состояние позволяло вдове и двум её сыновьям (младшему — Оскару и старшему — Матвею) ни в чём себе не отказывать. Окончив престижную киевскую гимназию, Оскар поступил на юридический факультет университета и на третьем курсе женился на Розе Голосовкер, с которой прожил всю жизнь. Счастливую пару сохранил для истории знаменитый живописец Валентин Серов («Портрет Оскара и Розы Грузенберг», 1910 год).
Важной вехой в биографии четы Грузенбергов стал переезд в город на Неве в 1889 году. К тому времени средства, оставленные отцом, подошли к концу, и Оскару пришлось спешно искать работу. В молодого юриста поверил присяжный поверенный Миронов и сделал Оскара своим помощником. На этой скромной должности он — по его собственному выражению — «мариновался» 16 лет. При этом приобрёл необходимый опыт, который в дальнейшем сослужил ему хорошую службу. Благодаря напряжённому труду и природным талантам Грузенберг стал известен среди питерских юристов и завоевал прочную репутацию первоклассного профессионала.

Талантливый и дотошный

Первый же процесс принёс Грузенбергу всероссийскую известность. В составе группы адвокатов (лидером которых он был выбран) Оскар Осипович защищал обвиняемых — участников рабочей стачки на заводе Джеймса Максвелла в Петербурге, которая была подавлена полицией, действовавшей беспощадно и жестоко. В ходе акции полсотни рабочих были избиты, а два десятка стачечников объявлены зачинщиками. Им предъявили обвинение по весьма серьёзной статье — «Вооружённое сопротивление властям», что было чревато долгим тюремным сроком. Следователи установили, что трое рабочих состояли в «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса» и вели активную пропаганду социалистических идей на фабрике. Грузенберг приложил максимум усилий, чтобы наказание для рабочих было минимизировано. Судья объявил процесс «закрытым» для прессы и разрешил присутствовать в зале суда только родственникам обвиняемых. Оскар Осипович побеседовал с каждым из своих подопечных, после чего один за другим они стали объявлять своими родственниками знаменитых общественных деятелей того времени, известных своим негативным отношением к царскому режиму: писателя В.Г. Короленко, маститого историка В.Я. Яковлева-Богучарского, видного экономиста М.И. Туган-Барановского. Судья не удосужился проверить родственные связи рабочих со знаменитостями, а потому те на вполне законных основаниях заняли места в зале, демонстративно достали тетради и приготовились конспектировать речи судьи, обвинителей и адвокатов. Грузенберг и его коллеги построили защиту на изобличении беззакония расправы над рабочими.

Знаете ли вы что…

По поводу кончины Оскара Грузенберга известный политик Павел Милюков написал: «Умер профессионал огромного таланта, блестящий оратор, а главное — человек необычайно отзывчивый, порядочный и честный!».

Сам Оскар Осипович блистал ораторским талантом и полностью разбил доводы как обвинителей, так и свидетелей обвинения. В результате половина обвиняемых были оправданы, а остальные получили минимальные сроки заключения в несколько месяцев. В ходе этого процесса адвокатское сообщество высоко оценило действия Грузенберга. Впоследствии известный адвокат А.Я. Столкинд так отзывался об Оскаре Осиповиче: «Добросовестность его при изучении любого дела была изумительной. Защищая в Тифлисе податного инспектора Романовского, обвинённого в убийстве жены, Грузенберг в течение нескольких месяцев под руководством врача изучает строение сердца, читает медицинские учебники. На суде при допросе врачей-инспекторов и при исследовании характера раны, нанесённой в сердце, он поражает своими познаниями в этой области. А по делу о злоупотреблениях в Петербургском коммерческом ссудном банке, в котором должны были рассматриваться подлоги при составлении балансов, Грузенберг настолько изучил бухгалтерию, что мог на суде изумить опытных профессионалов-бухгалтеров. К выступлению Грузенберга готовился не только он сам, но готовились особенно тщательно судьи и прокуроры». Однако это не спасало их от чувствительных поражений, которые наносил им талантливый и дотошный адвокат.

Дело Менахема Бейлиса

В 1906 году Грузенберг сумел спасти от казни четверых рабочих, обвинённых в грабеже оружейного склада. Прокурор требовал для них смертной казни через повешение, но доводы адвоката полностью разбили обвинительный акт. Очевидец так описывал поведение Оскара Осиповича: «Он метался, точно разъярённый лев, могучий в своём великом негодовании. Казалось, он забыл, где находится, точно он был строгий судья, а реальные судья и прокурор — подсудимые. Его захватила волна протеста. И речь его становилась все сильнее и резче. Всегда красивый, теперь он был прекрасен. И каждое слово его било судей молотом стыда. Он был велик своей нравственной силой. Председатель суда не решался прервать его резкие нападки и упрёки. Ибо напор негодования свалился на судей, как снежная лавина. Растерянные, они молчали. В результате смертный приговор отменили!».
Особое место в богатой адвокатской карьере Грузенберга занимает дело Менахема Бейлиса. Именно этот скромный приказчик, работавший на заводе неподалёку от места преступления, был обвинён в ритуальном убийстве подростка Андрея Юшинского в марте 1911 года. Обвинение инициировали активисты черносотенных организаций, а поддержали крайне правые политики и чиновники. Местные следователи, которые пришли к выводу, что преступление имеет откровенно уголовный характер, были отстранены, а прибывшие столичные ищейки арестовали приказчика. В качестве подозреваемого он провёл два года в заключении. Судебный процесс над ним начался в Киеве в сентябре 1913 года. Его сопровождали мощная антисемитская кампания в российской прессе и лавина протестных публикаций в мировой. Несмотря на то, что присяжные заседатели были тенденциозно подобраны властями, адвокатам, среди которых блистал Грузенберг, удалось добиться, казалось бы, невозможного — полного оправдания Менахема Бейлиса.
Дружеские отношения связывали адвоката Оскара Грузенберга с Максимом Горьким. Когда пьеса великого писателя «На дне» появилась на подмостках европейских театров, Горький неосмотрительно доверил представлять свои финансовые интересы алчному авантюристу Александру Парвусу. Тот систематически присваивал гонорары за триумфально шедшую пьесу Горького и жил при этом на широкую ногу. Благодаря усилиям Оскара Осиповича к автору великого произведения вернулись его законные права на гонорары.
Порядочность и профессиональная этика не позволяли Грузенбергу вставать на защиту реакционеров и бесталанных пошляков. Не случайно коллега по адвокатскому цеху так отзывался о великом адвокате: «Иные не любят его, другие завидуют ему. Но его славное имя известно всей России. Когда он участвует в деле, уже только по одному этому дело становится и громким, и большим, и серьёзным».
После Февральской революции 1917 года Грузенберг стал сенатором, а вот большевистский переворот категорически не принял, эмигрировал в Европу. Жил в Берлине, в Риге, в Ницце, где и умер 27 декабря 1940 года.
В его особняке в советское время располагался военный санаторий. После его переезда здание пустовало и потихоньку превратилось в руины. К ним и приводят гостей Сестрорецкого курорта местные гиды.
Память о великом правоведе сохраняется в Израиле, куда был перенесён из Ниццы его прах в 1950 году. Одна из центральных улиц Иерусалима носит имя Оскара Грузенберга.



Вконтакте



Facebook



Подписка на обновления

Введите ваш адрес:


Твиттер
Google+
Вы здесь: Главная Судьба и биография Защитник угнетённых