Описание Санкт-Петербурга (А.И. Богданов)

Рукопись первого петербургского библиотекаря Андрея Ивановича Богданова «Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга от начала заведения его, с 1703, по 1751 год» — первая дошедшее до нашего времени работа, в котором собраны сведения по истории, топонимике, географии, административноом устройстве и населению Санкт-Петербурга. Это, по сути, энциклопедия столичной жизни первой половины XVIII века. Однако напечатано Описание было лишь после смерти автора, в 1779 г.

Описание Санкт-Петербурга (А.И. Богданов)
Описание Санкт-Петербурга (А.И. Богданов)
Работая в библиотеке, Андрей Иванович Богданов собирал сведения о строительстве Санкт-Петербурга, изучал архивные документы, опрашивал оставшихся в живых свидетелей строительства города. Работа заняла около двадцати лет и завершилась в 1751 году представлением рукописи в Академию наук, за что Андрей Богданов получил 50 рублей, создав, по сути, первый справочник и путеводитель на русском языке по Санкт-Петербургу 1-й половины XVIII века.
Впервые в СССР эта книга была издана в 50-х годах 20-го века, когда Ленинград отмечал свой юбилей — 250 лет.
Данный текст дан по книге 1997 года, выпущенной в рамках подготовки к проекту «300 лет Санкт-Петербургу». Это полное издание уникального российского историко-географического труда середины XVIII века / Северо-Западная Библейская Комиссия; С.-Петербургский филиал Архива РАН; отв. ред. — К.И. Логачев и В. С. Соболев; сост. вступит. части — К.И. Логачев и В.С. Соболев; сост. историко-географического ключа — К.И. Логачев; подгот. текста к публикации — К.И. Логачев, В.С. Соболев, Э.Н. Филипова и Л.Н. Логачева. - СПб., 1997. - 414 с.
Оригинал рукописи: Шифр РНБ: 330/61, Шифр РНБ: ИБО-1, Шифр РНБ: ИБО-2.

Оглавление

Предисловие
    Историко-географический ключ к «Описанию Санктпетербурга» А.И. Богданова
    1. Остров Санктпетербургской крепости
    2. Санктпетербургский остров
    3. Аптекарский остров
    4. Каменный остров
    5. Крестовый остров
    6. Первый безымянный (Шафиров) остров
    7. Петровский остров
    8. Буян
    9. Васильевский остров
    10. Адмиралтейский остров
    11. Второй Безымянный остров
    12. Московская сторона
    13. Выборгская сторона
    14. Котлин остров
    15. Загородные местности к юго-западу и западу от Санкт-Петербурга
    16. Загородные местности к югу от Санкт-Петербурга
    17. Загородные местности к юго-востоку от Санкт-Петербурга
    18. Загородные местности к северо-западу от Санкт-Петербурга
    19. Объекты, местонахождение которых установить по «Описанию» А.И. Богданова невозможно
Историческое описание
    К благосклонному читателю
Часть первая. Описание историческое здешняго места
    Глава I. Древность сего места
    Глава II. О положении места
    Глава III. О качестве земли
    Глава IV. Воды сего места
    Глава V. Качество вод
    Глава VI. Острова
    Глава VII. О климате
Часть вторая. О начале царствующаго Санктпетербурга
    Глава I. И, в первых, для чего он построен и царствующим градом наименован
    Глава II. Краткое описание построения царствующаго Санктпетербурга крепости, которая прежде состроенна была земляным зданием
Часть третия. Содержащая описание о главном и публичном государьственном строении при сем царствующем граде
    Глава I. Домы императорския
    Глава II. Загородные и приморские императорские домы
    Глава III. Адмиралтейство
    Глава IV. Прочия адмиралтейския разныя верфи, в которых разные суда морския болшия и малыя делающияся
    Глава V. Литейныя дворы
    Глава VI. Арсеналы
    Глава VII. Цехаусы
    Глава VIII. Лаборатории
    Глава IX. Оружейные дворы
    Глава X. Коллегии
    Глава XI. Главные присудствующия места
    Глава ХII. Канцелярии
    Глава XIII. Канторы
    Глава XIV. Таможни
    Глава XV. Магистрат
    Глава XVI. Академии и училищные домы
    Глава XVII. Библиотеки
    Глава XVIII. Куншткамера
    Глава XX. Гостиные дворы
    Глава XXI. Мытные дворы
    Глава ХXII. Ряды торговые первоначалные
    Глава ХХIII. Ряды нынешние
    Глава XXIV. Рыбные ряды прежние
    Глава XXV. Мясные ряды прежние
    Глава XXVI. Нынешние мясные ряды
    Глава XXVII. Рыбные садки
    Глава XXVIII. Коретной ряд и кузнечной
    Глава XXIX. Рынки первоначалные
    Глава XXX. Нынешние рынки
    Глава XXXI. Площади
    Глава ХХХII. Биржи
    Глава ХХXIII. Сенные ряды, в которых продают в рознь пудами сено и овес
    Глава XXXIV. Хлебные ряды, в которых продается печоной хлеб и колачи
    Глава XXXV. Места, где продают кирпичи, глину и песок для строения печей
    Глава XXXVI. Извощичьи притоны
    Глава XXXVII. Заводы всякия
    Глава ХХXVIII. Мелницы прежние
    Глава XXXIX. Нынешние мелницы
    Глава XL. Зверовые дворы
    Глава XLI. Манежи
    Глава ХLII. Комедианския домы
    Глава XLIII. Гофшпитали
    Глава XLIV. Богаделни
    Глава XLV. Постоялые домы
    Глава XLVI. Аптеки
    Глава XLVII. Аптекарской и ботанической сад
    Глава XLVIII. Магазейны
    Глава XLIX. Анбары кладовыя
    Глава L. Важни или весовые анбары
    Глава LI. Конюшни
    Глава LII. Почтовой двор
    Глава LIII. Посолской дом и прочие казенные домы
    Глава LIV. Отдатошные дворы, ведерныя, и кабаки, и водные домы
    Глава LV. Австерии
    Глава LVI. Трактиры и питейные погреба
    Глава LVII. Маркитанские избы
    Глава LVIII. Хлебни француския
    Глава LIX. Трактиры кушанья
    Глава LX. Бани торговые
    Глава LXI. Остроги
Часть четвертая. О первоначалном строении при царствующем санктпетербурге обывателских домов
    Глава I. На Санктпетербургской стороне
    Глава II. На Адмиралтейской стороне
    Глава III. На Литейной стороне
    Глава IV. На Выборгской стороне
    Глава V. На Васильевском острову
    Глава VI. Регулярное
    Глава VII. Строение Васильевскаго острова
    Глава VIII. Линии
    Глава X. Перспективые улицы и дороги
    Глава XI. Слободы
    Глава XII. Светлицы гвардии
    Глава XIII. Урочищи мест
    Глава XIV. Загородные домы
    Глава XV. Строения от Санктпетербурга, начиная от Александроневскаго монастыря, далее вверх по Неве селении
    Глава XVI. Луга, при Санктпетербурге имеющияся
    Глава XVII. Рощи
    Глава XVIII. Сады
    Глава XIX. О болшем разпространении сего Царствующаго Града, и о лучшем его всего плана разположении, и прекрасными зданиями украшений, чему здесь приложится краткое описание
    Глава XX. О иллуминации или о светочах нощных
    Глава XXI. Антиквитеты или древности при сем Царствующем месте
    Глава ХХII. Из вещей достопамятных
Часть пятая. О водах
    Глава I. Главные воды
    Глава II. Малыя воды
    Глава III. Каналы, зделанные при сем городе
    Глава IV. Гавани
    Глава V. Пруды
    Глава VI. Порты карабелныя и прочим судам
    Глава VII. Пристани
    Глава VIII. Суда морския
    Глава IX. О парусных и гребных судах, употребляемыя для невских вод
    Глава X. Невский флот и адмирал
    Глава XI. Строение партикулярной верфи
    Глава ХII. Мосты чрез реки и каналы
    Глава XIII. Подъемные мосты
Часть шестая. О жителях царствующаго Санктпетербурга
    Глава I. Жители града
    Глава II. Состояние их
    Глава III. Вера
    Глава IV. Церкви Святыя
    Глава V. Соборныя церкви
    Глава VI. Знатные церкви
    Глава VII. Приходские церкви в разных местах следующим
    Глава VIII. Монастыри
    Глава IX. Кирки люторския, и католицкия, и прочих вер
    Глава X. Колоколни, куполы церковные, башни
    Глава XI. Колокола при церквах болшия, от ста пудов и болше
    Глава XII. Часы градския
    Глава XIII. Кладбищи, на которых погребают умерших тела
    Глава XIV. Крестныя ходы
    Глава XV. Праздники
    Глава XVI. Молебствии
    Глава XVII. Поминовении и панихиды, установленныя по высоким властям всероссийских монархов
    Глава XVIII. Архиереи и архимандриты, бывшие при царствующем Санктпетербурге
    Глава XIX. Подворьи архиереския и монастырския
    Глава XX. Полиция
    Глава XXI. Гилдии
    Глава ХХII. Цехи мастеровых людей
    Глава ХХIII. Полки и команды
Часть седьмая. Императоры, царствовавшии в сем новосозданном Царствующем Санктпетербурге
    Глава I. Императоры царствующия
    Глава II. Уставы их и регламенты
    Глава III. Триумфы и триумфальные ворота
    Глава IV. Знатные торжества
    Глава V. Императорские браки, бывший в Санктпетербурге
    Глава VI. Фейерверки
    Глава VII. Приезды послов
Часть осмая. О кронштатском строении
Часть девятая и последняя. О губернии Санктпетербургской и о доходах ея
Заключение. Сей Град Царствующии какую ползу всеи России принес
Приложение. Описателная похвала царствующему граду санктпетербургу и притом государю императору петру великому, яко создателю онаго града, сочиненная обер иеромонахом, гавриилом, префектом, которая зде точно снесенная и примечаниями изъясняенная 1750 году
    Комментарии

Предисловие

Настоящее издание впервые знакомит читателей с полным текстом рукописной книги «Описание Санкт-Петербурга», которая хранится в Петербургском филиале Архива Российской Академии наук [р.II, оп.I, д.95] и представляет собой уникальный памятник русской исторической и географической науки середины XVIII века.
«Описание Санкт-Петербурга» было составлено «Императорской Академии наук при библиотеке помощником» А.И. Богдановым [1696-1766].
Таким образом, А.И. Богданов создал своеобразный комплексный труд, включающий первое отечественное описание новой русской столицы и первое комментированное произведение отечественной художественной литературы, посвященное этому городу.
Работу над своим трудом и оформление его в виде иллюстрированной рукописной книги А.И. Богданов завершал в 1749-1751 гг. После переписки черновиков писцом-профессионалом, готовая беловая рукопись была А.И. Богдановым авторизована [откорректирована и подписана].
По архивной нумерации в книге 340 листов, в том числе 79 иллюстраций. По авторской нумерации в ней 498 страниц без иллюстраций, титульных листов, посвящения, предисловия и указателя.
Одной из отличительных особенностей «Описания Санкт-Петербурга» является «грубый слог» [по самооценке А.И. Богданова] «Кратчайшего синопсического описания» и примечаний к «Описательной похвале» — непоследовательное смешение церковнославянского и русского языков, тяжелый строй фраз, обилие местоименных плеоназмов и тому подобное.
В 1751-1766 гг. А.И. Богданов собирал материалы для продолжения «Описания Санкт-Петербурга», хранящиеся сейчас в Отделе рукописей Российской Национальной библиотеки [Собрание Новгородской духовной семинарии, N 6819].
С «Описания Санкт-Петербурга» во второй половине XVIII века было снято несколько полных и частичных копий. Одна из частичных копий хранится в Отделе рукописной и редкой книги Библиотеки Академии наук СССР [Основное собрание, N 16.3.19]; в ней довольно много ошибок.
В 1776 г. историк и литератор В.Г. Рубан объявил о выходе в скором времени в свет подготовленного им печатного издания «Кратчайшего синопсического описания Санкт-Петербурга А.И. Богданова; ранее тот же В.Г. Рубан в своем альманахе «Старина и новизна» [1772-1773] издал «Описательную похвалу Санкт-Петербургу» Г. Бужинского, но без примечаний А.И. Богданова.
В 1778 г. в «Месяцослове на лето Рождества Христова 1778, которое есть простое, содержащее в себе 365 дней, сочиненном на знатнейшие места Российской империи» была опубликована статья «Краткое описание начала и приращения царствующего города Санкт-Петербурга, с начала по 1748 г. Выписка из Топографии архивариуса Андрея Богданова», представляющая собой созданный составителем «Месяцослова» С.Я. Румовским конспективный обзор [или сокращенный парафраз] богдановского «Кратчайшего синопсического описания Санкт-Петербурга». Статья эта, изложенная хорошим литературным языком, резко отличающимся от языка А.И. Богданова, является самым первым отечественным печатным описанием Санкт-Петербурга.
В 1799 г. в продажу поступила книга, о предстоящем выходе которой В.Г. Рубан объявлял в 1776 г. На ее титульном листе стояло: «Историческое, географическое и топографическое описание Санкт-Петербурга, от начала заведения его, с 1703 по 1751 год, сочиненное г. Богдановым, со многими изображениями первых зданий; а ныне дополненное и изданное надворным советником, правящим должность директор над новороссийскими училищами, Вольного Российского собрания при Императорском Московском университете и Санкт-Петербургского Вольного экономического общества членом Васильем Рубан. Издание первое. В Санкт-Петербурге 1779 года». Книгу эту целесообразно кратко называть «Богданов — Рубан», ибо подлинный богдановский текст подвергся В.Г. Рубаном кардинальной переработке.
Как указал сам В.Г. Рубан, «Кратчайшее синопсическое описание Санкт-Петербурга» он издавал не по авторизованной А.И. Богдановым рукописи, а по частичной копии с нее, находившейся в библиотеке Н. И. Неплюева.
В.Г. Рубан прежде всего изменил название богдановского сочинения, а затем опустил в нем ряд разделов и добавил несколько написанных им самим. В сохраненных богдановских разделах В.Г. Рубан менял орфографии, опускал или заменял отдельные слова и выражения, добавлял от себя как отдельные слова и выражения, так и целые абзацы. В результате был несколько смягчен богдановский «грубый слог», читатель печатного издания получил многочисленные пояснения к тексту и информацию о некоторых изменения, произошедших в городе после того, как А.И. Богданов закончил работу над Кратчайшим синопсическим описанием Санкт-Петербурга». Наконец, В.Г. Рубан сделал и «Конъюнктурную правку», иногда весьма любопытную [так, например, он изъял упоминание о яицких осетрах].
Проведя с богдановским «Кратчайшим синопсическим описанием Санкт-Петербурга» большую работу, В.Г. Рубан допустил весьма мало ошибок. Вместе с тем он, к сожалению, не счел нужным как-либо отметить в печатном издании многочисленные изменения, внесенные им в исходный текст. В связи с этим следует сказать, что исследователи многократно совершали ошибки, делая те или иные выводы на основании лишь «Богданова — Рубана» без знакомства с авторизованной А.И. Богдановым рукописью. Так, И.Н. Кобленц, говоря об авторском стиле А.И. Богданова, подчеркивает, что последний, в целом выдерживая «Возможно более объективный тон изложения», лишь изредка позволяет себе «Отступления от него». В подтверждение И.Н. Кобленц приводит из «Богданова — Рубана» следующие слова об А.Д. Меньшикове: «Но в то же почти время, всех званий сих лишен и умер в заточении. Вот игра щастия». В действительности же это замечание принадлежит не А.И. Богданову, а В.Г. Рубану.
Что же касается материалов для продолжения «Описания Санкт-Петербурга», то одна из статей была издана в 1839 г., а в 1903 г. их полностью опубликовал А. А. Титов.
Тщательное изучение «Описания Санкт-Петербурга» впервые провели сотрудники Санкт-Петербургского филиала Архива РАН и Северо-Западной Библейской Комиссии. В ходе этой работы были, среди прочего, выявлены источники, которыми А.И. Богданов пользовался при составлении «Кратчайшего синопсического описания Санкт-Петербурга» и примечаний к Описательной похвале Санкт-Петербургу» а также все отличия «Кратчайшего синопсического описания Санкт-Петербурга» от «Богданова — Рубана». Вопрос об источниках требует специального исследования, ему будет посвящена отдельная статья, готовящаяся авторами настоящей публикации. Здесь укажем, что среди упоминаемых А.И. Богдановым печатных источников — издания «высочайших» указов [в том числе «указанная книга» 1739 г.], «Ведомости», «Санкт-Петербургские ведомости», «Примечания к Ведомостям», Морской устав [1722 г.], «Книга Марсова», сочинения Аполлодора, И. Гюбнера, Ж. Савари де Брюлона, П. Шафирова тексты Священного Писания и другие [в тексте А.И. Богданова сокращенные названия раскрыты нами в квадратных скобках].
В 1987 г. впервые был опубликован препринт нескольких образцов подлинного текста богдановской книги вместе с описанием структуры этой книги и изложением ее литературной судьбы.
В 1989 г. нами была опубликована упомянутая выше статья С.Я. Румовского из «Месяцослова» за 1778 год и часть Историко-географического ключа к «Описанию» А.И. Богданова.
В настоящем издании текст «Описания Санкт-Петербурга» воспроизводится полностью, с сохранением всех его смысловых и всех принципиальных языковых особенностей. Авторами публикации, в целях облегчения восприятия текста современным читателем, устранены лишь непоследовательности в орфографии, встречающиеся в рукописи. Кроме того, устранены явные описки, допущенные переписчиком.
Буквы «t, i, Q , V» передаются, соответственно, как «е, и, ф, и»; знак «ѣ» на конце слов после согласных опускается.
Публикаторами была разработана и применена оптимальная система нумерации и обозначения разнообразных и многочисленных структурных подразделений текста «Описания», так как проведенная А. Богдановым систематизация объемного фактического материала, его нумерация глав, разделов и подразделов, к сожалению, несовершенны и имеют много непоследовательностей. Поэтому при подготовке рукописи к изданию проведено следующее:
— Части обозначены соответствующими словами [«первая», «вторая» и т.д.].
— Главы обозначены римскими цифрами.
— Разделы обозначены арабскими цифрами.
— Подразделы обозначены буквами русского алфавита [«а», «б», «в» и т.д.].
— Внутри подразделов каждая новая рубрика начинается с дефиса.
Заголовки отдельных частей текста, находившиеся на полях рукописи, были перенесены составителями в основной текст, причем в тех случаях, когда заголовки на полях совпадали с заголовками в тексте, они опускались.
Необходимо подчеркнуть, что публикаторами не нарушена рубрикация фактического материала, предложенная самим автором.
В публикации в фигурных скобках воспроизведена авторская нумерация страниц рукописи.
Издание снабжено следующим научно-справочным аппаратом:
Историко-географический ключ к «Описанию Санкт-Петербурга».
Указатель «Изъявление вещей, находящихся в книге…», составленный А. Богдановым.
К.И.Логачев, В.С.Соболев

Историко-географический ключ к «Описанию Санктпетербурга» А.И. Богданова

Обращаясь к «благосклонному читателю», А.И. Богданов откровенно указывал, что «сие описание… не таким, как надлежит, порядком писано», приводя в свое оправдание следующее: «Мне казалось лучше по возможности потрудиться для пользы общей, нежели ничего не предпринимать по недостатку сил моих. Что собрано, из того можно излишнее отложить и безпорядочное разположить порядком… а чего нет, о том прежде стараться надобно, как бы собрать, а потом думать о расположении».
«Описание Санктпетербурга» является важнейшим первоисточником по истории и исторической географии Северной Столицы России. Однако особенности композиции богдановской книги, где материал сгруппирован по вилам объектов, могут затруднить пользование текстом этой книги для современного читателя, поэтому настоящее издание снабжено специальным историко-географическим ключом, где богдановский материал перегруппирован по территориальному принципу. Это немаловажное обстоятельство следует учитывать при чтении богдановского сочинения.
Ссылаясь на общее мнение, А.И. Богданов относил «строение» Санктпетербурга к числу «важнейших» дел Петра Первого. За сорок восемь лет — с 1703 года по 1751 год — развитие нового русского города, согласно А.И. Богданову, шло необычайно интенсивно. «Известно есть», писал он, «сколь пространен и великолепен был с начала своего построения… град сей… Но есть ли прежнее его состояние сравнить с нынешним, то такая в том будет разность, какова бывает между первым его основанием и совершенством. Ибо… ныне столь град сей разпространен и новыми преславными зданиями украшен и возвеличен… что пред многими славнейшими европейскими городами, которые древностию своею славятся, имеет в том преимущество». «О прежнем его (Санктпетербурга. — К.Л.) строении и о его великолепии» в богдановском сочинении говорится, что их «мы ныне, кроме приложенных здесь рисунков, совсем не видим». Поэтому А.И. Богданов стремился не только описать современный ему Санктпетербург середины XVIII века, но и воссоздать уже отошедший в прошлое облик Санктпетербурга 1710-1720-ых годов — для того, чтобы ясно показать «разность между прежним и нынешним помянутого града состоянием» и «коим образом оный и кем происходил в толикое возвращение и цветущую славу».
«Преименитый, новый в свете, Царствующий Град Санктпетербург» был, согласно А.И. Богданову, построен в «провинции… Ингрии или Ингермоландии», именуемой «по нашим российским старым летописцам… Ижерской землей», которая «положением своим лежит между Синусом (Заливом. — К.Л.) Финским и Озером Ладожским, сообщается… Невою рекою, что начало свое восприемлет в длину от Ладожского Озера, и продолжается до Великого Княжества Эстляндского». Помимо названия «Ижерская земля», А.И. Богданов употребляет также другое — «Ижерская область». Конкретизируя положение Санктпетербурга, А.И. Богданов указывает, что в восточном направлении от города находится Ладожское Озеро, в западном — «Варяжское Море» (Балтийское Море — К.Л.), в северном — Княжество Финляндское, в южном — «Российская Провинция Псковская» и Ливония, и что «Царствующий сей Град Санктпетербург по географическому разположению стоит на меридиане под шестидесятым градусом долготы, под пятьдесят девятым градусом широты, близ Полюса Арктического, под знаком небесным Урса Майор, то есть Медведя Большого».
Для обозначения местности, на которой расположен Санкт-Петербург, А.И. Богданов употребляет выражение «положение места» и характеризует последнее как «всюду ровное, или горизонтальное, речными берегами, также и приморскими, повсюду украшающееся, высоких гор чрезвычайных кручей, и глубоких рвов неимущее, но по премногу отложистыми местами красящееся». О «качестве земли сего места» А.И. Богданов пишет, что «оная есть по большей части болотистая, или сыроватая, а более глинистая, и отчасти каменистая».
Характернейшая особенность Ингерманландии — «преизобильнейшие воды»: «превеличайшее Ладожское Озеро» — на востоке, Варяжское Море — на западе, и реки, «наиглавнейшая» из которых, Нева, начало своего течения производит из Озера Ладожского и впадает в Море Варяжское разными устиями», втекая в «Синус», или Залив, этого моря. «Разстояние долготы сея реки», согласно Богданову, — «шестьдесят верст»; в тридцати верстах от ее истока имеются «небольшие пороги», названные А.И. Богдановым «Невскими Порогами».
По Варяжскому, или Балтийскому морю, согласно А.И. Богданову, пролегал главный торговый путь между Санктпетербургом и Европой.
В Неву до того места, где от нее начинают отделяться рукава, впадают, как указывает А.И. Богданов, Ладожский канал и следующие «малые реки»: Жерновка; Дубровка; Первая Черная речка; Вторая Черная речка; Мойка; Мга; Святка; Тосна; Красная речка; Ижора с притоком Малая Ижорка; Славянка с притоком Кузьминка; Охта, или Утка, с притоком Малая Охта; Третья Черная речка.
Ладожский канал А.И. Богданов описывает как один из участков главного торгового пути между внутренними областями России и Европой.
Отделять от себя различные рукава (то есть образовывать дельту) Нева начинает лишь на территории Санктпетербурга. В пределах этой территории А.И. Богданов называет ее «Большой Невой». Большую Неву и «из нее две Малые Невы произшедшие» А.И. Богданов определяет как главные три реки, три Невы, основу структуры Невской дельты. Первую из этих «двух малых Нев», исток которой расположен выше по течению Большой Невы, А.И. Богданов называл «Малой Невой», вторую, исток которой расположен ниже по течению Большой Невы — «Малой Невкой». Иногда, впрочем, А.И. Богданов и вторую «Малую Неву» (свою «Малую Невку») называет «Малой Невой».
Названные «Главные три реки», «три Невы» в свою очередь отделяли от себя различные рукава — «производили небольшие речки».
От Большой Невы влево отделялась «небольшая речка» Фонтанка, от Фонтанки вправо — Мойка, или Мья. Согласно А.И. Богданову, она стала речкой, вытекающей из Фонтанки, лишь с 1711 года, когда ее «прокопали» в Фонтанку. До этого «глухая» Мойка «протока себе сквозного не имела». А.И. Богданов сообщает, что в 1738 году Мойка была «вся вычещена… и сваями обита наподобие канала… и сию речку более сможет ныне всяк почесть за нарочно зделанный канал».
Вправо от Большой Невы отходила и обратно в нее впадала «Река Невского Протока», омывающая Остров Санктпетербургской Крепости.
О Малой Неве А.И. Богданов пишет, что она «разделилась ко взморью на разные устья». Из речек, отделившихся от Малой Невы, А.И. Богданов называет лишь Карповку.
От Малой Невки вправо отделялась Первая Безымянная, или Никольская, речка, а влево — Вторая Безымянная речка, или Маякуша, которая текла «в море». Как «малая речка» упоминается какой-то из этих рукавов Малой Невки.
С 1727 года вправо от Малой Невки стала отделяться Третья Безымянная речка. Эта речка образовалась «от запору осеннего льда» на Санктпетербургском Острове, там, где «был небольшой» ручей на болотном месте, и во время весны оной ручей оказался речкою».
Правый берег Большой Невы, становящийся после того, как от Большой Невы отделяется вправо Малая Нева, правым берегом последней, а затем — северным берегом Финского Залива, называется в Описании А.И. Богданова «Выборгской Стороной».
Помимо всех названных выше рек и речек, А.И. Богданов упоминает и о находящихся в окрестностях Санктпетербурга «приморских реках», или «реках при приморских берегах»: речке в Стрелиной Мызе, речке в Петергофе, Сестре («издревле российской пограничной реке»), Лахте и Четвертой Черной речке, которая протекала «при взморье» и впадала в Малую Неву.
А.И. Богданов указывает, что рек и речек в Санктпетербурге и его окрестностях «может более быть, но о тех не известно».
Из островов Невской Дельты А.И. Богданов выделяет, как основу ее структуры, следующие десять:
1. Остров Санктпетербургской Крепости — «небольшой островок, посреде Большой Невы лежащий».
2. Санктпетербургский Остров — «остров большой», «лежащь напротив» Острова Санктпетербургской Крепости.
3. Аптекарский Остров, «лежащь подле Санктпетербургского; меж ними течет Река Карповка».
4. Каменный Остров, «лежащь позади Аптекарского Острова к Выборгской Стороне».
5. Крестовый Остров, «лежащь подле Каменного Острова позади Санктпетербургского, величеством нарочито про странный».
6. Первый Безымянный Остров, ранее называвшийся «Шафировым Островом», — «небольшой», «лежащь позади» Крестового и Каменного Островов.
7. Петровский Остров, который «лежит пониже Санктпетербургского, а напротив Васильевского Острова (о котором смотри ниже. — К.Л.), величиною посредний, но весьма продолговатый, отделяется от Санктпетербургского небольшою речкою». Речка, отделяющая Петровский Остров от Санктпетербургского, — это Первая Безымянная, или Николь ская Речка.
8. Буян, который «лежит на Малой Невке» у Санктпе тербургского Острова. А.И. Богданов отмечает, что «сей остров не самородный, но в 1727-м году от запору осеннего льда оный промыло, потому что… был небольшой ручей на болотном месте, и во время весны оный ручей оказался речкою».
9. Васильевский Остров (с 1727 года до начала правления Анны Первой называвшийся Преображенским Островом) — «величеством пространный, красотою нарочитый, лежит про меж устий Большой Невы и Малой Невки, при самом взморье», «от всех прочих островов сего места пространнейший», «фигурою состоящь треугольною».
Васильевский Остров делила на две части (два острова) упомянутая выше Вторая Безымянная Речка, или Маякуша. Два острова, считающиеся вместе Васильевским Островом, никаких особых названий каждый в «Описании» А.И. Богданова не имеют.
10. Адмиралтейский Остров.
11. Второй Безымянный Остров.
Относительно Адмиралтейского Острова и Второго Безымянного Острова необходимы уточнения, так как А.И. Богданов в отдельных местах своего «Описания» говорит об Адмиралтейском Острове, «отделяющемся от Большой Реки Невы маленькою Речкою Фонтанкою».
С 1711 года Адмиралтейский Остров делила на две части (два острова) упомянутая выше Речка Мойка, которая в этом году была «прокопана» в Фонтанку. Из двух островов, ранее бывших одним Адмиралтейским Островом, тот, который лежит между Большой Невой и Мойкой, называется в «Описании» А.И. Богданова Адмиралтейским Островом, другой же назван Безымянным. О последнем (который должен быть назван Вторым Безымянным Островом — в отличие от Первого Безымянного, или Шафирова Острова) в «Описании» А.И. Богданова говорится: «Остров Безымянный, новый, лежит промежу дву речек — Мойки и Фонтанки, который был прежде за один со Адмиралтейским, и когда в 1711 году перекопали глухую речку, именуемую Мойку, в Фонтанку, тогда уже стал быть прямой остров. Сему острову имени не назначено для того, что оный со Адмиралтейским за один остров почитается… оный остров с первых лет долго был не населен… а Адмиралтейский довольно жильем умножен был, а потом и на сем (Втором Безымянном) Острову время от времени всякое строение стало умножаться, как ныне уже предовольно умножен стал быть строением, то оное все соединило за один остров».
Для части городской территории, ограниченной Большой Невой и Фонтанкой, в описании А.И. Богданова очень часто употребляется обозначение «Адмиралтейская Сторона». Левый берег Большой Невы, становящийся после того, как от Большой Невы отделяется влево Фонтанка, левым берегом последней, в некоторых местах описания А.И. Богданова (отражающих, очевидно, более раннее деление городской территории) в целом называется Московской Стороной. В других местах этого описания (отражающих, вероятно, более позднее деление городской территории) левый берег Большой Невы вместе с левым берегом Фонтанки до пересечения последней с Невской Большой Перспективой Дорогой называются Литейной Стороной, а название «Московская Сторона» относится к части города, ограниченной Невской Большой Перспективой Дорогой и левым берегом Фонтанки ниже того места, где эта дорога ее пересекала.
Кроме островов Невской Дельты, в «Описании» А.И. Богданова говорится еще о «морских островах». Это:
1. Котлин Остров, «разстоянием от Санктпетербурга в тридцати верстах, нарочитой величины», который «счисляется с Санктпетербургом за одно правление, или за один город».
2. Березовые Острова, «в море лежащие» на расстоянии тридцати верст от Котлина Острова.
А.И. Богданов подчеркивает, что «сии оба Острова, Котлин и Березовые, суть звания российского».

1. Остров Санктпетербургской крепости

Освоение этого острова началось с постройки на нем «первоначальной земляной крепости» Санктпетербург «Крепости Святого Петра», «Санктпетербургской Крепости»), заложенной, согласно А.И. Богданову, 16 мая 1703 года, «в самый Праздник Святыя Живоначальныя Троицы, то есть в Неделю Пятидесятницы». Часть этой крепости находилась на соседнем Санктпетербургском Острове.
Оборонительные сооружения земляной крепости состояли из шести «Болверков», носивших названия «Государев Раскат», «Меншиков Раскат», «Нарышкин Раскат», «Трубецкой Раскат», «Зотов Раскат» и «Головкин Раскат»; шести Куртин с четырьмя Воротами в них, носившими названия «Петровские Ворота», «Невские Ворота», «Первые Кронверкские Ворота» и «Вторые Кронверкские Ворота»; Равелина у Петровских Ворот; Кронверка на Санктпетербургском Острове. К оборонительным сооружениям крепости следует отнести и «небольшой канал, прорытый вдоль всея крепости с водою». Кроме того, как можно понять из описания А.И. Богданова, еще при строительстве земляной крепости «назначен был канал от Большой Невы сквозь Невские Ворота до Церкви, дабы оным каналом можно свободный приезд иметь к самой Церкви».
Внутри земляной крепости («города») находились: «Соборная Церковь Святых Первоверховных Апостол Петра и Павла деревянная», «самая первоначальнейшая», смененная позднее каменной Церковью и перенесенная в связи с этим в 1720 году на Санктпетербургский Остров, где ее освятили уже «во Имя Святого Апостола Матфия»; «хоромы деревянные», которые были построены для «Правительствующего Сената… самого первоначального», и которые позднее, после перевода из них Сената на Санктпетербургский Остров, использовались как «Церковь Святых Апостол Петра и Павла во время строения каменной Церкви»; «Оберкомендантский Дом» — «небольшие деревянные хоромцы»; деревянные «небольшие хоромцы плац-маэора»; деревянные «соборных священников домы и причетников их»; деревянный «цехгаус» — строение небольшое наподобие светлиц; деревянная «гобтвахта») — «нарочетой величины хоромы», при которой была устроена «плясовая» — место наказания штрафованных солдат; деревянные «провиантские магазейны» — «обычайные анбары простой работы»; деревянная «гарнизонная канцелярия»; «главная аптека» — «в каменных казармах близ Болверка Меншикова»; «колодязь с покрытым шатром»; различное «мелкое деревянное строение».
При постройке земляных оборонительных сооружений Остров Санктпетербургской Крепости был соединен с Санктпетербургским Островом «мостом деревянным с подъемным» «на сваях».
«С первых лет» в Кронверке была «гавань всяким судам».
Каменная «Царствующего Санктпетербурга Крепость», постепенно сменявшая первоначальную земляную крепость, начала, согласно А.И. Богданову, сооружаться в «1706 году маия 30 дня, то есть в самый Торжественный День Преподобного Отца Исаакия Долмацкого, в который День торжествовано было День Рождения… Петра Великого. И перво всех заложен фланг Болверка, Бывшего тогда «Князя Меншикова» именованный, который ныне именуется «Бастион Петра Второго». Завершилась перестройка земляной крепости в каменную в 1740 году. Санктпетербургская Крепость называлась и просто «Крепость».
Каменные оборонительные сооружения Санктпетербургской Крепости на 1749 год состояли из шести «Болверков», носивших названия «Болверок Его Императорского Величества Петра Первого», «Болверок Святыя Екатерины, который прежде именован был «Нарышкин», «Болверок Его Императорского Величества Петра Второго, который прежде именован был «Меншиков», «Болверок Ее Императорского Величества Анны Иоанновны, который именуемый «Санкта Анна», а прежде назывался «Головкин», «Болверок Зотов» и «Болверок Трубецкой»; шести Куртин с пятью Воротами в них, носившими названия «Петровские Ворота», «Васильевские Ворота», «Невские Ворота» (в которые «в День Преполовения и в День Произхождения Честных Древ ходят из Собора со крестами для освящения вод» на Большую Неву), «Первые Кронверкские Ворота» и «Вторые Кронверкские Ворота»; двух равелинов — «Ровелина, наименованного «Санкт Иоанн» (или, иначе, «Ровелина Святого Иоанна») с одними Воротами и «со фланки и контрогарды», построенного «с восточной стороны против Петровских Ворот», и «Ровелина… наименован «Санкт Алексий» (или, иначе, «Ровелина Святого Алексиа») с двумя Воротами и «со фланки и контрогарды», построенного «от западной стороны против Васильевских Ворот»; «Кавалиера, который построен посреди Болверка Святыя Анны».
На Болверке Святой Екатерины был сооружен «Павилион» «Башенка» с флагштоком для поднятия «городского флага». «По Болверкам» стояли «дватцать три бутки каменных».
Канал, «прорытый вдоль всея крепости» еще при возведении земляных оборонительных сооружений, был сохранен и при перестройке крепости в камне, а по сторонам его были посажены «кленовые и липовые деревья». А.И. Богданов писал, что этот «водяной канал» «еще совершенно не отделан».
Говоря о Невских Воротах каменной Санктпетербургской Крепости, А.И. Богданов отмечает, что «сим Воротам по намерению Петра Великого быть было оным без сводов и сквозь оные проведену быть намерено каналу до самой Соборной Церкви, дабы Его Величеству можно было из Невы оным каналом приехать или на буере, или на верейке к самой Церкви, но оное после Его Величества отменено».
В числе оборонительных сооружений перестроенной в камне Санктпетербургской Крепости А.И. Богданов упоминает и «водяной ров», за Равелином Святого Иоанна. От Петровских Ворот к названному равелину через этот ров был переброшен «мост деревянный на сваях».
Частью перестроенной в камне Санктпетербургской Крепости был оставшийся от земляной крепости земляной кронверк на Санктпетербургском Острове («фортеция кронверк»). На 1749 год оборонительные сооружения Кронверка включали «пять Болверков, два Больших Ровелина, и пять Малых, и трои Ворота», а также «кругом всего Кронверка… водяной ров». При этом А.И. Богданов отмечает, что «внутри, кругом всего Кронверка, в стенах прежде сего были казармы, но ныне оных не имеется».
Внутри каменных стен Крепости на 1749 год находились: «Соборная Церковь Святых Первоверховных Апостол Петра и Павла каменная и посреди Крепости стоящая» («Петропавловский Собор», «Собор»); «каменные правиантские два магазейна», «превеликие», построенные в 1732 году и сломанные в 1749 году; «магазейны провиантские деревянные», остававшиеся еще от земляной крепости; «каменный Дом для Житья Обер-коменданту»; «гобвахта, или Главный Караул… каменная»; «пороховой каменный анбар, или магазейн»; «цехауз, или кладовой магазейн… каменный», сменивший в 1749 году деревянный «цехауз», остававшийся еще от земляной крепости; «в Болверке Трубецком и в другом Монетный Двор»; «Канцелярия Гарнизонная и Обер-комендантская»; «три караульни деревянные»; «Артиллерийский арсенал»; «Тайная канцелярия»; «Канцелярия Соляная»; «Рентерея»; «Отдатошный Двор, откуда вино на кабаки отпутают». В 1724-1737 годах на Трубецком Болверке стояла «ветряная мельница мушная». В другом месте А.И. Богданов пишет, что эта «мушная мельница» была построена в 1720 году.
От Петровских до Васильевских Ворот внутри крепости, параллельно каналу, шла дорога, по обеим сторонам которой были «разсажены березы подчищенные».
У Алтаря Соборной Церкви хоронили Комендантов Крепости.
Внутри земляных стен Кронверка на 1749 год находились «Артиллерийский арсенал»; «верфь для починки небольших морских судов и некоторых вновь делания»; «той верфи магазейн»; «провиантские магазейны деревянные», «превеликие», в 1749 году уже не существовавшие; «гоубвахта». До 1734 года там находилась также «Старая лабаратория», А.И. Богданов пишет, что «при Крепости Кронвергской» «три моста подъемные назначены быть».
Остров Санктпетербургской Крепости с возведенными на нем каменными оборонительными сооружениями и Санктпетербургский Остров соединял «от Ровелина (Святого Иоанна. — К.Л.) до берега (Санктпетербургского Острова. — К.Л.) чрез Реку Невского Протока Мост каменный с перилами, а по средине подъемный мост» «на сваях», носивший название «Петровский Мост». Для связи Острова Санктпетербургской Крепости с Санктпетербургским Островом была устроена также понтонная переправа. Сначала «перевоз на пантоне» действовал у Первых Кронверкских Ворот, затем «перевозной пантон» был перенесен к Вторым Кронверкским Воротам.
В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», «у Соборной Церкви Святых Апостол Петра и Павла» уже не было сосны, которая стояла здесь раньше и считалась достопримечательностью.

2. Санктпетербургский остров

«Санктпетербургский Остров» считался «Первой Частью» Санктпетербурга. А.И. Богданов характеризует этот остров как «первоначальный от прочих», который «с начала первый жительми здешними стал населяться». Один раз А.И. Богданов называет его «Городским Островом».
«Всех партикулярных людей домы» начали строиться на Санктпетербургском Острове в 1704 году. Как можно понять из «Описания» А.И. Богданова, «регулярного строения» здесь не производилось.
На вершине острова («на берегу Невы Реки, на мыску Малой Невы») с 1710 года стояли «Полаты Каменные Графа Гаврила Ивановича Головкина, Великого Канцлера». От вершины острова («где Дом Канцлера Гаврила Ивановича Головкина») вниз по правому берегу Большой Невы шла «Линия Каменная Набережная». К западу от Дома Г. И. Головкина в этой линии с 1713 года стояли «Полаты небольшие Зотовы, Конона Никитича», или «Зотовы Полаты», западнее их «Полаты каменные… называемые «Строевы», в которых «сперва состоялась Академии Наук Гимназия». К западу от «Строевых Полат» в этой же линии с 1713 года стояли «каменные полаты бывшего вице-канцлера и сенатора Петра Павловича Шафирова». В «Шафировых полатах» в 1726 году «первое свое начало возымела Императорская Академия Наук… и первое свое публичное собрание в них учинила». Далее к западу с 1713 года стояли «Полаты Каменные Бывшего Князя Гагарина и Сибирского Губернатора», или «Гагариновы Полаты». По-видимому, с середины 1720-ых годов и до 1739 года их занимал Святейший Синод (почему о них и идет речь как о «полатах», в которых «был Святейший Синод» и которые «строил Князь Гагарин»). По-видимому, именно их А.И. Богданов имеет в виду, когда пишет о «бывших Синодальных полатах», куда была на какое-то время «перенесена» с находившейся к западу от них Троицкой Площади из обветшавшего церковного здания «Соборная Церковь Святыя Живоначальныя Троицы». В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», в «Гагариновых Полатах» (по-видимому) размещалось «Духовное Правление Здешней Епархии». Возле «полат», где был «Святейший Синод», находилась «Синодальная Пристань», ранее называвшаяся «Гагариной Пристанью», или «Гагариновой Пристанью». «У Гагариной Пристани», на берегу Большой Невы, в 1723 году были «на сваях» построены «Постоялые Дворы» («Постоялые Деревянные Домы Казенные») — «нарочетые светлицы», просуществовавшие лишь «несколько лет». «На Постоялых Дворах, при Гагариной Пристани» с 1723 года имелся Мясной ряд, о котором А.И. Богданов писал, что он «хотя и ветх, однако в нем и ныне торгуют». В другом месте А.И. Богданов пишет, что «на том месте, где Постоялые Дворы были, или близ Гагариновой Пристани» «сперва… с прочими рядами» находился «Мясной ряд».
В линии, о которой идет речь, к западу от «Гагариновых Полат», «на берегу Большой Невы», с 1712 года стоял Первый «Деревянный Дом Генерала Романа Вилимовича Брюса» («Брюсов Дом», «Брюсов Двор»), в 1721 году, по смерти владельца, ставший «Синодальным Домом» (местом заседаний Святейшего Правительствующего Синода, в том числе самого первого заседания) и выполнявший эти функции в течение ряда лет до слома «за ветхостию». Неподалеку от Первого Деревянного Дома Р. В. Брюса после 1721 года «покойного Брюса оставшая его фамилия построила Иной Деревянный Дом», который, как сообщает А.И. Богданов, «и поныне стоит».
«На берегу Невы реки», к западу от («напротив») Первого «Брюсова Дома» стоял «Первый Деревянный Дом, или Дворец… Петра Великого» («Императорский Первоначальный Дворец», «Первоначальный Императорский Дом»), представлявший собой «малинькой и убогий домик», «небольшие хоромцы брусчатые», которые «разписаны по кирпишному маниру». Дом был «огорожен… для охранения в предбудущие роды, каменным шатром». «Сия вещь», добавляет А.И. Богданов, «великой куриозности предбудущим родам достойна», «ибо «сей маленький Петра Великого Домик возрадил на сем новнаселенном месте превеликое и прекрасное гражданство и Царствующий Дом стяжал».
«Близ маленького Первоначального Императорского Дому» в 1703 году построен «Губернаторский Дом», или «Дом… Бывшего Князя Меншикова» — «Первый Посольский Дом». Его сломали задолго до того времени, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание».
А.И. Богданов сообщает, что «на берегу, где маленький Первый Императорский Дворец стоит», «спервоначалия» имелся «Рыбный Ряд» и что «у Старого Дворца деревянного, против Брюсова Двора» были «первые» рыбные садки.
К западу от «Первоначального Императорского Дома», боком к Большой Неве, по-видимому с конца 1710-ых годов до 1732 и 1733 годов стояли «мазанковые Коллегии», называвшиеся также «Первые Коллегии» (в одной из этих мазанковых построек, иногда называемой «Правительствующим Сенатом», размещался Сенат, и она называлась иногда «Правительствующим Сенатом»). Местонахождение «Первых Коллегий» определялось А.И. Богдановым обычно по отношению к Троицкой Площади с Троицкой Церковью, расположенной перед их западным фасадом («на Троицкой Площади, близ Церкви Святыя Троицы»).
А.И. Богданов указывает, что «на Троицкой Площади», «по Большой Неве Реке, где были Коллегии Мазонковые» (или «близ Императорского Первоначального Дворца, где Коллегии были»), с 1705 по 1710 или 1711 год находились торговые ряды, «в которых продавались товары всякие смешенные, а не посортно» («рынок с протчими рядами»). Ряды эти «за Гостиный Двор почиталися». В числе их был «ряд хлебный, который назывался «Ростовский ряд».
К западу от «Коллегий» до ведущего в Санктпетербургскую Крепость Петровского Моста простиралась обширная «Площадь… называемая «Троицкая» («Троицкая Площадь»). У этой Площади, на берегу Большой Невы находилась «Троицкая Пристань». Думается, что иногда А.И. Богданов употребляет название «Троицкая Пристань» вместо «Троицкая Площадь» и наоборот.
На Троицкой Площади, «на берегу, недалеко от Петровского Мосту», вблизи «Троицкой Пристани» до 27 марта 1750 года стояла новая деревянная «Соборная Церковь Святыя Живоначальныя Троицы» («Соборная Церковь Святыя Троицы», «Соборная Церковь Живоначальной Троицы», «Церковь Святыя Троицы», «Церковь Живоначальныя Троицы»). Первоначальная «Церковь во Имя Святыя Троицы» была сооружена в 1710 году как памятник основания города — «в память зачатия Царствующего Санктпетербурга», «для новопостроенной… Крепости Санктпетербургской», «в знак того Дне, в онь же заложена», «понеже сей град заложен… в самый День Святыя Пятидесятницы». Обветшавшая Первоначальная Церковь (расширявшаяся в 1714 и 1720 годах) была в начале правления Елизаветы Петровны разобрана и на ее месте построена «таковым же образом, слово в слово, безо всякой отмены» упомянутая выше Новая, освященная 17 мая 1746 года. В 1747 году при этой Новой Церкви были построены богадельни.
В 1713-1737 годах «на Троицкой Площади» стоял мазанковый «Старый Гостиный Двор». А.И. Богданов отмечает, что «сквозь оного начат был и канал строиться, дабы сквозь оного могли всякие торговые суда проходить». «Внутрь» этого «Гостиного Двора была Биржа», а кроме того, «важня, или Весовой анбар». В 1736-1737 годах «во оном Старом Гостином Дворе лежала полковая аммуниция».
«На Троицкой Пристани» до 1733 года был «Первый Порт Купецким Кораблям». В 1720-1733 годах «на Троицкой Пристани» находилась «Портовая Таможня, или Карабельная». В другом месте А.И. Богданов пишет, что «в Портовую Таможню» был «переменен» построенный на этой пристани в 1722 году «Кофейный Дом».
«На Троицкой Площади» «для сходу купечества» в 1724-1735 годах имелась Биржа.
«На Троицкой Пристани» (может быть, здесь имеется в виду «Троицкая Площадь» — К.Л.), «у Петровского Мосту», «с первых лет» имелась «Австериа» («Австерия»), или «знатный Питейный Дом». «Австерию» эту А.И. Богданов называет «торжественной», так как перед нею «Государь Петр Великий отправлял почасту фейерверки торжествам». В 1720 году «на Троицкой Пристани» был построен «Первый Трактирный Дом», а в 1722 году на той же «Троицкой Пристани» был построен «Кофейный Дом», о котором А.И. Богданов пишет, что он был «переменен… в Портовую таможню».
«Близ Города (Крепости. — К.Л.), то есть близ Петровского Мосту» («у Петровского Мосту»), с начала существования Санктпетербурга («спервоначалия») и до 1705 года (до постройки крепостного Кронверка) находился «Рынок с протчими рядами» («торговые ряды»). С 1711 (или с 1712) года «близ Петровского Мосту», или «Мосту Петровских Ворот», стояли первоначальные «небольшие мазанки образцовые», в которых помещалась Типография.
«На Троицкой Площади, против Австерии, подле Петровского Мосту» в 1714 году были построены «Триумфальные Ворота». В 1720 году «против Коллегий, близ Церкви Святыя Троицы» была сооружена «Триумфальная Пирамида». В 1732 году «на Троицкой Пристани, против Церкви Святыя Троицы» были еще раз построены «Триумфальные Ворота».
В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», «у Троицкой Пристани» продавали кирпич, глину и песок для печей.
За Петровским Мостом, на берегу «реки Невского протока», то есть на берегу протока, отделявшего Остров Санктпетербургской Крепости от Санктпетербургского Острова, находился Кронверк. Кронверк являлся частью Санктпетербургской Крепости, поэтому о нем шла речь при рассказе о последней. «У Кронверка» Санктпетербургской Крепости стояла являвшаяся достопримечательностью «засохлая сосна».
За Кронверком, на берегу Малой Невки стоял «Старый Деревянный Мытный Двор» («Мытный Двор»), «посреди которого была Таможня мазанковая состроена и важня деревянная». А.И. Богданов указывает, что этот Мытный Двор «ныне весьма ветх и весь развалился». С 1715 года у Старого Мытного Двора были устроены рыбные садки, с 1725 года здесь протянулся «Рыбный ряд», который, как отмечает А.И. Богданов, «и поныне в том месте имеется». В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», на Старом Мытном Дворе проходил также Мясной ряд и размещалась «важня, или Весовой анбар». Возле Старого Мытного Двора продавали кирпич, глину и песок для печей, а кроме того, был устроен «извощичий притон» («извощичье становище»). «Близ Мытного Двора» с 1732 года стояли «два великие каменные Провиантские магазейна». Возле Мытного Двора на Малой Невке имелась Пристань, называвшаяся «Пристань у Мытного Двора». В 1734 году около нее были «сваи… побиты для наведения мосту на судах», но этот мост был «отменен».
«Пониже Мытного Двора, на берегу Невы реки (то есть Малой Невки. — К.Л.)» находилось «урочище Мокруша» — «небольшая Слободка», которая «стоит весьма на ниском месте, и когда морская вода в реке прибудет, оную кругом водою понимает». «На Малой Невке, против Васильевского Острову», «в Мокруше, подле Мытного Двора», с 1715 по 1725 год стояло «на сваях» мазанковое здание с Рыбным и Мясным рядами. «На Малой Невке, в Мокруше, против Васильевского Острова помещались в свое время и «торговые бани», уже не существовавшие в то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание».
Сразу же за Мокрушей располагалась выходившая к берегу Малой Невки «Слобода Никольская» с главной улицей «Большой Никольской». «Пониже Большой Никольской» находилась Первая «Улица Малая Никольская», «близ Мытного Двора» — Вторая («другая») «Улица… Малая Никольская». А.И. Богданов указывает, что ранее «Большая Никольская и Малая называлися «Татарские улицы». Возле «улицы Большой Никольской» находилась «Набережная Никольская улица».
«На берегу Малой Невки, против Васильевского Острова» (точнее — «Пеньковых анбаров» на этом острове), «промеж четырех Улиц» Никольских, с 1713 года стоял мазанковый «Собор Успения Пресвятыя Богородицы» («Церковь Успения Богородицы»), иначе названный «Церковь Николая Чудотворца», поскольку в нем имелся «придел Николая Чудотворца, который освящен прежде настоящей Церкви, и по сему… имя Церкви восприяло зваться в употреблении «Николая», а не «Успения». Об этой Церкви А.И. Богданов пишет, что «ныне оная весьма обетшала», что в 1740 году она была «начата… строиться каменная, которая достроена по самые своды» и что ее предполагается «достроить о пяти главах по древнему российскому обычаю». «Под строение каменной Церкви Успения Богородицы» было сломано «Подворье Тверского Архиерея», ранее служившее «Подворьем Рязанской Епархии». «У Церкви Успения Богородицы» имелись богадельни.
«В Большой Никольской Улице, по конец оной» (или «по конец Никольской Большой Слободы») до 1720 года стояла «Канцелярия Губернская деревянная» с «Острогом для содержания в нем колодников». С 1719 года «в Большой Никольской» стояла мазанковая «Австериа», или «знатный Питейный Дом».
«По близости Церкви Николая Чудотворца», в «Слободе Никольской» находилась «Никольская Пристань».
Вблизи западной оконечности Санктпетербургского Острова, выходя, судя по всему, и к правому берегу Первой Безымянной, или Никольской, Речки, и к левому берегу одной из речек, отделившихся от Малой Невы, располагались «Слободы Колтовского Полку Гарнизонного», или просто «Салдатские Слободы». При этих «Салдатских Слободах» стояла деревянная «Церковь Преображения Господня», построенная в 1726 году, с кладбищем при ней. Когда А.И. Богданов пишет о богадельнях «при Церкви Спаса Преображения Господня», он, по-видимому, имеет в виду Преображенскую Церковь именно при Слободах Колтовского Полка, а не Преображенскую Церковь при Преображенском Полку на Московской Стороне или Преображенскую Церковь при Новгородском Подворье на Санктпетербургском Острове (хотя возможно и последнее).
От вершины Санктпетербургского Острова, «по Малой Неве», шла «Набережная Линия Деревянная». Где-то в начале этой линии (то есть вблизи истока Малой Невы) размещалось «Подворье Псковское» — «двор, который прежде был Директора от Строений Городовых Дел Ульяна Синявина» (или бывший «Дом Синявин»). Возле «двора, который прежде был Директора от Строений Городовых Дел Ульяна Синявина», находилась «Синявина Пристань».
А.И. Богданов сообщает, что «на Малой Неве, против Синявина баталиона», «близ Карповки» с 1711 года стояло здание с Рыбным и Мясным рядами, причем до 1715 года «при Мясном ряду» имелись рыбные садки. Далее он говорит, что «на Малой Неве, у Аптекарского Острова, против Синявина Баталиона» помещались «бани торговые», уже не существовавшие в 1749-1751 годах, и что на Малой Неве, очевидно, вблизи истока Карповки, находилась «Пристань против Церкви Сампсониа».
Из других построек, стоявших в разное время «на Малой Неве» («на берегу Малой Невы», «на Малой Неве, на берегу»), А.И. Богданов называет «Подворье Вологоцкой Епархии» («Вологоцкое Подворье») с «Церковью Домовной во Имя Великомученницы Варвары», устроенной «в хоромах»; «Подворье Новоспаского Монастыря»; «Первый Магистрат», находившийся здесь до 1727 года; первоначальные «Гофшпитали… деревянные… сухопутные, которые тогда называлися «Лазареты».
«На Карповке Речке» располагалось «Подворье Новгородское» с деревянной «Церковью во Имя Преображения Господня», построенной в 1737 году. Подворье это было куплено «после умершего Генерала и Обер-Коменданта Санктпетербургского Рамана Вилимовича Брюса». По-видимому, это Подворье имеет в виду А.И. Богданов, когда говорит о «Доме Феофана, Епископа Псковского и Нарвского». «На Новгородском Подворье» имелся пруд.
А.И. Богданов упоминает довольно много объектов, находившихся по берегам Санктпетербургского Острова за линиями построек, сооружений, участков и т.д.
«От Старого Гостиного Двора к Малой Неве» протянулась «Улица Большая Дворянская», где стояли «деревянные Хоромы… Бутурлина».
«Подле Большой Дворянской Улицы» проходили Первая «Улица Малая Дворянская» и «Вторая Малая Дворянская» Улица.
«Подле… Троицкой Площади» на «Конной Площадке», размещались «Таможня Первоначальная Внутренняя и Мелочная» — «просто состроенная светлица из бревен», «извощичий притон» («извощичье становище»), ведерная и «важня или Весовой анбар» (если А.И. Богданов не имеет здесь в виду Конную Площадку на Втором Безымянном Острове). Наконец, на Конной Площадке зеленела считавшаяся достопримечательностью сосна.
«Близ Конной Площадки» находился «Старый Отдатошный Двор». На его месте с 1710 или 1711 года стояли «ряды, в которых продавались товары всякие смешенные, а не посортно», и которые «за Гостиный Двор почиталися». Был здесь и «ряд хлебный, который назывался «Ростовский ряд».
«Подле Отдатошного Двора» торговал Сенной ряд.
Недалеко от «Старого Отдатошного Двора» находилась Посадская Слобода с главной Улицей «Большой Посадской», подле которой пролегала «Улица Малая Посадская», или «Малая Посадская Слобода». В Посадской Слободе находилась также «Улица Рожественская». «В Посадской Большой Улице» (или «Посадкой Слободе, на «Улице Рожественской»), «с приходу от Старого Гостиного Двора», стояла (вероятно, до 1729 года) деревянная «Церковь Рожество Богородицы». Построенная в 1712 году, она до 1721 года называлась «Церковью Казанской Богородицы» («Церковь во Имя Пресвятыя Богородицы Чудотворного Ее Образа Казанской»).
«В Малой Посадской Слободе», или «в Посадской Улице», находилось «Трунилово» — место, где стояла построенная «в простых хоромах» деревянная «Церковь Святого Николая Чудотворца», называемая «Никола в Трунилове». Раньше на ее месте находился «Двор Купца Трунилова», «просто в хоромах» которого была первоначально освящена эта Никольская Церковь.
Недалеко от «Старого Отдатошного Двора» протянулись также Оружейные Улицы: «Улица Большая Оружейная («Оружейная Улица»), и проходившие вблизи нее «Налишная Оружейная Улица» и «две Улицы Малые Оружейные». «В Улице Оружейной («Большой Оружейной»), «позади Старого Отдатошного Двора», стоял мазанковый «Старый Оружейный Двор», где делали «про Дом Его Императорского Величества всякие слесарные дела, а более токарных Его Величества машин» и где первоначально находилась «Оружейная Канцелярия». А.И. Богданов пишет о Старом Оружейном Дворе, что «остатки оного ныне стоят». «В Большой Оружейной» до 1730 года имелись «кузницы».
По-видимому, вблизи Троицкой Площади, «против Кронверка» до 1736 года располагались «деревянные брусчатые хоромы» — семь «деревянных домов», в которых «стояли всякие иностранные мастеровые люди и прочие чины вместо Постоялых Домов». Эти «деревянные дома» были сооружены на месте сломанных «семи домов мазанковых», построенных в 1714 году «для житья иностранным колежским служителям и членам».
«Против Кронверка» (против его центрального бастиона) с 1711 года находился рынок с харчевнями, «от простого народа» названный «Обжорным рынком», который приказано было для благозвучия называть «Сытным рынком». На этом рынке торговал Хлебный ряд.
На одной из двух Площадей возле Сытного Рынка продавали «дрова и сено», размещался «извощичий притон» («извощичье становище») и с 1730 года протянулся «Кузнешный ряд».
За Сытным рынком были построены «Гарнизонные Слободы» (Солдатские Слободы), в их числе:
1. «Салдатские Слободы Санктпетербургского Гарнизонного Полку». Возможно, частью этих Слобод была нахо дившаяся на Санктпетербургском Острове «Слобода Налишная Петербургская». За Слободами Санктпетербургского По лка («за Салдатскими Слободами») находилась «Полянка» («Луг»). На этой «Полянке» (на «Лугу»), «при Салдатских Слободах Санктпетербургского Гарнизонного Полку» с 1720 года стояла «Церковь Святаго Апостола Матфия дере вянная» («Церковь во Имя Святаго Апостола Матфия», «Цер ковь Апостола Матфия»), у которой имелись богадельни. На этой же «Полянке» («на Лугу»), «при Гарнизонных Слободах», были построены «лазареты гарнизонные».
«На Полянке, где… стоит Церковь Святаго Апостола Матфия», с 1714 года торговали «хлебные ряды» (называвшиеся «Ростовский ряд»), а также Рыбный ряд.
2. «Слободы Салдатские Копорского полку здешнего… гарнизона» («Гарнизонный полк Копорский»).
3. «Салдатские Слободы Ямбургского Полку Санктпе тербургского Гарнизона» («Гарнизонный Полк Янбургский»). Возможно, частью этих Слобод была находившаяся на Сан ктпетербургском Острове «Слобода Налипшая Введенская».
«В Янбургском полку» 30 января 1732 года была освящена деревянная «Церковь Введение Пресвятыя Богородицы». «У Церкви Введения Богородицы» имелись богадельни.
4. «Слободы салдатские Невского полку» («Гарнизон ный полк Невский»).
«Близ Сытного рынку» проходила «Пушкарская улица», в которой жили «Гарнизонные от артиллерии кананиры», а также «шесть Улиц Белозерских», «неподалеку» от которых находилось место, где «прежде… жил Белозерский Гарнизонный Полк».
Рядом с «Полянкой» («Лугом»), располагавшейся «за Салдатскими Слободами» (за «Гарнизонными Слободами»), были построены «Пороховые Заводы», называвшиеся также «Зелейным Двором».
«От Большой Никольской к Мытному Двору» («у Мытного Двора») находилось «урочище, именуемое «Татарская», то место, что против Кронверка, где ныне качели стоят». Ранее «на том месте были татарские юрты». «У Качелей» имелся «извощичий притон» («извощичье становище»).
«С первых лет» приблизительно до 1730 года «у Мытного Двора, против Кронверка, или по тогдашнему званию в Татарской», стояла «кирка лютерская».
По-видимому, где-то за Татарской или за Никольской Слободой находились «две Улицы Гребецкие» и «Улица Законплетная».
А.И. Богданов сообщает, что на Санктпетербургском Острове размещалось «Подворье Нижегородской Епархии» с церковью, которое до этого было «Подворьем Троицкого Сергиева Монастыря», а еще раньше — «Подворьем Ипатского Монастыря», но точного местонахождения этого Подворья не сообщает.
В «Описании» А.И. Богданова говорится, что на Санктпетербургском Острове в 1711 году «для некоторого предохранения… обывательских домов построен был по маниру фартификационному полисадник, который начался от Кронверка линиею мимо Старого Отдатошного Двора и Оружейного и продолжался вдаль позади всей Оружейной Улицы».
Санктпетербургский Остров с Московской Стороной соединялся перевозом от «Синодальной» (или «Гагаринской») Пристани к «Пристани у Литейного Двора, на Пустом Рынке»; с Адмиралтейским Островом — перевозом от «Троицкой Пристани» к «Пристани у Старого Почтового Двора»; с Островом Санктпетербургской Крепости — каменным «Петровским Мостом» с «срединой… на сваях с подъемным мостом», построенным в 1738 году (до этого, «с начала строения Санктпетербургской Крепости», эти острова соединялись «Мостом, построенным на сваях») и «перевозом на пантоне» у Вторых Кронверкских Ворот; с Васильевским Островом — перевозом от «Пристани у Мытного Двора» к «Пристани на Стрелке» и перевозом от «Никольской Пристани» к «Пристани у Пеньковых Анбаров»; с Выборгской Стороной — перевозом от «Синявиной Пристани» к «Пристани у Гофшпиталей» и перевозом от «Пристани против Церкви Сампсония» к «Пристани у Церкви Сампсона Странноприимца в Синявине баталионе».

3. Аптекарский остров

Судя по «Описанию» А.И. Богданова, «регулярного строения» на Аптекарском Острове не производилось. Остров находился «под ведением Главной Аптеки» и на нем имелся «Аптекарский Сад превеликий».

4. Каменный остров

По первоначальному распределению земельных участков в Невской Дельте, этот остров «был в даче Гавриила Ивановича Головкина, Великого канцлера». Судя по «Описанию» А.И. Богданова, «регулярного строения «на этом острове не производилось».

5. Крестовый остров

По первоначальному распределению земельных участков в Невской Дельте, этот остров «в даче был… Государыни Царевны Наталии Алексиевны». «Когда оный остров был за Государыней Царевной Наталией Алексиевной», на нем построен был дворец.
С 1718 года на острове находились «пильные мельницы собственные Князя Меншикова», которые, по словам А.И. Богданова, «все обветшали».
Судя по «Описанию» А.И. Богданова, «регулярного строения» на Крестовом Острове не производилось.

6. Первый безымянный (Шафиров) остров

По первоначальному распределению земельных участков в Невской Дельте, этот остров «в даче был Петра Павловича Шафирова, бывшего тогда Вице-Канцлером».
Судя по «Описанию» А.И. Богданова, «регулярного строения» на этом острове не производилось.

7. Петровский остров

По первоначальному распределению земельных участков в Невской Дельте, этот остров «был собственный Государя Императора Петра Великого» и на нем имелся «Дворец Его Величества», «деревянным строением построен».
С 1710 года на острове построены «деревянные магазейны, в которых хранится всякая военная аммуниция». С 1736 года на берегу Малой Невки стояли «Масленые анбары», у которых имелась «Важня, или Весовой анбар».
Судя по «Описанию» А.И. Богданова, «регулярного строения» на Петровском Острове не производилось.

8. Буян

На Буяне, образовавшемся в 1727 году («на Малой Невке, против Васильевского Острову», «на островку»), в 1736 году построили «Пеньковые Анбары», причем «в строении» этих амбаров оказался «Каменный Пороховой Погреб», или «Пороховой Магазейн», построенный в 1722 году «на воде». Он стал использоваться «под пеньковую клажу». У этих «Пеньковых анбаров» было «две важни» (или два «Весовых анбара») — если только А.И. Богданов не имеет здесь в виду «Пеньковых анбаров», находящихся в другом месте.
«Регулярного строения» на Буяне, судя по «Описанию» А.И. Богданова, не производилось.

9. Васильевский остров

Васильевский Остров считался «Пятой Частью» Санктпетербурга.
«Первоначальное строение партикулярных людей» появилось на Васильевском Острове в 1703 году, причем А.И. Богданов пишет, что «сей остров с самых первоначальных лет населен был служителями… Князя Меншикова»,
По планам Петра Первого на этом острове надлежало быть «главному строению и жительству», поэтому здесь со времени Петра Первого, после «первоначального нерегулярного», производилось «регулярное строение». По словам А.И. Богданова, «сей преизрядный остров Император Петр Великий вознамерен был оный наибогатейшим строением населить и украсить, как деревянным, так и каменным, и каналами устроить, и фартецию укрепить, наподобие Амстердама, что всему тому обстоятельный план и модель зделанная имеются, по которому плану все строение на сем острове и производится». В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», Васильевский Остров был «строением каменных полат довольно изнастроенный, а деревянным строением преизобильно населенный, и все оное строение, имеющееся на нем, преизрядной архитектории».
20 мая 1727 года, в связи с тем, что на Васильевском Острове предполагалось устроить Императорский Двор и «квартиры строить» для «Гвардии Преображенского Полка», острову было дано название «Преображенский Остров». Так он назывался до начала правления Анны Первой, после чего в употребление официально ввели прежнее название — «Васильевский Остров».
На вершине Васильевского Острова, или на «мысу Васильевского Острова», находилось «Урочище «Стрелка» — место, которое «меж дву рек мысом вышло». «На Стрелке» имелся «извощичий притон» («извощичье становище»).
В 1731 году на Стрелке («на мысу Васильевского Острова против Большого Императорского Зимнего Дому», «на воде») был построен «Мост, или Театр», «для отправления торжественных фейерверков».
В 1703 году на Стрелке «поставлена была батарея, которая бы не допускала никаких от обоих устий (от устий Большой Невы и Малой Невки. — К.Л.) со взморья приходящих неприятельских судов» и было устроено нечто вроде «отводного караула». Возможно, что этой батареи и подобия «отводного караула» здесь не было уже в следующем 1704 году, когда у Котлина Острова был сооружен Кроншлот.
От Стрелки вниз «по Большой Неве Реке» шла «Каменная Набережная Линия» («Линия ко Взморью»).
Первыми в этой линии стояли два здания, которые занимала «Императорская Академия Наук и Художеств». Одно из них, расположенное ближе к Стрелке, начали возводить в 1720 году не как академическое здание, а как дворец, — «Полаты Государыни Царицы Параскевы Феодоровны». Другое, расположенное дальше от Стрелки, строилось с 1719 года специально для Академии и для организованной при ней «Библиотеке и Куншткамере», разместившихся здесь в 1726 году. Поэтому второе здание называлось «особливые департаменты, то есть те полаты, в которых ныне… Академия… находится», «Полаты Императорской Академии Наук», или просто «Академические Полаты» (Кунсткамера называлась также «Императорской Куншткамерой»). Над вторым зданием возвышалась «башня абсерватория».
По-видимому, иногда оба этих здания вместе назывались «Академия наук».
Возможно, что позади этих зданий была построена «Лаборатория Императорской Академии Наук, в которой отправляются всякие химические опыты».
Возле «Академии Наук» находилась Пристань, называвшаяся «Пристань у Академии Наук».
«По берегу» Большой Невы, на том месте, где во время составления А.И. Богдановым «Описания», стояла «Императорская Академия Наук», «с первых годов» до 1718 года имелись «Собственные Князя Меншикова» «пильные мельницы… которых числом было около десяти» («между сими мельницами была модельная мельница для взводу воды в фонтаны» Сада Меншикова Дома, располагавшегося дальше к западу), и «казенные пильные мельницы», «числом около пятнадцати».
На небольшом расстоянии от здания, где размещались академические «Библиотека и Куншткамера», боковым фасадом к берегу Большой Невы выходили «Каменные Коллегии», которые были «состроены расположением на двенадцать постаментов», причем «с протчими коллегиями в ряд» стоял Синод. С 1714 года в этом здании, наряду с другими учреждениями, размещался Магистрат.
Перед главным фасадом Коллегий («Перед Kоллегиями», или «против Коллегий») и за зданиями Академии наук находилась большая Площадь.
«Пред Коллегиями» в 1730 году было начато строительство отходящего от Большой Невы канала («один сложен, оный так и оставлен»).
За Коллегиями, на берегу Большой Невы находился Отдатошный Двор, занимавший незаконченный «двор каменный, не малой величины». Строительство его началось в 1726 году, но к 1751 году «состроено только одне погреба, оный оставлен». По-видимому, на этом месте (или возле него), на берегу Большой Невы, «подле Меншиковых Полат» (стоявших на том же берегу к западу от Отдатошного Двора), построены (очевидно, в 1710-ые годы) «небольшие кaменные Полатки… которые были… Князя Меншикова его Mapшала Соловьева».
За тем местом, где стояли «полатки Соловьева» к берегу Большой Невы выходила обширная территория, до 1728 года являвшаяся Усадьбой А.Д. Меншикова.
С запада эту территорию ограничивал отходивший от Большой Невы канал, который был «зачат 1727 году и не быв докончан оставлен».
Главной постройкой на этой территории были стоявшие на берегу Большой Невы с 1710 года «Меншиковы Полаты» — «Каменный Большой Дом Князя Меншикова». При этом доме с 1727 года начали строить «другой флигель». В 1733 году дом Меншикова (Меншикова Усадьба) был отдан под «Кадецкий Дом», или «Кадецкий Шляхетный Корпус» («Кадетский Дом», «Кадецкий Корпус», «Кадетский Корпус») В Кадетском Доме в 1738-1744 годах «в Полатах, что над Воротами», а с 1744 года «в зале» имелась церковь. «При Кадетском корпусе» имелась также «кирка».
«Княжий Сад» (или «Огород») сохранился позади Дома Меншикова и после того, как Меншиков Дом стал «Кадетским Домом». В этом саду с 1710 года стояли принадлежавшие Меншикову деревянные «Посольские Хоромы». В 1733-1738 годах, когда они находились уже «под кадетским владением», в них помещалась «Церковь Воскресения Христова», а в 1738 году их перестроили в «хоромы… для учителей Кадецкого корпуса».
В 1711 году из Большой Невы к этим «деревянным покоям» был проведен «небольшой канал» или «каналец». В саду имелись также «ренжерея» и пруд.
На территории Бывшей Меншиковой Усадьбы находились также двое «полат, которые стоят на канале» (речь идет о канале, отходившем от Большой Невы и ограничивавшем территорию Бывшей Меншиковой Усадьбы с запада). Одни их этих палат были «наугольные», другие стояли дальше от Большой Невы. В палатах, стоявших на канале дальше от Большой Невы, в 1730-1731 годах находилась «Церковь Воскресения Христова», а в то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», в них размешался «гофшпиталь». В «наугольных полатах» с 1731 до 1733 год находилась перенесенная сюда из палат, стоявших на канале дальше от Большой Невы, «Церковь Воскресения Христова». «При Кадетском Корпусе» («подле Княжова Саду») с 1722 года стояли каменные конюшни, на месте которых в 1721-1722 годах начинали строить Гостиный Двор. При них жили «служители конюшенные». В 1734 году при Кадетском Доме был построен манеж.
Возле Дома Меншикова, «на том месте, где ныне каналец проведен к деревянным хоромам в саду», до 1730 года стояла освященная 23 ноября 1713 года мазанковая «Церковь Воскресения Христова».
У Кадетского Дома, на Большой Неве, находилась Пристань, называвшаяся «Пристань у Кадетского Дому», или «Пристань у Кадетского Корпусу».
Сразу за территорией Кадетского Дома к Большой Неве начинали выходить «линии». А.И. Богданов указывал, что «поперег всего острову, начиная от Кадецкого Дому до взморья, числится всех двадцать восемь линий, то есть четырнадцать улиц», причем каждая из этих улиц «пересекается вдоль каналами, по которым (улицам. — К.Л.) как пеши ходят, так и конные ездят не по середке, но по сторонам» (разумеется, что когда А.И. Богданов говорил о «каналах по линиям», он имел в виду прежде всего их проект, а не фактическое наличие).
«По Каналу подле Кадецкого Дому» (каналу, ограничивавшему территорию Бывшей Меншиковой Усадьбы с запада) шла «Каменная Линия». Напротив также шла «Каменная Линия».
Из расположенных далее с западу «нумерованных» линий А.И. Богданов отдельно упоминает «Вторую», «Третью», «Четвертую», «Пятую», «Шестую», «Седьмую», «каменную», «Восьмую», «Девятую», «каменную», «Десятую» и ((Двадцатую».
Судя по всему, на берегу Большой Невы, «на Площадке у Кадецкого Корпуса» продавали кирпич, глину и песок для печей, кроме того, там имелся «извощичий притон» («извощичье становище»). Сенной ряд «близ Кадецкого Дому» находился, очевидно, на этой же «Площадке», почти наверняка на месте «Меншикова рынка», размещавшегося до 1733 года «на берегу Большой Невы, промеж Второй и Третьей Линии». Когда А.И. Богданов пишет, что «близ Кадецкого Дому, в Третьей Линии» до 1733 года торговал Мясной ряд, он, судя по всему, имеет в виду Мясной ряд на Меншиковом рынке.
«Промеж Четвертой и Пятой Линеи» в 1727 года начато строительство отходившего от Большой Невы канала, засыпанного к тому времени, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание».
«На Большой Неве, промеж Пятой и Шестой Линии» имелись рыбные садки.
У Восьмой Линии на Большой Неве находилась Пристань, называвшаяся «Пристань в Восьмой Линии».
«Промеж Линей Восьмой и Девятой» был в 1727 году начат отходивший от Большой Невы канал, засыпанный к тому времени, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание».
Возможно, что ведерная, о которой А.И. Богданов пишет как о находящейся «в Десятой Линии», стояла на берегу Большой Невы.
В идущей по берегу Большой Невы «Набережной Линеи» («Линии ко Взморью»), к западу от Десятой Линии, среди прочих построек, стояло здание, в котором с 1731 года размещались «Академия, называемая «Морская», или «Адмиралтейская Академия», «Полаты Бывшего Канцлера Андрея Остермана», перешедшие затем к «Бывшему Фелтмаршелу Миниху» и получившие поэтому название «Минихов Дом» (по-видимому, к западу от Морской Академии), а также «Первоначального Архитектора Здешнего Андрея Трезина Двор» (очевидно, к западу от Минихова Дома).
А.И. Богданов упоминает ряд подворий на Васильевском Острове (не указывая более точного их местоположения): «Подворье каменное Александроневского Монастыря», «Подворье каменное Казанской Епархии», «Подворье каменное Новгородской Епархии» с каменной «Церковью Двенадцати Апостол», освященной 2 июля 1736 года, «Подворье каменное Псковской Епархии», «Подворье каменное Ростовской Епархии», «Подворье, именуемое «Семибратское», каменные полаты, которые строены со всех монастырей Новгородской Епархии», «Подворье каменное Троицы Сергиева Монастыря», «Подворье каменное Устюжской Епархии». Возможно, что все эти подворья находились в той же «Набережной Линеи» («Линии ко Взморью»), в которой стояли Морская Академия, Минихов Дом и Двор Трезина.
Неподалеку от «Первоначального Архитектора Здешнего Андрея Трезина Двора» (скорее всего, на берегу Большой Невы, к западу от этого двора), располагался небольшой торговый центр с «лавочками погребными, хлебными и колашными скамьями» и с продажей «квасов» и с «извошчичьей площадкой». Ранее здесь находился «Рынок Бывший, называемый «Трезин».
«По конец Набережной Линеи» («Линии ко Взморью»), «против масленых мельниц» (находившихся на левом берегу Большой Невы «при Калинкиной») и «против того места, где стоял в свое время «Трезин Рынок», размещалось ««Чекуши» урочище именуемое», где стояли построенные в 1727 или в 1728 году «Кладовые анбары… для поклажи пеньки» («Пеньковые анбары», «анбары деревянные… и в тех анбарах прежде клалась пенька»), причем А.И. Богданов высказывает догадку, «не клалась в них провиантская мука».
На том берегу Васильевского Острова, который омывался Малой Невкой, возле Стрелки находилась Пристань, называвшаяся «Пристань на Стрелке». В 1734 году у этой Пристани были «сваи… побиты для наведения мосту на судах», но этот мост был «отменен».
Далее «по Малой Невке» стоял каменный «Портовый Гостиный Двор», или «Кладовой Гостиный Двор», который начинали строить в 1722 году как «Мытный Двор», но затем он был «занят весь под кладовые товары». Посреди Портового Гостиного Двора имелась «важня каменная», или «Весовой анбар». С 1733 года при этом Гостином Дворе были устроены «Иностранный и Российский Карабельный Порт».
При «Порте», на Малой Невке, с того же 1733 года находилась «Портовая таможня, или Карабельная», называвшаяся также «Главная таможня при Порте Санктпетербургском», кроме того, «Внутренняя таможня» и, с 1735 года, «Биржа».
А.И. Богданов пишет, что в 1736 году «при Портовой таможне» был построен «Пакгаус, или Кладовые каменные анбары», и что «на Бирже» имелось «две важни» (или два «Весовых анбара»), а также «извощичий притон» («извощичье становище»).
К западу от Портового Гостиного Двора, «по берегу Малой Невки» стояли с 1733 года «Купецкие Пеньковые кладовые анбары на сваях» («Пеньковые Анбары»). Ранее здесь было «жилье служителей Бывшего Князя Меншикова». У этих Анбаров находился «Порт, или Пристань Купецким Российским Судам… где пристают галиоты и барки с пенькою, с юфтью и с прочими товарами».
У Пеньковых Амбаров на Малой Невке имелась Пристань, называвшаяся «Пристань у Пеньковых Анбаров».
На берегу Васильевского Острова, выходящем к Финскому Заливу («при взморье»), располагалась «Галерная гавень» («Галерная гавань», «Гавань»), строительство которой началось в 1722 году. В 1747 году ее стали переделывать в камне. При Галерной Гавани с 1740 года имелась «Галерная верфь» для постройки галер с «пильной мельницей для пилования лесов» и с «деревянными магазейнами для поклажи всяких материалов», а также «Слободы, в которых живут морские служители и галерные офицеры и матрозы». Близ Галерной гавани («близ своей должности») жили также мастеровые Галерной верфи — «до несколько сот человек». В Слободах близ Галерной Гавани («в Галерной Гавани») «на время в хоромах» была устроена «Церковь во Имя Святыя Троицы». В тот период, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», здесь был «ров под фундамент выкопан для битья свай» под каменную Троицкую Церковь, «которая построена будет о пяти главах». При этих же Слободах («при Галерной Гавани») имелся рынок.
На Васильевском Острове, от территории Бывшей Меншиковой Усадьбы к Финскому Заливу, «вдоль острова», шла ««Большая Першпективая»… называемая, на которой жилье по обе стороны построено». «По разположению плана Петра Великого» надлежало «быть на ней прорыту каналу, дабы сквозь остров с моря на Гостиный Двор приходили торговые карабли», ввиду чего этому каналу надлежало быть «большим».
«Во Второй Линии» у Большой Перспективой стояла «кирка лютерская».
Далее «на Большой Прешпективой» (у Шестой Линии) стояла построенная в 1728 или 1729 году и освященная в 1732 году деревянная «Соборная Церковь Святого Апостола Андрея Первозванного», которая была «заложена во Имя Рожества Богородицы». По-видимому, возле Андреевской Церкви стояла, упоминаемая А.И. Богдановым, какая-то «каменная Церковь».
«У Церкви Апостола Андрея» против «Линии Каменной, называемой «Седьмой», с 1748 года находился «рынок» («Новый Рынок»), который сначала был «построен строением простым, а… 1749 году выстроен по Шестой Линии настоящим хорошим строением наподобие Мытного Двора». «На Новом Рынке, что против Церкви Апостола Андрея», с 1748 года были Рыбный и Мясной ряды, а также Хлебный ряд и «извощичий притон» («извощичье становище»), причем Мясной ряд, по словам А.И. Богданова, находился «в Седьмой Линии». Если указание на Седьмую Линию не является ошибкой, то это значит, что территория этого рынка не ограничивалась Шестой Линией.
«На Большой Першпективой, близ Двадцатой Линии», имелась «Полянка», на которой с 1733 по 1748 год размещался рынок, где, среди прочих, торговал Мясной ряд.
Где-то на Большой Перспективой («по Прешпективой на взморье», «ко взморью») до 1729 года стояли «Хоромы Деревянные Князя Меншикова» — часть «Первого Посольского Дома», возведенного в 1703 года на Санктпетербургском Острове.
Параллельно Большой Перспективой шла Первая «Першпективая… называемая «Малая», «жилая». «Близ речки, что к Гавани течет», параллельно Большой Перспективой и Малой Перспективой проходила Вторая («еще другая») «Малая Першпективая».
На «Второй Малой Прешпективе» стояла деревянная «Церковь Благовещение Пресвятыя Богородицы», построенная в 1738 году. В 1749 году здесь начали бить свои под каменную Благовещенскую Церковь. «У Благовещения Богородицы» с 1748 года имелись «богадельни… каменные… для купечества», а также кладбище. По-видимому, за «Второй Малой Першпективой» «по конец Линии» (А.И. Богданов не указал, какой именно линии. — К.Л.) был острог. «За Малой Прешпективой» (неясно, Первой или Второй. — К.Л.) в 1738 году появились «Новые Слободки». «На Малой Прешпективе» (неясно, Первой или Второй. — К.Л.) имелся «извощичий притон» («извощичье становище»). «За Линеями к Речке» (очевидно, к Маякуше. — К.Л.) имелся «луг… где становятся лагири». На правом или левом берегу Маякуши, в ее среднем течении, находилось место, называемое «Чухонская деревня». В «Чухонской деревне» имелось «кладбище, где обще с российскими и иностранные хоронятся».
А.И. Богданов называет без конкретизации места, находящиеся на Васильевском Острове, «Ботанический Сад Императорской Академии Наук»; «Армянские Дома», упоминая при этом, что «в Армянских Домах» имелась «Армянская Кирка»; называет действующую на острове с 1736 года «Аптеку Адмиралтейскую»; а также уже не существовавшую в то время, когда он составлял свое «Описание», «Французскую Слободу, в которой жили всякие приезжие мастеровые иностранные люди» и которая «построена была казенная».
По словам А.И. Богданова, в 1727 году на острове начали строить «салдатские покои» для «полка от Гвардии Ингермоландского», но точного местонахождения этих покоев не указывает.
Васильевский Остров соединялся с Адмиралтейским Островом перевозом от «Пристани у Академии Наук» к «Пристани у Зимнего Ее Императорского Величества Дому» («Пристани у Зимнего Императорского Дому»), «Мостом Наводным через Большую Неву… на барках» от «Кадетского Дома» («Кадетского Корпуса») к «Церкви Святого Исаакия Долматского» (этот Мост регулярно наводился с 1734 года; его «не бывало весною и в осень… за льдами»; до 1734 года на этом месте Мост на барках был наведен лишь один раз, в 1727 году, от «Бывшей Тогда Церкви Воскресения Христова» к «Церкви Святого Исаакия Долматского»), перевозом от «Пристани у Кадетского Дому» («Пристани у Кадетского Корпусу») к «Пристани у Церкви Святого Исаакия» (перевоз этот действовал «только весною и в осень, когда не бывает Мосту») и перевозом от «Пристани в Восьмой Линии» к «Пристани у Крюкова Канала»; с Санктпетербургским Островом — перевозом от «Пристани на Стрелке» к «Пристани у Мытного Двора» и перевозом от «Пристани у Пеньковых анбаров» к «Никольской Пристани».

10. Адмиралтейский остров

Адмиралтейский Остров — участок суши, омываемый Большой Невой и Мойкой. Вместе со Вторым Безымянным Островом (участком суши, омываемый Мойкой и Фонтанкой) Адмиралтейский Остров образовывал «Адмиралтейскую Сторону» — участок суши, омываемый Большой Невой и Фонтанкой и делящийся на два острова Мойкой. «Адмиралтейская Сторона» (называвшаяся также «Адмиралтейским Островом») считалась «Второй Частью» Санктпетербурга.
«Первоначальное строение… партикулярных людей» появилось на этом острове в 1705 году. «С первых лет» Адмиралтейский Остров «довольно жильем умножен был». Со времени Петра Первого на этом острове после «первоначального нерегулярного» производилось «регулярное строение».
На вершине острова, «по Большой Неве и по Фонтанке речке» стоял Первый «Императорский Дом Летний» («Летний Дом») — «хотя строения и небольшого, но преизрядного». При этом доме имелся «Летний Сад» («Старый Летний Сад») — «преизрядный и великий сад, в котором множество деревьев с разными плодами, притом преизрядные аллеи и прешпективы, преудивительные всюды разставлены статуи, премножество имеет фонтанов и преудивительный грот». Имелись в саду и пруды.
С 1725 по 1731 год при этом доме, «на берег Невы Реки», стоял «Торжественный Зал», построенный «для брачного сочетания Государыни Цесаревны Анны Петровны с Его Королевским Высочеством Карлом-Фридериком Голштейн-Готтарпским». На месте Торжественного зала в 1732 году были построены «другие деревянные покои» — «Ее Императорскому Величеству Анне Иоановне летние покои».
При Первом Летнем Доме имелась «караульня каменная». В 1731 году на берегу Большой Невы, на подходе к Первому Летнему Дому с запада, начали строить «каменную кардегардию».
К фонтанам Старого Летнего Сада из «Бассейна» на Московской Стороне шли трубы.
С 1750 года «при Летнем Саду, на берегу Большой Невы», строился «Театральный Дом».
В ряде мест «Описания» А.И. Богданова под «Летним Домом» следует, по-видимому, понимать Летний Дом и Летний Сад вместе.
«У Летнего Императорского Дому» (точнее, у Старого Летнего Сада. — К.Л.) из Большой Невы отходил канал в Мойку, который был «зделан 1711 году». В одном месте А.И. Богданов говорит о прорытых в 1711 году «каналах при Летнем Доме», имея в виду, по-видимому, канал, соединивший Большую Неву с Мойкой, и канал, соединивший с Мойкой Фонтанку.
«Против» (или «подле») «Летнего Дому», «промеж каналов», одним из которых был только что упомянутый «Канал у Летнего Императорского Дому», а вторым — расположенный дальше к западу канал из Большой Невы в Мойку (о котором пойдет речь ниже как «о Канале у Старого Почтового Двора»), «к Старому Почтовому Двору» (о котором также пойдет речь ниже) с 1740 года начали разводить выходивший к Большой Неве «Императорский Сад», На месте этого сада ранее находился «луг, который назывался «Царицын», где «были две качели».
«Канал у Старого Почтового Двора» был «проведен из Большой Невы в Мойку речку 1711 году». Через этот Канал, вблизи Большой Невы, имелся «Мост у Старого Почтового Двора… в Летний Дом»; Мост «прежде был подъемный», но затем «зделан простым».
К западу от «Канала у Старого Почтового Двора» находилось урочище «Старый Почтовый Двор» — «порожнее место, на котором прежде стоял Почтовый Двор», «Площадь, где был Старый Почтовый Двор».
На месте этого урочища, или «Площади», в 1711 году находился «Зверовой Двор». Возможно, что когда А.И. Богданов пишет, что там, «где был Старый Почтовый Двор», «сперва» находился «Охотный ряд», он имеет в виду тот же «Зверовой Двор». С 1714 года на месте этого урочища, или «Площадки», стоял «Почтовый Двор… мазанкавой», ко времени, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», уже исчезнувший.
«У Старого Почтового Двора» размещалась «Гавань для мелких судов» («Гавань, или Гавонь у Старого Почтового Двора, против Троицкой Пристани»). А.И. Богданов пишет также, что у названного урочища находилась Пристань — «Пристань у Старого Почтового Двора». Неясно, нужно ли считать «Гавань у Старого Почтового Двора» и «Пристань у Старого Почтового Двора» одним объектом или разными.
«У Старого Почтового Двора» имелись также рыбные садки.
За Старым Почтовым Двором по берегу Большой Невы шла «Линия Милионная Набережная» (также просто «Миллионная Линия», «Милионная», «Набережная Линия») «от Старого Почтового Двора починающаяся, и продолжается до Адмиралтейства (о котором пойдет речь ниже. — К.Л.), началася строиться в 1718 году», которая «каменным своим строением для карабельной пристани (то есть для того, чтобы большие корабли могли подойти ж самому берегу. — К.Л.) весьма вдалася в глубину Невы Реки». По словам А.И. Богданова, «она самая первоначальная зачала строиться линиею». Эта линия делилась на два участка (первый — ближе к Старому Почтовому Двору, второй — дальше от Старого Почтового Двора), которые соединял друг с другом Мост через «Канал у Зимнего Старого Дворца» (об этих мосте и канале речь пойдет ниже. — К.Л.). На месте, где в то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», проходила «Милионная (Набережная. — К.Л.) Линия», в первые годы существования города «более хотя и нарочитое строение было, но жили все иностранные люди». В Набережной (Милионной. — К.Л.) Линии в 1711 году появились принадлежавшие Царю Петру каменные «небольшие полатки с фронтошпицом», простоявшие до 1722 года, а в 1712 году в этой же линии, «близ Адмиралтейства», появились «Кикнны Полаты Набережные», в которых была «Адмиралтейская Академия» и которые простояли до 1732 года.
На первом участке Набережной Милионной Линии к Большой Неве выходил «Мошкой Переулок». На Большой Неве, «у Мошкова Переулка имелись рыбные садки».
По-видимому, на первом участке Набережной Милионной Линии в 1732 году Князь Алексей Михайлович Черкасский начал строить «двои превеликие полаты, одни с Невы, от берегу, а другие задние с улицы, кои достроены, одне в 1742, а другие, набережные, в 1749 году только вчерне достроены». Полаты А.М.Черкасского строились на месте находившихся здесь ранее полат В.Д.Карчмина. Возможно, что эти «полаты Лейб-гвардии Преображенского полку маэора Василья Дмитриевича Карчмина», простоявшие до 1732 года, были первым зданием в Каменной Набережной Милионной Линии.
Недалеко от конца первого участка Набережной Милионной Линии («в Милиоиной Линии, подле Старого Императорского Зимнего Дому», о котором войдет речь ниже) находилось «Подворье Переяславского Архиерея» («Подворье Преосвященного Епископа Переясловского») с церковью.
В самом гонце первого участка Набережной Милионной Линии, «в Набережной в Милионной Линии, подле Каналу» (о котором пойдет речь ниже) находился «Старый Императорский Зимний Дом» («Старый Зимний Дом», «Зимний Старый Дворец»). Он был выстроен на расширенном участке, до 1722 года занятом принадлежавшими Царю Петру каменными «небольшими полатками» с «фронтошпицом», которые были первоначально «набережными полатами», но потом оказались «во дворе». «Старый Зимний Дом» состоял из каменных «набережных полат», которые начали возводить в 1721 году и каменных «жилых покоев вкруг всего дому с трех сторон», строительство которых началось в 1726 году. Возможно, что в Старом Зимнем Доме размещался «Корпус Лейп-Компании». «В Корпусе Лейп-Компании» имелась «Церковь Полковая во Имя Введения Пресвятыя Богородицы».
«У Зимнего Старого Дворца» проходил «канал… проведенный из Невы (Большой. — К.Л.) в Мойку 1711 году». На этом канале имелся подъемный «Мост у Старого Зимнего Дому по Набережной (Милионной. — К.Л.) Линей», соединявший первый и второй участки этой линии.
По-видимому, у первого участка Набережной Милионной Линии («в Милионной Линии») с 1737 года в течение некоторого времени был «Порт Карабельный».
На втором участке Набережной Милионной Линии, на берегу Большой Невы, находился дворец, называемый «Большим Зимним Императорским Домом» («Большим Императорским Зимним Домом», «Зимним Ее Императорского Величества Домом», «Зимним Императорским Домом», «Зимним Домом», «Зимним Дворцом», «Большим Зимним Ее Императорского Величества Домом») — «весьма преогромного строения и богатого убранства состроенный». Он состоял из «наличных (выходящих на Неву. — К.Л.) полат», «линии», обращенной к Адмиралтейству (представляющей собою «полаты» с «большим залом»), «задних у ворот низеньких полаток» и «надворных» построек. «Наличные полаты», «здание полатки» и «надворные» постройки были возведены для Генерал-Адмирала Ф. М. Апраксина, завещавшего весь свой дом Императору Петру Второму. В 1732 году весь Апраксинский Дом стал Императорской Резиденцией и для ее «разпространения» было начато строительство обращенной к Адмиралтейству «линии». Эта «линия» строилась на месте сломанных «Полат Адмиралтейских, называемых «Кикины», в которых была Морская Академия» и которые стояли между Апраксинским Домом и Адмиралтейством. «В Зимнем Доме» («Дворце») были устроены две Церкви. Одна, «во имя Сретения Господня», находилась в каменном здании и, по-видимому, ее имеет в виду А.И. Богданов, говоря об устроенной «при Доме Императорском Зимнем» в 1732 году временной, а позднее «настоящей» Церкви. Вторая находилась «в деревянных покоях». «В Зимнем Ее Императорского Величества Доме» был «Театр».
У Дворца, о котором идет речь, находилась Пристань, называвшаяся «Пристань у Зимнего Ее Императорского Величества Дому», или «Пристань у Зимнего Императорского Дому».
Рядом с Большим Императорским Зимним Домом (к западу от него), на берегу Большой Невы, было возведено Адмиралтейство.
Наружной частью «Адмиралтейства» были П-образные в плане «каменные магазейны», главный фасад которых с Главными, «Большими» Воротами был обращен к «Лугу», а боковые фасады, с «Побочными» Воротами в каждом из них — к «Зимнему Дворцу» и к «Церкви Исаакия» (одни из Побочных Ворот назывались «Исаакиевские Ворота»). Над Главными Воротами находилась «каменная… Адмиралтейская Коллегия», построенная в 1717 году, а над ней возвышалась каменная «Башня» с куполом и шпицем и с часами, сооруженная в 1734-1735 годах. Внутри Адмиралтейства, «кругом», был сооружен «каменный канал» с тремя подъемными мостами (по одному мосту у каждых Ворот). По каналу стояли «Каменные Мастерские Покои». Кроме этого, внутри Адмиралтейства были сооружены «Чертежные Анбары Деревянные, два по обеим сторонам» и «Доки, в которых карабли стоят» (причем А.И. Богданов дает не совсем ясное указание на то, что этих Доков «десять, один Мокрый»). «Кругом всего Адмиралтейства» была возведена «Адмиралтейская Крепость» («Крепость») — «регулярная фортеция земляная на каменном фундаменте», которая имела «Болверков пять» и «Ворот… трои» («Большие» — «от Лугу», и «Побочные» — «от Дворца» и «от Исаакия»). «Кругом» Крепости был выкопан «ров водяной», или «канал», через который к каждым из трех крепостных Ворот вело по одному подъемному мосту. У каждых Ворот имелось по одной каменной караульне, а кроме того в Крепости имелась «гоубвахта».
Как сообщает А.И. Богданов, «во Адмиралтейской башне» предполагалось построить «Церковь во Имя Воскресения Христова». А.И. Богданов пишет о «каменных магазейнах» «внутрь Адмиралтейства кругом» и о «Важне при Адмиралтействе».
Адмиралтейство, каким его видели петербуржцы середины XVIII века, было итогом переделок первоначального Адмиралтейства, которое состояло из деревянных «магазейнов» («а посреди небольшая башня деревянная со шпицом стояла») и которое «было обложено просто не большим земляным валом и огорожено было полисадником». Одно время «Магазейны» и Башня над Главными Воротами были мазанковыми.
К Западу от Адмиралтейства находилось несколько служебных построек этой главной в городе верфи — «смольня каменная, в которой канаты смолят», «прядильни, в которых конаты прядут», «деревянные магазейны, в которых карабельные леса хранятся».
До 1717 года к западу от первоначального Адмиралтейства («против Исаакиевских Ворот») стояли «Деревянные Светлицы», в которых размещалась «Старая Адмиралтейская коллегия».
До 1736 года «против Исакавского Подъемного Мосту» Адмиралтейской Крепости стояла мазанковая «Аптека Адмиралтейская».
«По близости от Адмиралтейства» «с первых лет» «до 1736 году» жили «все… адмиралтейские чины, кроме вышних, всем своим корпусом». Здесь («близ Адмиралтейства») находились «Слободы Морских Служителей», «Морские Слободы», «Морские Улицы».
«На берегу (Большой Невы — К.Л.) близ Адмиралтейства» (к западу от последнего) стояла каменная «Соборная Церковь Преподобного Отца Исаакия Далматского» («Церковь Святого Исаакия Долматского», «Церковь Святого Исаакия», «Церковь Исаакия», «Церковь Исакия», «Исааковский Собор»), построенная вчерне в 1717-1727 годах. А.И. Богданов пишет, что «сия Церковь и поныне строением не окончена».
«У Церкви Исаакия» на Большой Неве имелась «Гавань, где становятся императорские яхты» (эта Гавань была первоначально «доком для починки кораблей») и Пристань, называвшаяся «Пристань у Церкви Святого Исаакия». Когда А.И. Богданов говорит о «Пристани… у Церкви Исаакия, которая имеет отвозить людей на даншхоутах в Кронштат», неясно, имеет ли он в виду ту же самую «Пристань у Церкви Святого Исаакия», или другую, находившуюся рядом с первой.
От Исаакиевской Церкви по берегу Большой Невы шла «Набережная Линия Каменная от Церкви Исаакия даже до Галерного Двора» («Набережная Линия от Адмиралтейства до Галерного Двора», «Линия к Галерному Двору», «Набережная Линия пониже Церкви Исаакия»). Эта линия «началася строиться в 1719 году» и она «для карабельной пристани (то есть для того, чтобы большие корабли могли подойти к самому берегу. — К.Л.) весьма в реку подалася». Линия, о которой идет речь, делилась на два участка (первый — ближе к Исаакиевской Церкви, второй — дальше от Исаакиевской Церкви), которые соединял друг с другом Мост через Крюков Канал (об этих мосте и канале речь пойдет ниже. — К.Л.)
В начале первого участка «Набережной Линии пониже Церкви Исаакия» стояли «пребогатые каменные полаты», которые были построены «тщанием… Господина Канцлера Алексия Петровича Безстужева-Рюмина» и в которых была «Церковь Домовая во Имя Благовещения Пресвятыя Богородицы», построенная в 1747 году. «На Воротах» Палат была «преизрядная Башня с часами, построена 1747 году». Возведены были Палаты А.П.Бестужева-Рюмина на месте разобранных «Полат Бывшего Канцлера Андрея Остермана» («и вокруг всего двора»). Палаты А.И. Остермана принадлежали ранее «Бывшему Фелтмаршалу Миниху», а до этого — А.Д. Меншикову. Эти «Каменные Полаты» (то есть те, первым владельцем которых являлся А.Д. Меншиков, а последним — А.И. Остерман), были построены на месте «Больших Мазанок Бывшего Князя Меншикова», появившихся «подле Церкви Исакия» в 1710 году и простоявших ряд лет.
«Пониже Церкви Исакия» (то есть у «Набережной Линии пониже Церкви Исаакия») на Большой Неве имелись рыбные садки.
Западную часть острова, о котором идет речь, пересекал прорытый в 1717 году «канал, называемый «Крюков» («урочище «Крюков канал», «Круков канал»), «который проведен из Большой Невы мимо Новой Галандии (о которой речь пойдет ниже. — К.Л.) в Мойку речку».
На Крюковом Канале имелся подъемный «Мост по Набережной Линей пониже Церкви Исаакия», соединявший первый участок этой линии со вторым ее участком, и «другой подъемный мост» «позади той же Набережной Линии».
Возле Канала, о котором идет речь, имелась Пристань, называвшаяся «Пристань у Крюкова Канала».
На месте, где проходила «Набережная Линия пониже Церкви Исаакия» («Набережная Линия от Адмиралтейства до Галерного Двора», «Линия к Галерному Двору») в первые годы существования города «все жили морские служители». «Самые первоначальные небольшие каменные полатки об одном жилье» были в этой линии построены «в 1726 году, галерного мастера Ивана Немцова».
За Крюковым каналом до 1740 года существовала «Верфь Галерная» для постройки галер, или «Старый Галерный Двор» («Галерный Двор»), с «деревянными магазейнами». «У Галерного Двора» (очевидно, за ним) в 1717 году был прорыт канал «вдоль Галерного Двора» (очевидно, параллельно Большой Неве).
На омываемый Мойкой берег острова, о котором идет речь (то есть на правый берег Мойки) выходила «Линия Каменная по Речке Мойке, которая начинается от Старого Почтового Двора и продолжается до Галерного Двора». На месте этой линии в «первоначальные» годы существования города стояли «многие построенные господские домы», которые «тогда почитали загородные домы».
Там, где к Мойке выходила Большая Першпектива (о которой речь пойдет ниже), «на Большой Першпективой», где был построен Зеленый Мост через Мойку (о котором речь также пойдет ниже), с 1742 по 1751 год стояли «Триумфальные Ворота, называемые «Адмиралтейские». На этом же месте ранее стояли Адмиралтейские Триумфальные Ворота, построенные в 1732 году. «У Триумфальных Ворот, у Зеленого Мосту» было «место» (которое «за Площадку почтено быть может»), «где собираются всякие работные люди пешники и прочие для поденной работы». У этих Ворот имелся также «извощичий притон» («извощичье становище»).
«На Речке Мойке», поблизости от «Триумфальных Ворот» имелось место, отведенное для постройки «Каменного Гостиного Двора». На этом месте в 1719-1736 годах находился каменный торговый центр (сгоревший во второй половине 1730-ых годов). Сначала он назывался «Мытный Двор» — так как «построен был только для продажи съестных припасов»), а позднее получил название «Гостиный Двор» — поскольку «отчасу более стало умножаться в нем купечества с хорошими и богатыми товарами».
«Недалеко от Горелого Гостиного Двора», «на Речке Мойке» до 1735 года стояло здание, где находились Рыбный и Мясной ряды. На основании не совсем ясных сведений, приводимых А.И. Богдановым, можно предполагать, что рядом с тем местом, где до 1735 года были Рыбный и Мясной ряды, до того же 1735 года находился «Коретный Ряд». Но те же сведения дают возможность предполагать, что «Коретный Ряд» размещался где-то «позади Вознесенья Церкви» на Втором Безымянном Острове.
Там, где был построен Синий Мост через Мойку, о котором речь пойдет ниже («у Синего Мосту»), по-видимому, на обозреваемом сейчас острове имелась «Площадка… которая с 1735 году нарочно впредь для случая оставлена, на которой только одне извощики и колашники становятся».
«У Синего Мосту», вероятно, также на обозреваемом сейчас острове находился «Комедианский Анбар», где «отправляли комеди кукольные».
По-видимому, до второй половины 1730-ых годов «у Синего Мосту, на берегу Мойки Речки» стоял «Полковой Адмиралтейский Двор». В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», этого двора здесь уже не было.
«Позади Галерного Двора, на Речке Мойке» были «бани торговые», уже не существовавшие в то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание».
«На Речке Мойке» в двух местах, очевидно, на обозреваемом сейчас острове, имелись рыбные садки.
На обозреваемом сейчас острове имелось два больших луга.
Первый Луг, «нарочно отгороженный», находился «против Императорского Зимнего Дому». На этом Лугу, «близ Адмиралтейства» до 1733 или 1734 года находился «Морской Рынок, на котором продавали всякий подходячий товар и харч, также дрова и сено».
«На Лугу, против Зимнего Дому», с 1732 по 1742 год находился «Манеж, или Конская Школа».
Второй («Адмиралтейский Луг», или просто «Луг») находился «против Адмиралтейства» и был «огорожен… для травы». Ранее на этом Лугу, «против Адмиралтейской Башни» («против Адмиралтейских Ворот») стоял деревянный «большой Чертежный Анбар», в 1710-1727 годах использовавшийся как «Церковь Святого Исаакия» («Церковь во Имя Преподобного Исаакия»).
А.И. Богданов упоминает о нескольких продольных улицах и каналах, проходивших по острову, о котором идет речь, и об одной протянувшейся по этому острову поперечной улице.
Позади Набережной Милионной Линии («позади Милионной»), параллельно ей шла «Первая и Главная Улица… которая прежде называлась «Греческая», потом «Немецкая» называлась, а ныне более слывет «Милионная Улица», построена по обеим сторонам каменными полатами… началася строиться 1736 году». В одном месте А.И. Богданов называет эту улицу также «Большая Греческая». «Милионная улица» делилась на два участка поперечным каналом возле «Старого Зимнего Дому». Первый участок «Милионной Улицы» соединялся с ее вторым участком «Мостом у Старого Зимнего Дому в Милионной Улице» через названный канал. Этот Мост «был прежде подъемный», но затем сделан «простым».
«В Милионной улице», «не подалеку Старого Почтового Двора» стояла «Главная Аптека каменная» — «полаты… с великим строением».
«При Главной аптеке» имелась «лаборатория… в которой составляются всяких специй лекарства».
«С первоначальных лет» «в Большой Греческой» находился «Двор Адмирала Крейца», где до 1730 года имелась «кирка лютерская… деревянная».
«В Греческой, то есть Немецкой Улице, позади Милионной (Линии. К.Л.), близ Главной Аптеки» до 1735 года стояла также «кирка или костель католицкой веры».
По-видимому, вблизи того места, где пересекались Милионная улица и канал возле «Старого Зимнего Дому» («близ Старого Зимнего Дому», «подле каналу»), после 1735 года появился «Каменный Почтовый Двор».
«На Лугу, против Императорского Зимнего Дому» проходила Первая Луговая Линия — «каменная линия», «застроена в 1736 году». Первая Луговая Линия, судя по всему, заканчивалась у проходящего поперек острова, о котором сейчас идет речь, первого участка «Большой Перспективы» («Большой Прешпективой», «Перспективной Большой дороги Невской») — «перспективы… начинающейся от самого Адмиралтейства и продолжается до Александроневского монастыря, зделана… в 1713 году». «На сей Перспективой», по словам А.И. Богданова, «по обе стороны выстроены каменные полаты… по обеим сторонам в два ряда разсажены березы».
Первый участок «Большой Прешпективой» заканчивался «близ Триумфальных Ворот», у подъемного Моста через Мойку, ранее называвшегося «Зеленым». Этот Мост соединял первый участок «Большой Прешпективой» с ее вторым участком.
«На углу ко Адмиралтейскому Лугу и по Большой Перспективой» находилось пустое место, где до 1735 года стояло «Подворье Александроневское… мазанкового строения».
«Против Адмиралтейства» шла «Вторая Луговая Линия каменная, зачата строить в 1736 году».
«Против Адмиралтейского лугу», судя по всему, во Второй Луговой Линии стояли «каменные небольшие полаты», построенные «в постой Исааковскому Собору священникам и прочим дворцовым служителям». Ранее эти палаты были «подворье» — «собственные Преосвященного Феофана, Архиепископа Новгородского».
«По конец Луговой Линии, что против Адмиралтейства» стояла «Аптека Дворцовая в каменных полатах».
Поперек центральной части острова, о котором идет речь, проходил первый участок «Перспективой, начинающейся от Адмиралтейства… через… Мойку и Фонтанку, на Ямскую Московскую Слободу».
Здесь же, в центральной части острова, начинались две Морские Улицы. О первой из них А.И. Богданов пишет, что «Большая Морская Улица, построенная полатным каменным строением… длиною починается у Триумфальных Ворот и кончится у Крюкова Каналу». Вторую А.И. Богданов только упоминает — «Улица каменная, называется «Малая Морская».
«В Морской» (неясно — Большой или Малой) имелся «Комедиальный Дом… вольного комедианта» — «полаты».
Район, находившийся за Набережной Линией ниже Церкви Исаакия, в «Описании» А.И. Богданова называется «Новая Галандия».
Позади «Набережной Линии Каменной от Церкви Исаакия даже до Галерного Двора», там, «где Новая Галандия», протянулась «улица, каменным строением выстроенная… которая починается от Церкви Исаакия и продолжается до Галерного Двора».
Параллельно Большой Неве от «рва водяного», окружающего «Адмиралтейскую Крепость», «мимо Новой Галандии к Галерному Двору» шел канал, прорытый в 1717 году.
А.И. Богданов упоминает еще «канал близ Адмиралтейства» с подъемным мостом через него и «Канал на Галерный Двор» также с подъемным мостом через него. Судя по всему, второй и третий каналы — это не одно и то же, но неясно, являются ли второй и третий каналы тем, же, что и первый, или речь должна идти о трех разных каналах. А.И. Богданов упоминает еще «небольшую каменную улицу по каналу к Новой Галандии».
«Близ Галерного Двора» были «деревянные Магазейны Адмиралтейские, в которых хранятся все леса, принадлежащие к карабельному строению».
«Подле Галерного Двора» имелся «каменный Сухарный Магазейн».
В первые годы существования города «Близ Галерного Двора» размещался «Полк Морской, называемый «Шлевенский». Здесь же, «близ Галерного Двора» находился «Шлевенский Рынок», уже не существовавший в то время, когда А.И. Богданов составлял свое описание. «При Шлевенском Бывшем Рынке, близ Галерного Двора» имелся Мясной ряд.
До 1736 года «позади Галерного Двора» имелся «острог Катаржный Двор».
По-видимому, на острове, о котором идет речь, находилась «Полиция» (точное ее местонахождение А.И. Богданов не указывает). В «Канцелярии Полицмейстерский дел» (в «Полиции») была «Церковь во Имя Святого Пророка Захарии и Елисаветы», освященная в 1747 году. Неподалеку от того места, где находилась «Полиция», ранее стоял первый «Комедианский Дом».
По-видимому, на этом острове находились также дворец, в котором с 1732 по 1741 год жила Цесаревна Елизавета Петровна (и который был построен как Дом А. Л. Нарышкина), «Дом Ягушинского», в котором с 1742 года находился «Дворцовый Манеж», и «Дом Бывшего Адмирала Головина», который стоял на каком-то канале и при котором был «мост подъемный».
Вероятно, на острове, о котором сейчас идет речь, в первые годы существования города имелись где-то «лазареты» — очевидно, морские.
Адмиралтейский Остров соединялся с Санкт-Петербургским Островом перевозом от «Пристани у Старого Почтового Двора» к «Троицкой Пристани»; с Васильевским Островом — перевозом от «Пристани у Зимнего Ее Императорского Величества Дому» («Пристани у Зимнего Императорского Дому») к «Пристани у Академии Наук», «Мостом Наводным чрез Большую Неву… на барках» от «Церкви Святого Исаакия Долматского» к «Кадетскому Дому» («Кадетскому Корпусу») — этот Мост устанавливался с 1734 года (его «не бывало весною и в осень… за льдами»; до 1734 года на этом месте Мост на барках был сделан лишь один раз, в 1727 году, от «Церкви Святого Исаакия Долматского» к «бывшей тогда Церкви Воскресения Христова»), перевозом от «Пристани у Церкви Святого Исаакия» к «Пристани у Кадетского Дому» («Пристани у Кадетского Корпусу») — перевоз этот действовал «только весною и в осень, когда не бывает Мосту») — и перевозом от «Пристани у Крюкова Канала» к «Пристани в Восьмой Линии»; со Вторым Безымянным Островом — подъемным «Мостом по конец (начало. — К.Л.) Мойки, у Летнего Саду и Конюшенного Двора», неподъемным «Мостом у Конюшенного Двора чрез Речку Мойку», подъемным мостом, ранее называвшимся «Зеленым», «на Большой Прешпективой, чрез Речку Мойку, близ Триумфальных Ворот», подъемным «Синим Мостом» «у Вознесенской Улице (о которой речь пойдет ниже. — К.Л.) чрез Речку Мойку», подъемным «Мостом позади Галерного Двора чрез Речку Мойку» и «перевозом на Речке Мойке».

11. Второй Безымянный остров

Второй Безымянный Остров — участок суши, омываемый Мойкой и Фонтанкой. Вместе с Адмиралтейским Островом (участком суши, омываемый Большой Невой и Мойкой) Второй Безымянный Остров образовывал «Адмиралтейскую Сторону» — участок суши, омываемый Большой Невой и Фонтанкой и делящийся на два острова Мойкой. «Адмиралтейская Сторона» (называвшаяся также «Адмиралтейским Островом») считалась «Второй Частью» Санкт-Петербурга.
Из природных объектов на Втором Безымянном Острове имелись «Глухая Речка Вознесенская» и «Болото Глухой Речки Вознесенской».
«С первых лет» этот остров «долго был не населен, только был на нем один лес и несколько загородных дворов». Возможно, однако, что уже во времена Петра Первого «на сем острову… всякое строение стало умножаться» и здесь после «первоначального нерегулярного» начало производиться «регулярное строение». А.И. Богданов пишет о том, что Второй Безымянный Остров «ныне уже предовольно умножен стал быть строением».
На вершине острова, недалеко от Первого Летнего Дома, «позади» имеющегося при этом доме сада, «по другую сторону за каналом (соединившим в 1711 году Глухую Речку Мойку с Фонтанкой. — К.Л.), по берегу Фонтанки Речки» с 1742 года стоял «Второй Летний Императорский Дом» (или «Императорский Новый Летний Дом») — «покои деревянные на каменном фундаменте, весьма пребогатые». При Втором Летнем Императорском Доме имелись две Церкви и был «разведен новый сад и прочие в нем украшения». Об этом «Императорском Саде» А.И. Богданов сообщает, что он «в 1747 году против Первого (имеется в виду сад у Первого Императорского Летнего Дома. — К.Л.) вдвоя умножен».
Возможно, что на месте (или вблизи) Второго Летнего Дома («на Фонтанке, близ Летнего Двора»), с 1736 по 1744 год находился «Слоновый Двор».
От вершины острова по левому берегу Мойки шла «Линия Набережная Каменная». В «первоначальные» годы существования города здесь имелись «многие построенные господские домы», которые «тогда почитали загородны домы».
На Мойке, за тем местом, где в нее впадал Канал у Старого Почтового Двора, с 1721 года стоял «Большой Императорский Конюшенный Двор» («Конюшенный Двор») «каменный с жилыми покоями». Над теми из двух Ворот Конюшенного Двора, которые были «к Лугу», имелась «Церковь во Имя Нерукотворного Образа Всемилостивого Спаса».
«У Конюшенного Двора» был построен «Кузнешный ряд казенный».
«Против Конюшенного Двора» с 1733 года стояли «Анбары деревянные Запасные» («Деревянный Запасный Двор и анбары»), а кроме того кузницы. Позади Конюшенного Двора с 1733 года размещались «мазанки для жилья дворцовым конюхам», некоторые из которых к 1747 году разобрали. Вместо этих мазанок «неподалеку» в 1747 году построили «деревянные светлицы… на время», а в 1749 году начали строить «каменные полаты».
«У Конюшенного Двора, для соединения Глухой Речки Вознесенской» с Мойкой в 1732 году был начат канал (А.И. Богданов отмечает, что «ныне оный… оставлен»).
Далее от берега Мойки начинался идущий поперек острова второй участок «Большой Перспективой» — «перспективы… начинающейся от самого Адмиралтейства и продолжается до Александроневского монастыря, зделана… в 1713 году». Как пишет А.И. Богданов, «на сей Перспективой по обе стороны выстроены преизрядные каменные полаты… по обеим сторонам в два ряда разсажены березы». С этим вторым участком первый участок, названный «Перспективой», находившийся на Адмиралтейском Острове (омываемом Большой Невой и Мойкой) и заканчивавшийся там «близ Триумфальных Ворот», соединялся подъемным Мостом через Мойку, ранее называвшимся «Зеленым».
Затем от берега Мойки начинался идущий поперек острова второй участок «Перспективой, начинающейся от Адмиралтейства, проведена чрез Мойку и Фонтанку, на Ямскую Московскую Слободу».
Наконец, еще дальше от берега Мойки (у «Синего Моста» «чрез речку Мойку») начинался первый участок «Вознесенской улицы».
А.И. Богданов пишет, что «Вознесенская улица, построенная деревянным преизрядным регулярным строением, которая починается от Синего Мосту и продолжается до Семеновских Светлиц… выстроена… в… 1747 году». Основываясь на «Описании» А.И. Богданова можно думать, что Вознесенская Улица начиналась на Адмиралтейском Острове, омываемом Большой Невой и Мойкой.
«У Синего Мосту» (судя по всему, на Втором Безымянном Острове) находился «Каменный ряд… Овощной, и прочие мелочные товары продаются». Имелся у этого Моста (также, судя по всему, на Втором Безымянном Острове) и «извощичий притон» («извощичье становище»).
На западной оконечности Второго Безымянного Острова, «к Калинкиной» (о которой речь пойдет ниже), «на Фонтанке Речке близ Калинкиной» находились Слободы, называемые «Новая Колона», которая «начата селиться с 1736 году» и где после 1736 года жили «все адмиралтейские служители», которых было «не одна тысяча».
«В Новой Колоне, близ Калинкиной» был Мясной ряд.
По правому берегу Фонтанки, «начиная от Мосту Симиона Богоприимца (об этом Мосте речь пойдет ниже. — К.Л.) и… до Калинкина Мосту (об этом Мосте речь также пойдет ниже. — К.Л.)» шла «Набережная Линия». В «первоначальные» годы существования города здесь имелись «многие построенные господские домы», которые «тогда почитали загородные домы».
Ниже «Моста Симиона Богоприимца», у берега Фонтанки, заканчивался идущий поперек Второго Безымянного Острова второй участок «Большой Прешпективой», который соединялся с ее третьим участком, находившимся на Московской Стороне, «Аничковым Мостом» через Фонтанку.
«На Фонтанке Речке, на Большой Прешпективой, у Аничкова Мосту» стоял «Императорский Дом» — «каменные пребогатые полаты и превысокие, о четырех жильях», над которыми высились «два купола, пребогато зделанные», с «позолоченными главами» на них. Во дворце имелась Церковь. Перед дворцом, на Фонтанке, была устроена огороженная каменной стеной гавань с галереей. При дворце с 1744 года разводился «сад», который был «хотя невеликий, но весьма уборный, с каменными ренжереями».
Много ниже «Аничкова Моста» у берега Фонтанки заканчивался идущий поперек Второго Безымянного Острова первый участок «Вознесенской Улицы», который соединялся с ее вторым участком, находившимся на Московской Стороне, «Обуховым Мостом» через Фонтанку. «У Обухова Мосту» (судя по всему, на Втором Безымянном Острове) имелись «бани торговые».
На левой стороне Большой Прешпективой («на Большой Прешпективой») в 1727-1730 годах была сооружена «кирка лютерского исповедания… каменная изрядного построения… во Имя Святых Апостол Петра и Павла», называемая также «Немецкая кирка», «каменная кирка», «кирка Лютерская каменная». «Недалеко от каменной кирки» стояла «кирка деревянная лютерская шведская и чухонская», построенная в 1733 году.
«Позади каменной кирки» была «кирка деревянная, в которую ходят агличане».
«На Большой Прешпективой, подле Немецкой кирки» «каменной» с 1742 по 1749 год располагался «Комедианский Театральный Дом». До постройки этого дома с 1734 по 1742 год здесь находились «светлицы деревянные… для продажи хрустальной посуды, которая делается на Стеклянных казенных заводах».
На левой стороне Большой Прешпективой («на Большой Прешпективой») стояла также «кирка или костель каменный католицкой веры», построенная после 1735 года.
На правой стороне Большой Прешпективой, ближе к Зеленому Мосту («на Большой Прешпективой») в 1734 году была построена каменная «Церковь Рожества Пресвятыя Богородицы, называемой… по народному именованию… «Церковь Казанской Богородицы». Церковь эта считалась придворной. До Церкви на этом месте были «Соляные анбары». В первые годы существования города»близ Церкви Казанской Богородицы» стояли «Казармы Адмиралтейских Плотников» («Казармы Адмиралтейские»).
На правой стороне Большой Прешпективой, ближе к Аничкову Мосту («подле Большой Прешпективой Дороги», «на сей Прешпективой»), располагался «Новый Деревянный Гостиный Двор» с большим числом «рядов». А.И. Богданов указывает, что ранее на этом месте была «Переведенская» Слобода и «великая Роща Березовая», возле которых проходила «Большая Прешпективая».
На Гостином Дворе имелась «важня, или весовой анбар», у Гостиного Двора имелся «извощичий притон» («извощичье становище»). «Вне Гостиного Двора» стоял «Серебряный Ряд».
Новый Гостиный Двор одной своей стороной выходил на «Перспективу, начинающуюся от Большой Перспективы мимо Гостиного Двора до Калинкиной, которая (Перспектива. — К.Л.) по обе стороны изнастроена нарочетым деревянным и каменным строением». Эта Перспектива называлась также «Прешпектива к Гостиному Двору».
За Новым Гостиным Двором («в роще») с 1733 года находился «Морской Рынок» («Большой Рынок»).
Когда А.И. Богданов сообщает, что в городе вместе «с прочими торговыми рядами» есть Рыбный ряд и «главный» Мясной ряд, он, скорее всего, имеет в виду ряды на этом рынке.
А.И. Богданов сообщает также, что «На Большом рынке, у Рыбного ряду» имелся Хлебный ряд и что «у Рынку» находился «извощичий притон» («извощичье становище»).
Судя по всему, где-то возле Большого Рынка размещалась «Большая Площадка» с Сенным рядом — «Сенная Площадка, на которой сено и дрова, также и щепные вещи продаются, и при ней Конная Площадка». «На Сенной Площадке» кроме того продавали кирпич, глину и песок для печей, имелся «извощичий притон» («извощичье становище»).
По-видимому, где-то возле Большого Рынка находилось и «Болото Глухой Речки Вознесенской». На этом месте ранее было «шесть Улиц Переведенских».
От проходящей поперек Второго Безымянного Острова Вознесенской Улицы «по обе стороны» пролегли «многие другие улицы… а какие оные званием, неизвестно, прежде оные называлися «Котельные и Фонарные улицы».
На Вознесенской Улице стояла деревянная «Церковь Вознесения Господня», построенная в 1728 году. Ее предполагалось перестроить в камне «о пяти главах». У этой Церкви находилось закрытое кладбище.
«У Церкви Вознесения Господня» имелись также и богадельни.
«Позади Вознесенья Церкви» с 1749 года стояло здание с Мясным и Рыбным рядами, а близ «Полковых Адмиралтейских Светлиц (о которых речь пойдет ниже. — К.Л.)» находился также Сенной ряд. На основании не совсем ясных сведений, приведенных А.И. Богдановым, можно предположить, что рядом с Мясным и Рыбным рядами, до 1735 года находился «Коретный ряд». Но на основании тех же сведений можно предполагать, что «Коретный ряд» размещался «недалеко от Горелого Гостиного Двора» на Адмиралтейском Острове.
Когда А.И. Богданов сообщает, что «подле Рыбного ряду» был «извощичий притон» («извощичье становище»), он, возможно, имеет в виду Рыбный ряд «позади Вознесенья Церкви».
«На Вознесенской Улице, на углу Прешпективой к Гостиному Двору» находилась ведерная.
Неподалеку от Вознесенской Церкви, судя по всему, к западу от нее, размещался «Полковой Адмиралтейский Двор» («Полковой Морской Двор»).
«Адмиралтейские при Полковом Дворе Покои» («Полковые Адмиралтейские Светлицы», «Адмиралтейские Светлицы») были построены «позади Церкви Вознесения», или «около Вознесения» в 1742 году.
«На Полковом Морском Дворе» с 1743 года стояла «Церковь Полковая Местная во Имя Святого Николая Чудотворца».
На Втором Безымянном Острове находился «Дом Петра Ивановича Шувалова»; точное местонахождение этого дома А.И. Богдановым не указано.
Второй Безымянный Остров соединялся с Адмиралтейским Островом, омываемым Большой Невой и Мойкой, подъемным «Мостом по Конец (начало. — К.Л.) Мойки, у Летнего Саду и Конюшенного Двора», «Мостом у Конюшенного Двора через Речку Мойку, подъемным Мостом, ранее называвшимся «Зеленым» («на Большой Прешпективой, чрез Речку Мойку, близ Триумфальных Ворот»), подъемным «Синим Мостом» («у Вознесенской Улице чрез Речку Мойку»), подъемным «Мостом позади Галерного Двора чрез Речку Мойку» и «перевозом на Речке Мойке» (возможно, этот перевоз был там, где Мойку пересекала Перспектива от Адмиралтейства на Ямскую Московскую Слободу); с Московской Стороной — «Симеоновским Мостом», или «Мостом Симиона Богоприимца» (построенным в 1733 году «на сваях» «чрез Речку Фонтанку, к Церкви Святого Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы»), «Аничковым Мостом» («по Большой Прешпективой», «с первых лет» построенным «на сваях» «чрез Речку Фонтанку» и перестраивавшимся в 1742 и 1749 годах), «Семеновским Мостом» (построенным «на сваях чрез Речку Фонтанку к Семеновским Светлицам»), «Обуховым Мостом» («на Вознесенской Улице» через Фонтанку, «урочищем «Обухов Мост»), «Калинкиным Мостом» (Мостом через Фонтанку «к Калинкиной») и «перевозом на Речке Фонтанке» (неясно, в каком месте Фонтанки находился этот перевоз).

12. Московская сторона

«Московская Сторона» считалась «Третьей Частью» Санкт-Петербурга.
Из природных объектов, находившихся на Московской Стороне, А.И. Богданов упоминает Сосновую Рощу и болото. Возможно, что употребляя выражение «Сухой Кряж», А.И. Богданов имеет в виду Московскую Сторону.
Со времени Петра Первого на Московской Стороне после «первоначального нерегулярного» производилось «регулярное строение».
Место, где в Большую Неву впадала Третья Черная Речка, при движении вниз по Неве, было началом Московской Стороны. Здесь на левом берегу Большой Невы находился Александроневский Монастырь.
«Александроневский монастырь» («Монастырь Троицы Александроневский», «Невский монастырь») в «первоначальные» годы существования Санкт-Петербурга по отношению к последнему «яко наидалечайший имелся в разстоянии от жителей почитался», то есть считался загородным, но уже в то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», считался находящимся на границе города. От центра города к монастырю вела устроенная в 1713 году «Большая Перспектива» («Большая Прешпектива»), «начинающаяся от самого Адмиралтейства». «Под Невским Монастырем, по обе стороны Прешпективой» имелись «болотные места», где «для осушки оных» в 1734 году были прорыты каналы. В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», эти каналы «опять заросли» и сырость мест, где они были прорыты, снова увеличилась.
С востока у монастыря протекала Нева. «От Невы реки с лица» была построена «стена каменная, на которой зделаны и перилы каменные ж». С севера, «с приезду от Санкт-Петербурга», у монастыря в Неву впадала Третья Черная речка («Черная речка при Александроневском монастыре»). С запада территорию Монастыря ограничивал канал, за которым разводился Монастырский Сад «с аллеями и прешпектами». С юга территорию Монастыря также ограничивал канал, за которым по-видимому находился Монастырский Конюшенный Двор.
Монастырь строился с 1713 года, сначала деревянным, а с 1715 года — уже каменным.
Центральным сооружением Монастыря была «Церковь Каменная Соборная во Имя Святыя Живоначальныя Троицы» с колокольней, состоящей из двух башен, увенчанных шпицами. А.И. Богданов сообщает, что «сия Церковь Соборная почти совсем во окончание состроена, но за нетвердостию фундамента разселася, которую (как слышно) намерено разобрать до подошвы и сызнова на новом фундаменте строить, кроме колокольни».
«С левого крыла от Соборной Церкви к речки» находился двухэтажный каменный Храм с «Верхней Церковью во Имя Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского», освященной 29 августа 1724 года, и «Церковью во Имя Благовещения Пресвятыя Богородицы», находившейся «под исподом» Верхней Церкви и освященной в 1725 году. «От Церкви Святаго Александра до Соборныя Церкви» имелись «трои келлии о дву жильях и при них две трапезы, одна верхняя, а другая нижняя, во одное ход из Верхния Церкви, а в другую из Нижней Церкви».
«С правого крыла» от Соборной Церкви находился двухэтажный каменный Храм с Верхней «Церковью во Имя Святого Иоанна Златоустого» и «Церковью во Имя Благоверного Князя Феодора Новгородского» — «Исподней» Церковью под Церковью Верхней. «От Церкви Соборныя до Церкви Иоанна Златоустаго» имелись «трои келлии о дву жильях, у которых переходы чрез все келлии каменные».
При Монастыре, согласно «Описанию» А.И. Богданова, были сооружены трое «Святых Ворот» — «Ворота от Невы Реки, которые были построены мазанковые, и на них колокольня… и по нескольких летах оная колокольня обетшала… верх разобран»; «Ворота от Невы же Реки каменные против Олтаря Соборной Церкви»; «Ворота от Санкт-Петербурга, от Большой Перспективой, деревянные». Еще двое (по-видимому) «Святых Ворот» предстояло соорудить («Ворота от Конюшенного Двора» и, вероятно, «Ворота от Саду Монастырского»).
Среди других построек монастыря А.И. Богданов упоминает «Церковь маленькую Первоначальную деревянную», «небольшую во Имя Благовещения Пресвятыя Богородицы», стоявшую с 1713 года «у Святых Ворот» (по-видимому «мазанковых от Невы Реки»); «Церковь маленькую каменную, во Имя Лазорева Воскресения… над гробом Государыни Царевны Наталии Алексиевны»; «первоначальные кельи каменные небольшие»; «первоначальные кельи архиерейские деревянные»; «кельи каменные, в которых архиерей живет». Пишет А.И. Богданов и о том, что в монастыре имелась «пильная мельница».
«При Александроневском Монастыре» имелись «три Слободы… в которых живут монастырские служители». Поблизости от монастыря находились также рынок («у монастыря»), «торговые бани» («под монастырем»), «Гончарный завод» («под монастырем»), «деревянные Запасные магазейны» («при монастыре», «на берегу Невы»). По-видимому, неподалеку от Александроневского монастыря были построены монастырские «Кирпишные заводы».
А.И. Богданов пишет также, что «близ Невского монастыря» с 1744 года размещался «Слоновый Двор».
Берега Речки Черной «во Александроневском Монастыре» соединял «Мост подъемный».
«За Невским монастырем» имелся «порт, где пристают барки с хлебом».
«На берегу Невы, против Охты (о которой речь пойдет ниже. — К.Л.)», стоял «Смольный Дом», или «Смольный Дворец… который почитается Ее Величеству за Собственный Дом». Этот «Собственный Дворец» у А.И. Богданова называется также «Загородный Дом Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Елисавет Петровны» и «Смольный Двор». «При Смольном Доме» был сад.
«Напротив Охты, подле Загородного Дому Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Елисавет Петровны», находилось «урочище «Смольный Двор».
В этом урочище «вверх по Неве», «под Канцами (о которых речь пойдет ниже. — К.Л.) против Охты» («против Канец») «в 1733 году начали… селить Конную гвардию» («полк Конной Гвардии»), а в 1734 г были построены «светлицы Конной гвардии» («Конная гвардия»). Они располагались там, где «с первоначалия» до 1733 года находился «Смольный Двор, в котором лежала смола, приготовляемая про весь корабельный флот» и который «огорожен был полисадником».
«Под Полковой Двор Конной Гвардии» был куплен стоявший вблизи Конногвардейских Светлиц «деревянный дом» — «Подворье Бывшего Епископа Феофана» (при этом доме была церковь).
«Церковь каменная в Конной Гвардии, во имя Благовещения Богородицы» («Полковая Церковь Конной Гвардии») была построена в 1741-1742 годах «поблизости… Смольного Дворца», в «полатах», конфискованных у А. В. Кикина в 1717 году, которые в 1733-1741 годах занимал «полковой магазейн», а в 1717-1726 годах «Императорская Куншткамера и Библиотека». Палаты эти стояли «под Канцами» с 1714 года и были построены А. В. Кикиным. В 1717 году эти «Кикины полаты» были конфискованы у их владельца.
«При конной гвардии», «под Керасирский конный полк», начиная с 1732 года были построены десять деревянных конюшен, четыре деревянных «анбара» и восемь «повилионов».
А.И. Богданов сообщает, что «для начавшегося поблизости строиться Новодевичьего Воскресенского монастыря (о котором пойдет речь ниже. — К.Л.) «Конногвардейский полк может быть переведен в другое место.
Неподалеку от месторасположения Конногвардейского Полка на Большой Неве имелась «Пристань у Конной Гвардии».
«У перевозу позади Конной гвардии, где переезжают на Охту», находился рынок.
«На том месте (то есть рядом с тем местом. — К.Л.), где Ее Величества имеется Собственный Дворец, имянуемый «Смольный», «при сем Дворце», «поблизости… Полковой Церкви Конной Гвардии» 30 октября 1748 года был «каменным зданием» заложен «преславный и великий Монастырь
Новодевичей во имя Воскресения Христова», или «Новодевичей Воскресенский Монастырь». По проекту в монастыре предстояло построить «в средине… великую Соборную Церковь Воскресения Христова, видом пятиглавую», «по всем четырем углам… по одной Церкве», «во округ… вместо ограды со всех четырех сторон… каменные келлии» и, наконец, «великую колокольню со Святыми Воротами». «В средине» монастыря предстояло насадить «разные деревья с перспектами».
К западу от Воскресенского монастыря, вблизи берега Большой Невы («за Литейным Двором», о котором пойдет речь ниже, — если двигаться от истока Фонтанки вверх по Большой Неве), находился каменный дом «под ведением Канцелярии от Строений» — «в том доме оная и имеется, и весь оный дом занят под мастерские департаменты, в которых работают всякие мастерства про все Домы Ее Императорского Величества». Этот дом был построен как дворец — «Дом Государыни Царевны Наталии Алексеевны». После ее смерти здесь в течение некоторого времени был «Богадельный» или «Богаделенный Дом» («богадельни») с приютом для «незаконнорожденных младенцев». В этом «бывшем дворце», «в полатах» находилась «Церковь Воскресение Христово», поэтому здание часто называлось просто «Церковь Вознесения Христова». По-видимому, где-то рядом находились «Магазейны Городовой Канцелярии».
«Близ Церкви Воскресения Христова» находились рынок, Мясной ряд, Хлебный ряд, «извощичий притон» («извощичье становище»).
Возле Воскресенской Церкви на Большой Неве имелась «Пристань у Церкви Воскресения Христова».
«Подле Церкви Воскресения Христова» стояли с 1712 г. «Полаты каменные… бывшей Светлейшей Княгини Настасий Петровны».
Ниже Воскресенской Церкви, «на берегу Невы реки» (за «Литейным Двором» — если двигаться вверх по Большой Неве от истока Фонтанки), в 1748 году начали строить каменный «Сытный или Запасной Дворец» — здание, где должны были лежать съестные припасы для Императорского Двора.
«По берегу Невы реки», также ниже Воскресенской Церкви, стояли «Магазейны Деревянные Артиллерийские».
Вероятно, где-то вблизи Воскресенской Церкви («на Московской Стороне, по конец Набережной Линии» — «каменной» линии, идущей «вверх по Неве» от истока Фонтанки) размещался деревянный «Главный Арсенал».
А.И. Богданов пишет, что на Московской Стороне есть «Оружейный Двор… в котором хранятся ружья про все войско во армию, и оный яко Арсенал Оружейный». Неясно, имеет он здесь в виду тот же «Главный Арсенал» или какой-либо другой арсенал.
Ниже и Главного Арсенала, и Воскресенской Церкви, «на Московской Стороне», на берегу Большой Невы, стоял «Литейный Двор» для литья пушек («Пушечный Двор или Литейный») с «каменным литейным анбаром» и построенным в 1744 году «литейным деревянным анбаром, в котором императорские партреты льют». Литейный Двор в этом его виде появился в результате постройки и расширения деревянного «Литейного Старого Двора», главным сооружением которого был «Старый деревянный Литейный анбар», построенный «просто из бревен, и наверху шпиц с гербом». Во время существования Старого Литейного Двора на месте «литейного деревянного анбара», построенного в 1744 году, стоял «фурмовальный анбар, в котором начата была делать форма для отливания партрета Государя Императора Петра Великого». Когда «Литейный Двор стал строением более распространяться», в районе его «жилья обывательского стало умаляться».
«От Литейного Двора в Летний Дом (имеется в виду Старый Летний Сад. — К.Л.)», к Гроту (то есть из Большой Невы в Фонтанку. — К.Л.), был проведен канал.
На Большой Неве, «у Литейного Двора» имелись рыбные садки.
К западу от Литейного Двора («У Литейного Двора») находился выходивший, судя по всему, к Большой Неве «Рынок… называемый «Пустой» («урочище «Пустой Рынок»).
«На Пустом Рынке», «у Литейного Двора», были Мясной рад, Сенной ряд, Хлебный ряд. Здесь также продавали кирпич, глину и песок для печей, и имелся «извощичий притон» («извощичье становище»).
На Пустом рынке ранее были «торговые бани», уже не существовавшие в то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание».
Возле Пустого Рынка, на Большой Неве, имелась Пристань, называвшаяся «Пристань у Литейного Двора, на Пустом Рынке».
На берегу Большой Невы, судя по всему, на участке между истоком Фонтанки и Литейным Двором, в 1723 году были «на сваях» построены «постоялые деревянные домы казенные» — «нарочетые светлицы», простоявшие лишь «несколько лет».
У истока Фонтанки начиналась «Линия Каменная Набережная», которая шла к западу «вверх по Неве».
На левом берегу Фонтанки, недалеко от ее истока («при Фонтанке Речке, против Летнего Дому»), находился Старый «Запасной Дворец» — здание, в котором лежали «всякие съестные припасы… изготовленные про Дом Ее Величества».
Далее на левом берегу Фонтанки («на Реке Фонтанке, против Летнего Дому») стояла каменная «Партикулярная Верфь, то есть Судовой Двор», на котором строили «всякие мелкие парусные и гребные суда: буеры, даншхоуты, шлюбки, баржи, рябики, верейки и щерботы» — «по маниру европейскому». Наружной частью этой Верфи были П-образные в плане («с трех сторон») «Каменные Магазейны», в главном фасаде которых имелись «Ворота и над ними Башня со шпицом» (в другом месте А.И. Богданов сообщает, что «на Партикулярной Верфи» имелись «с дву сторон Каменные Магазейны… в 1747 году построены»). На территории Верфи имелось «три канала, один на середке, а два по сторонам подле Магазейнов», «сараи, под которыми строят суда» и «новая пиловальная машина, в которой будет лес пиловаться». С 1734 года «при Партикулярной Верфи» имелась каменная «Церковь Святого Великомученика Пантелеймона» («Церковь во Имя Великомученика Пантелеймона»).
Первоначальная Партикулярная Верфь «построена была деревянным строением». При деревянной Партикулярной Верфи в 1718 году была построена деревянная «Церковь Святого Великомученника Пантелеймона».
При «Партикулярной верфи» жили мастеровые этой верфи «своим корпусом». «В приходе великомученника Пантелеймона» имелись богадельни.
За Партикулярной Верфью, вблизи левого берега Фонтанки — «на Речке Фонтанке, близ Литейной Улицы (о которой пойдет речь ниже. — К.Л.)» в 1733 году построена освященная 27 января 1734 года каменная «Церковь Святого и Праведного Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы» («Церковь Симеона Богоприимца»). Эта Церковь была построена на месте деревянной, сооруженной в 1712 году. «При Церкви Симеона Богоприимца» имелись богадельни.
По левому берегу Фонтанки, «начиная от Мосту Симеона Богоприимца (о котором пойдет речь ниже. — К.Л.) и… до Калинкина Мосту (о котором также пойдет речь ниже. — К.Л.)» тянулась «Набережная Линия». В «первоначальные» годы существования города здесь имелись «многие построенные господские домы», которые «тогда почитали загородные домы».
Ниже Симеоновской Церкви на берегу Фонтанки стоял «Италианский Дом» — «преизрядные каменные полаты», отделанные «италианским маниром» и служившие «только для одного временного приезду Их Императорских Величеств». При Итальянском Доме имелся «Императорский Сад».
Ниже Итальянского Дома, у левого берега Фонтанки, начинался третий участок «Большой Перспективы», или «Большой Прешпективы» — «перспективы… начинающейся от самого Адмиралтейства и продолжается до Александроневского монастыря, зделан… в 1713 году. Третий участок «Большой Прешпективой» соединялся со вторым ее участком, находящимся на Втором Безымянном Острове, «Аничковым Мостом» через Фонтанку (об этом мосте речь пойдет ниже. — К.Л.)
В начале третьего участка «Большой Прешпективой» («на Большой Першпективой») с 1742 по 1751 год стояли «Триумфальные Ворота, что у Аничкова Мосту» («Триумфальные Ворота, называемые «Аничковые», «Триумфальные Аничковы Ворота», «Аничковы Ворота»). На этом же месте ранее стояли Аничковы Триумфальные Ворота, построенные в 1732 году.
Место, где стояли Аничковы Ворота, возможно, и после сноса их в 1751 году продолжало называться «Аничковы Ворота». «У Аничковых Ворот» находился Рынок, имелись Сенной ряд, Хлебный ряд, «извощичий притон» («извощичье становище»). «За Аничковыми Воротами» находилась ведерная.
А.И. Богданов сообщает, что на Фонтанке, «у Аничкова Мосту», были рыбные садки. По-видимому, эти садки находились у левого берега Фонтанки, вблизи Аничковых Ворот.
Немного ниже Аничкова Моста («на Речке Фонтанке, близ Аничкова Мосту») размещалось «Подворье Троицы Сергиева Монастыря».
Ниже Троице-Сергиева Подворья Фонтанку пересекала «Перспективая, починающаяся от Адмиралтейства, проведена чрез… Мойку и Фонтанку, на Ямскую Московскую Слободу».
Еще ниже у левого берега Фонтанки начинался второй участок «Вознесенской улицы». Этот участок «Вознесенской улицы» соединялся с ее первым участком, находившимся на Втором Безымянном Острове, «Обуховым Мостом» через Фонтанку (об этом мосте речь пойдет ниже. — К.Л.)
В северо-западной части Московской Стороны главной улицей была идущая с севера на юг «Улица Литейная, которая имеет пребогатое деревянное строение, начинается от каменного Литейного Анбара и продолжается до Триумфальных Аничковых Ворот».
Район к востоку от начала Литейной улицы назывался, судя по всему, «Артиллерия». Здесь («при оной должности») жила «артиллерийская команда», составляющая «корпус немалый». В этом районе («позади Литейного Двора») «три Улицы Пушкарские… построены в 1713 году».
По-видимому, на одной из Пушкарских Улиц стояла каменная «Церковь Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца», заложенная в 1743 году и освященная 24 сентября 1745 года. На участке, занимаемом Сергиевской Церковью, в 1731-1738 годах стояла Первая деревянная Сергиевская Церковь (сгоревшая), в 1739-1747 годах — Вторая деревянная Сергиевская Церковь (проданная на разбор). «У Церкви Святаго Сергия Чудотворца» имелись богадельни.
По-видимому, также на одной из Пушкарских Улиц («за Литейным Двором») стояла «кирка лютерская деревянная», появившаяся здесь «около 1730 году».
«При Артиллерии» был построен «цехаус», имелась «важня, или Весовой анбар».
Судя по всему, в районе, называемом «Артиллерия», находился «Инженерный Корпус». «Во Инженерном Корпусе» имелись «Церковь Воскресения Христова» и пруд.
Несомненно, в районе, называемом «Артиллерия», с 1713 года стояли «полаты Якова Вилимовича Брюса», бывшие потом «за Сопегою», а после этого занятые «канцеляриею Артиллерийскою».
По-видимому, там, где пролегли Пушкарские Улицы, находились «полаты каменные», которые занимал «Манифактурный Двор Шпалерный и Штофная Фабрика», заведенные в 1718 году, «Каменный Провианский Магазейн», построенный в 1732 году, и здание, где варили «про Дом Ее Императорского Величества меды, квасы, полпива и прочее», построенное «из мазанок», и носившее название «Дворец Царевичев», поскольку оно было возведено как Дворец Царевича Алексия Петровича.
У восточной границы района, называвшегося «Артиллерия» («на Московской Стороне, недалеко от Арсенала»), находилась «Лаборатория при Артиллерии, в которой делаются фейерверки и прочие артиллерийские снаряды отправляются» («Лаборатория Артиллерийская»). От Артиллерийской Лаборатории на юго-запад шла «Перспективая, начинающаяся от Лабаратории мимо Аничковой (Слободы; о ней речь пойдет ниже. — К.Л.) по болоту к Ямской (Слободе; о ней речь также пойдет ниже. — К.Л.), зделана в 1743 году». Вблизи этой Перспективой имелся «Басеин» («пруд Басейн»), к которому подходил канал «для фонтанов», проведенный «от села Лигова». Из «Басейна» шли «трубы для фонтанов» в Старый Летний Сад, проходившие перед этим садом «чрез Фонтанку». Вблизи Бассейна («за Литейным Двором, на Басенке») была мельница, где «делали крупичетую муку».
Немного восточнее Перспективой от Лаборатории к Ямской и почти параллельно этой Перспективой шла «Перспективая… от Церкви Конной Гвардии в Ямскую Слободу Московскую, зделана 1734 году».
К югу от «Артиллерии» («за Литейною улицею») во время правления Анны Первой были построены «светлицы Гвардии Преображенского полку» — «особливые домы с преизрядными покоями, при которых штап и обер-офицеров особые преизрядные домы построены имеются, причем Полковая Канцелярия и Полковой Двор с пристойными полковыми магазейнами». «При Полку Преображенском» в 1746 году была сооружена каменная «Церковь во Имя Преображения Господня», построенная «по древнему российскому маниру, о пяти главах позлащенных». При «Полковом Дворе» Гвардии Преображенского Полка размещались конюшни. «У Преображенских светлиц» имелись бани.
Возле Симеоновской Церкви проходила «Симеоновская Улица» («Улица Симеона Богоприимца»), «которая позади Литейной Улицы лежит к берегу Фонтанки Речки». «В Улице Симеона Богоприимца» имелся «Зверовой Двор».
«На Большой Прешпективой, за Аничковыми Воротами» находилась «Аничкова Слобода» («урочище «Аничкова Слобода»), которая «начата селиться в 1739 году». «С первых годов» на месте Аничковой Слободы находились дома, где «жил… Аничков Полк Адмиралтейский».
«За Аничковым Мостом» находилась «Каретная Слобода… в которой делают кареты, коляски и сани про господ». По-видимому, вблизи Каретной Слободы находился «Коретный ряд», устроенный после 1735 года «за Аничковыми Воротами», «в Сосновой Роще, где Дорога в Ямскую».
К югу от Большой Прешпективой, «за Фонтанкой Речкой, по близости Аничковых Ворот», жила «Команда Дворцовая», состоящая «в великом числе людей». Эта команда населяла «Дворцовые Слободы, построенные в 1744 году».
«В Дворцовых Слободах» стояла деревянная «Церковь Владимерской Богородицы», построенная в 1747 году. Здесь же («в Дворцовых Слободах, недалеко от Церкви Владимерской») имелся Мясной ряд.
От Дворцовых Слобод на запад мимо Семеновских Светлиц (о которых речь пойдет ниже. — К.Л.) шли две Перспективых — «Перспективая… которая починается от… Церкви Владимерской Богородицы и продолжается мимо Семеновских Светлиц к Калинкиной (о Калинкиной речь также пойдет ниже. — К.Л.)» и «Перспектива* от… Церкви Владимирской мимо Семеновских Светлиц по другую сторону (неясно, чего. — К.Л.) в Новую Колону».
К западу от Дворцовых Слобод, «позади Фонтанки Речки», находились «Светлицы… Гвардии Семеновского Полку» («Гвардии Семеновский Полк», «Семеновские Светлицы») с «Полковым Двором».
В «Гвардии Семеновском Полку» стояла «Церковь Введение Пресвятыя Богородицы Полковая», построенная в 1747 году.
При «Полковом Дворе» Гвардии Семеновского Полка имелись конюшни. «При Семеновских Светлицах» размещались бани.
К западу от Семеновских Светлиц («за Фонтанкою Речкою», «в ряд с Семеновскими» Светлицами) стояли «Светлицы… Гвардии Измайловского Полку» («Гвардии Измайловский Полк») с «Полковым Двором».
В «Гвардии Измайловском Полку» имелась «Церковь Полковая».
При «Полковом Дворе» Гвардии Измайловского Полка были построены конюшни.
К югу от Семеновских Светлиц, в самом начале «Московской Дороги» (о которой речь пойдет ниже. — К.Л.), располагалась «Ямская Московская Слобода» («Ямская»), «В Ямской Московской Слободе» стояла каменная «Церковь во Имя Воздвижения Честного Креста Господня», которую начали строить в 1747 году и освятили 24 июня 1749 года. Ранее в этой Слободе были построены две деревянные Церкви, одна из которых сгорела. «В Ямской», «при Церкве Воздвижения Честнаго Креста» имелись богадельни и кладбище.
От Московской Ямской Слободы шла «Московская Дорога» — «Перспектива… Московская, которая починаетя от Московской Ямской до Реки Волхова, которая преизрядно выровнена и мостами вымощена». А.И. Богданов указывает, что «сию Перспективую Дорогу намерен был Государь Петр Великий непременно весть до Москвы».
На Московской Стороне начинались также «Перспепктивая от Вознесенской Улицы» и «Перспектива в Царское Село», или «Перспективая к Царскому Селу Дорога».
Где-то на Московской Стороне («за Фонтанкою Речкою») находились, согласно А.И. Богданову, «Стеклянные Казенные Заводы».
Московская Сторона соединялась с Выборгской Стороной перевозом от «Пристани у Конной Гвардии» («Перевозом позади Конной Гвардии») к «Пристани на Охте» и перевозом от «Пристани у Церкви Воскресения Христова» к «Пристани у Компанейских Дворов»; с Санкт-Петербургским Островом — перевозом от «Пристани у Литейного Двора, на Пустом Рынке» к «Синодальной» (или «Гагариной») Пристани; со Вторым Безымянным Островом — «Симеоновским Мостом» (построенным в 1733 году «на сваях» «чрез Речку Фонтанку, к Церкви Святого Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы»), «Аничковым Мостом» («по Большой Прешпективой», «с первых лет» построенным «на сваях» «чрез речку Фонтанку» и перестраившимся в 1742 и 1749 годах), «Семеновским Мостом» (построенным «на сваях чрез речку Фонтанку к Семеновским Светлицам»), «Обуховым Мостом» («на Вознесенской улице» через Фонтанку; говоря об Обуховом Мосте, А.И. Богданов употребляет выражение «урочище «Обухов Мост»), Мостом через Фонтанку («к Калинкиной») и «перевозом на Речке Фонтанке», точного местонахождения которого А.И. Богданов не указывает.

13. Выборгская сторона

«Выборгская Сторона» считалась «Четвертой Частью» Санкт-Петербурга. В «первоначальные» годы существования города вся Выборгская Сторона (вместе с Канцами, о которых речь пойдет ниже. — К.Л.) была «как бы пограничным рубежом». «Малая Нева» рассматривалась как граница протяженности города «в ширину».
«Первоначальное строение партикулярных людей» появилось на Выборгской Стороне в 1711 году. Судя по «Описанию» А.И. Богданова, «регулярного строения» на Выборгской Стороне не производилось.
У впадения Охты в Неву находилось «урочище «Канцы», то место, где все охтяня живут». До 1703 года на мысу, образуемом левым берегом Охты в ее нижнем течении и Невой, «стояла шведская крепость, называемая «Шанцы». Об этой крепости, называемой также «Канцы» или «Шведские Канцы», А.И. Богданов сообщает, что «и поныне еще вид ее имеется» («явственно зрится»). В «первоначальные» годы существования города, Канцы (вместе со всей Выборгской Стороной) были «как бы пограничный рубеж».
На правом берегу Невы, ниже впадения в нее Охты, жила «команда переведенцов охтян» в плотничьих «Переведенских Слободах» («Плотнических Домах»), «которые построены в 1721 году».
Из производственных сооружений, находившихся вблизи «Плотнических Домов», А.И. Богданов упоминает ветряные «пильные мельницы… казенные», стоявшие «на Охте» с 1718 года, «числом около пятнадцати», и имевшийся «при Охте реке» «Гонтовый завод», или «гонтовые фабрики».
С 1732 года при «Плотнических Домах» стояла каменная Церковь «во Имя Святыя Живоначальныя Троицы». Так как один из пределов этой Церкви был освящен «во Имя Святого Иосифа Древоделя», и так как она была построена на месте сооруженной в начале 1720-ых годов деревянной «Церкви Святого Праведного Иосифа Древоделя», то и каменную Троицкую Церковь называли «Церковью Святого Иосифа Древоделя», или «Церковью Святого Иосифа Обручника». В 1740 году освятили построенную рядом с Троицкой Церковью каменную Церковь «во Имя Покрова Пресвятыя Богородицы». У этих двух каменных Церквей, судя по богдановскому «Описанию», в 1732 году были сооружены «колокольня каменная со оградою». «При Церкви Иосифа Древоделя» («при Церкви Святого Иосифа Обручника») имелись богадельни и кладбище.
«На Охте, при Плотнических Домах», находился рынок с Мясным рядом.
Возле «Плотнических Домов» на Неве имелась Пристань, называемая «Пристань на Охте».
Выше по течению реки Охты размещались «Охтенские пороховые заводы», «разстоянием от Санкт-Петербурга в семи верстах». Основными сооружениями этих заводов были стоявшие на реке Охте «пороховые мельницы водяные» и «великая плотина для пороховых заводов». Сказав об охтенских «пороховых мельницах водяных», А.И. Богданов добавляет «и пильная», очевидно имея в виду, что последняя также была водяной, в отличие от ветряных пильных мельниц, стоявших вблизи «Плотнических Домов». Мельницы вблизи «Плотнических Домов», и мельницы при «Охтенских Пороховых Заводах» А.И. Богданов, по-видимому, объединяет, указав, что «на одной Охте» было «более пятнадцати мельниц». «На Пороховых Охтенских Заводах» имелась «Церковь во Имя Святого Пророка Илии», построенная в 1744 году. Ранее на этом месте стояла деревянная Ильинская Церковь, построенная в 1720 году.
К северо-западу от «Плотнических Домов», по-видимому, на берегу Невы (от «Охты» до «Казачьей Слободы»), простиралось «урочище «Волчье Поле». А.И. Богданов сообщает, что «с первых лет блиско тут много людей хоранивали».
За «Волчьим Полем» на берегу Невы находилась «Казачья Слобода» (или «Казачья Слободка»), которая «заселилась с самого первоначалия». «Близ Казачьей Слободы» имелись «Провиантские Магазины, или Анбары».
Ниже Казачьей Слободы, на берегу Невы, стояли «Пивоваренные Компанейские Заводы» (или «Компанейские Пивоварни») и «Каменные Галанские Солодовейные Заводы».
Еще ниже по берегу Невы находилась «Компанейская Слобода» (или «Компанейские Дворы», или «Компанейские Дома»). По-видимому, здесь же размещалась «Бочарная Слобода».
«При Компанейских Домах» стояла деревянная «Церковь во Имя Всемилостивого Спаса, то есть Происхождение Честных Древ», построенная в 1744 году. В 1749 году эту Церковь начали перестраивать в камне.
«При Компанейских Домах» имелись Рынок и Пристань, называемая «Пристань у Компанейских Дворов».
За Компанейской Слободой, на берегу Большой Невы, перед истоком Малой Невы, находились «Гофшпитали каменные». Эти «Гофшпитальные Полаты» с двумя башенками по углам делились «на двое» — на «Гофшпиталь Сухопутную» и «Морскую Гофшпиталь». «При Морской Гофшпитале» имелась Церковь «во Имя Вознесения Господня», «в Сухопутной» — Церковь «Святых Апостол Петра и Павла». Как сообщает А.И. Богданов, в 1735 году «посреди оных Гофшпитальных Полат зачата строиться каменная Церковь». При каждой из «Гофшпиталей» был свой сад.
Возле Гофшпиталей находилась «Гофшпитальная Слобода».
«При Гофшпиталях» (по-видимому, в Гофшпитальной Слободе) имелось «несколько лавочек», служивших Мясным рядом. С 1732 года «у Гофшпиталей» стояли «два большие каменные Магазейна». Возле Гофшпиталей, судя по всему, на правом берегу Малой Невы, возле ее истока, находилась «Пристань у Гофшпиталей».
На правом берегу Малой Невы, ниже «Пристани у Гофшпиталей», размещались «Сахарные заводы».
По-видимому, там, где стояли Сахарные Заводы, ранее (с 1718 года) был «Водошный Завод» (или «Водошный Двор»). С 1711 по 1718 год место Водошного Завода занимали «Правианские Магазейны», или «Анбары», которые «огорожены были полисадником и земляным валом обведены» («наподобие фортеции») и которые получили название «Новая Крепость». А.И. Богданов сообщает, что до 1743 года «на Малой Неве» имелись «оставшиеся (возможно, от «Новой Крепости». — К.Л.) два кладовые анбара, в которых клали провиант», построенные на сваях. Вероятно, севернее Сахарных заводов «на Малой Неве» до 1726 года стояли «первые Пеньковые анбары», («Старые Пеньковые анбары»), часть которых была построена в 1718 году, а часть — в 1723 году. У этих амбаров имелась «важня, или Весовой анбар». Здесь же был «порт».
Неподалеку от того места, где находились Старые Пеньковые Амбары, в небольшом расстоянии от берега Малой Невы, стояла освященная в 1733 году каменная «Церковь Святого Сампсона Странноприимца» («Церковь Сампсона Странноприимца», «Церковь Сампсониа»), построенная вместо обветшавшей деревянной, сооруженной в 1710 году. При этой Церкви имелись богадельни и (с 1711 года) кладбище «не только российского народа, но и иностранной нации». В другом месте А.И. Богданов пишет, что «близ Церкви Сампсона Странноприимца» находилось «кладбище собственное всех иностранных народов христианских, которое и огорожено особливым двором». Церковь Сампсона Странноприимца считалась находящейся «вне града, во отдалении».
Возле Сампсониевской Церкви размещалось «урочище «Синявин Баталион» («Слободы Синявина Баталиона», «Синя вин Баталион»), где первоначально («с первых лет») был поселен «салдат целый баталион», подчинявшийся «Обер-комисару и Директору над Строениями Ульяну Синявину». В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», здесь жила «Команда от Строений» — «корпус в великом числе состоящий». «В Синявином Баталионе» имелся Мясной ряд.
При Синявине Баталионе, на берегу Малой Невы, находилась Пристань, называвшаяся «Пристань в Церкви Сампсона Странноприимца в Синявине Баталионе».
Где-то на Выборгской Стороне (А.И. Богданов не указывает, где точно) были построены «Кожевные Заводы» и «Восковые Заводы».

14. Котлин остров

На Котлине Острове был расположен «приморский город» (точнее — город-крепость) Кронштат. Хотя Кронштат находился в 30 верстах от Санкт-Петербурга, он, как указывает А.И. Богданов, «почитается с здешним гражданством за едино» — «за одно правление, или за один город». А.И. Богданов называет также Кронштат в числе шести «приписных городов» к Санкт-Петербургу.
Как можно понять из «Описания» А.И. Богданова, после сооружения на Котлине Острове города-крепости «Кронштат» этот остров также стал называться «Кронштатом».
«Кронштат» («Кронштатская Крепость») представлял собой «земляную фортецию… пространством не малой величины», в которой было трое Ворот:
«1. Санкт-Петербургские.
2. Кронштатские.
3. Шпитальные».
Главными сооружениями в Кронштате, помимо «преизрядной крепости», считались «гавань карабельная» (представлявшая собой две гавани), «Кроншлот», верфь с «каналом карабельным», «Дворец Императорский», «Гостиный Двор», «Губернские Полаты» и «Святые Церкви».
«Гавень Военная, в море стоящая» и «Гавень купеческая», находившаяся «подле оной военной», начали сооружаться «при Кронштате» с 1712 (или с 1713) года. Как сообщает А.И. Богданов, «на верху обеих оных гавеней зделаны от морской стороны парапеты и множество на них пушек изнаставлено».
«Напротив гавеней», «посреди моря» («на море») находился «Кроншлот» — «брусчатая мазанковая» «Кроншлотская башня с батареями», первоначально, согласно А.И. Богданову, сооруженная деревянной в 1703 году. На башне этой «поставляется флаг для порту, приходу иностранных караблей».
В 1719 году начали сооружать «земляною работою» основу Кронштатской верфи — «Канал Кронштатский большой» («канал карабельный») и «доки», причем канал продолжали позднее делать уже «каменным зданием чрезвычайной глубины». В 1745 году канал был еще не окончен, в связи с чем, для обеспечения «корабельной починки» до окончания канала, начали делать «док мокрый». Описывая состояние Кронштата на 1749-1751 годы, А.И. Богданов указывает, что здесь имеется верфь, «на которой всякие военные суда починивают», и что на этой верфи строятся «нарочные… особливые доки, дабы в них можно и свободно починивать военные корабли и прочие морские суда, а со временем и новые в них делать будут». «Для выливания воды из канала» в Кронштате имелась «ветреная мельница».
Кронштатский «нарочетый Императорский Каменный Дом» («Каменный Дворец») был построен в 1719 году. При этом дворце находился «Гостиный Двор каменный, над которым имеются жилые покои», построенный также в 1719 году. «Губернские Домы Каменные» («Губернские Каменные Полаты») были построены в 1714 году.
До 1744 года «блиско Большого Канала» стояла деревянная «Церковь Соборная Святого Апостола Андрея Первозванного» (в 1744 году она была «на время перенесена в полаты»). Кроме Андреевского Собора, в Кронштате имелись «Церковь Богоявления Господня деревянная, но весьма огромная», «Церковь Владимерской Богородицы» и «Церковь Святого Благоверного Князя Александра Невского на Толбухиной Косе», а также две «кирки» — «католицкая» и «лютерская».
А.И. Богданов пишет, что Кронштат был «жильем премножество населенный». По А.И. Богданову, в Кронштате и возле него имелись Слободы «Налишная» («к морю»), «Большая Адмиралтейская», «Средняя Адмиралтейская», «Малая Адмиралтейская», «Екатерининская», «Посацкая», «Пушкарская», «Морская», «Шхиперская», «Луговая», «Бочарная», «Офицерская», «Богоявленская», «Батарейская», «Нижние Палы» и урочища «Плитный Перекресток», «Бурлацкий Перекресток», «Табашный Перекресток», «Камчатка», «Ярун Камень Большой», «Толбухина Коса» (на этой «Приморской Косе», «на мысу к морю», находилась «Батарея, коя ныне во Имя Святого Александра Невского именована»).
Описывая кронштадтские и кроншлотские «полки и команды» в целом, А.И. Богданов говорит о «Кронштатском и Кроншлотском полках». Описывая же Кронштат, А.И. Богданов говорит о полках «Островском», «Тобольском» и «Новгородском». Может быть, «Кронштатский и Кроншлотский полки» — это общее название для размещенных на Котлином Острове и в Кроншлоте «Островского», «Тобольского и «Новгородского» Полков.
«При Островском Полку» имелась «Полковая Церковь Владимерской Богородицы», «при Тобольском Полку» — «Полковая Церковь Сергия Чудотворца», «при Новгородском Полку» — «Полковая Церковь Владимерской Богородицы».
В Кронштате были построены Арсенал, «Цехаус», «Провиантские» и «Адмиралтейские Магазейны», «Морская Шпиталь» и «Сухопутная Шпиталь». А.И. Богданов пишет, что «в Гофшпитале» (не указывая, в какой именно) имелась Церковь. До 1748 года в Кронштате существовали лазареты. В Кронштате действовали две Школы — «Салдатская, или Гарнизонная», и «Морская».
Поскольку в Кронштате находился «Порт караблям купецким», в городе имелась «Таможня Портовая, или Кантора Портовая».
Из торговых предприятий в Кронштате, помимо Гостиного Двора, имелись «Мясной ряд», «Рыбный ряд и садки», два «Мушных ряда», «Железный ряд» и «Мелочный ряд».
За городом, недалеко от Ворот (повидимому, Кронштатских), в Толбухиной Косе, стоял находившийся «в великом охранении» «небольшой дощатый анбарчик, в котором… Петр Великий рисовал Кронштатскую Крепость».
Из Кронштата в Санкт-Петербург и из Санкт-Петербурга в Кронштат людей возили «на даншхоутах».

15. Загородные местности к юго-западу и западу от Санкт-Петербурга

Вблизи того места, где Фонтанка впадает в Финский Залив, находилась «Калинкина» («урочище «Калинкина Деревня»). «При Калинкиной Деревне» имелась «Слобода». Недалеко от «Ектерингофа» (о котором речь пойдет ниже. — К.Л.) стояла каменная «Церковь Святой Великомученицы Екатерины» с богадельнями и кладбищем, где не хоронили с 1747 года.
«При Калинкиной, против Чекуш» были построены «три мельницы… ветреные, на которых про Дом Императорский масло делают и крупичетную муку» («масленные мельницы»).
В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», «в Калинкиной» уже не было «Полотняного Завода», находившегося там ранее.
«При Калинкиной Деревне», недалеко от каменной «Церкви Святой Великомученицы Екатерины» находился деревянный «Императорский Дом» — «Дворец Приморский Екатерингоф», построенный «на сем месте в достопамятную славу». Поблизости «была баталия Государя Петра Великого со шведами 1703 года маия 6 дня, на которой взято в полон шведских два корабля», и Екатерингоф был сооружен «для сей преславной первоначально на сем месте случившейся морской баталии, в знак сей победы». При Екатерингофе имелся сад.
«Близ Калинкиной» размещалась Слобода, называемая «Матисова Деревня» («урочище «Матисова Деревня»), которая «прежде» («с первоначальных лет») была «чухонская деревенька».
С 1736 года «к Матисовой Деревне» был перенесен «Острог Катаржный Двор».
Возле Екатерингофа «на самой воде при взморье» находился каменный «Приморский Подзорный Дворец» с «небольшой башенкой», который был построен для Петра Великого «яко бы был Его Величества Собственный Уединенный Дом», а также «в знак» того же морского сражения «при Калинкиной», в «достопамятную славу» которого был построен Екатерингоф.
«Повыше Екатерингофа», то есть к юго-западу от него, стоял «Дворец Приморский… именуемый «Аннингоф».
«Неподалеку от Аннингофа» находился «Дворец Приморский… называемый «Елисаветингоф».
По-видимому, за Елизаветиногофом начиналась «Петергофская дорога», на которой «разстоянием… в 30 верстах» (то есть на протяжении 30 верст. — К.Л.) «от Санкт-Петербурга до Петергофа по взморью» стояло много «загородных приморских домов высоких господ», «дом подле дому рядом» («как бы одна некая великая слобода населена»). Весь ряд этих домов был украшен «одною решедчетою преискусною городьбою под одну линею, так как бы одна некая великая простирающаяся была украшена слобода, или некое богатое селение». «Кроме Петергофской дороги», на южном берегу Финского Залива имелось «много приморских мест и дач разных господ».
Где-то в начале Петергофской Дороги находились, судя по всему, «урочище «Красный кабачок» и «Село Лигово», от которого шел «мимо Ямской Слободы» канал «для фонтанов» в «Бассейн» на Московской Стороне.
«На прекрасном приморском месте» с 1733 года стоял «Монастырь, или еще Пустынька… во Имя Преподобного Отца Сергия, Игумена Радонежского, Чудотворца». В этой «Пустыньке» («Пустыне») имелись «небольшая деревянная Церковь, но весьма преизрядно состроенная», «преизрядные каменные кельлии» и «прочее надлежащее строение деревянное», которого было «предовольно».
Западнее Сергиевой Пустыни «от Сенктпетербурга в двадцати пяти верстах» находилась «Стрелина Мыза», где стоял «Дворец Приморский… каменный, превеликим зданием состроенный… только оный не отделан». При дворце был «не малый сад». Имелась в Стрелиной Мызе «мутная мельница», причем, возможно, не одна.
«В Стрелиной» были построены плотина, «Замшеной Завод, и при нем мельница». В Стрелиной Мызе, наряду с «мушными», были «замшеные мельницы». Были в Стрелиной Мызе, помимо плотины на реке, «мельницы» («много мельниц»).
«От Стрелиной к Екатерингофу» в 1721 году начали делать канал.
Западнее Стрелиной Мызы стоял Петергоф — «Приморский Дом», или «Приморский Дворец», «весьма пребогато состроенный». При этом доме был разбит «великий сад, множеством фонтанов с пребогатыми статуями украшенный, весьма преудивительный кашкад и прочее увеселительное строение имеющий». В Петергофе имелись также пруды. В 1749 году в Петергофе была построена «Церковь каменная о пяти главах».
«В Петергофе» имелись плотина на реке и «мельница полировальная».
«Повыше Петергофа», то есть к западу от него, стоял «Приморский Дом «Ранинбов» — «прекрасные полаты», возле которых был разбит «преизрядный сад». Как указывает А.И. Богданов, «сей Приморский Дом ныне Собственный Его Императорского Высочества Государя Великого Князя Петра Феодоровича».
Из местностей, расположенных к западу от Ранинбова, А.И. Богданов упоминает «Рогорвик» с «Гаванью Карабельною при Рогорвике», которую начали делать в 1722 году.
Из местностей, расположенных к югу от Петергофской дороги, А. И, Богданов упоминает:
1. «Красное Село», в котором стоял дворец, «Бумажная мельница» и, судя по этому, именно здесь находилась «Бумаж ная Фабрика», местонахождения которой А.И. Богданов не указывает.
2. «Село Ропша», в котором стоял дворец.
3. «Мызу Гостилица», в которой был построен дворец и разведен сад.
В юго-западном направлении от Санкт-Петербурга лежал «Копорский уезд».

16. Загородные местности к югу от Санкт-Петербурга

«На Большой Московской Прешпективой Дороге» недалеко от Санкт-Петербурга, стоял деревянный дворец, «который построен для проезду Ее Величеству в Москву и из Москвы».
«Разстоянием от Санктптербурга в 30 верстах» к югу от города находилось «Сарское село, называемое Царское». В «Царском селе, которое есть собственное Ее Императорского Величества… Государыни Елисавет Петровны», с 1744 года строился «Императорский Дворец» (или «Дом») «богатым и огромным строением каменным, так что величеством и красотою, и богатым убранством с Большим Зимним Домом сравняться может». А.И. Богданов пишет о существовании в Царском Селе «Церкви богатой каменной… о пяти… главах».
Одновременно со строительством в Царском Селе Императорского Дома «в наибольшее пространство и красоту», разводился сад при этом доме. В Царском Селе имелся (очевидно, в саду) пруд.

17. Загородные местности к юго-востоку от Санкт-Петербурга

«Начиная от Александроневского монастыря далее вверх по Неве», по левому берегу Невы «до села Ижерского» («до Ижеры»), «разстоянием на двадцати верстах все почти сплошь» друг за другом стояли «почитающиеся за загородные домы» «селении» («жилые места») и «строения». Из них А.И. Богданов упоминает следующие:
1. «Ямская Смоленская Слобода». «При Ямской Смоленской» находилась «Застава» с Таможней, «которая записы вает едущих всяких сузов в Санкт-Петербург и осматривает безгласных товаров».
2. «Новые Кирпишные Заводы» (или просто «Кирпишные Заводы») и «Заводы Кирпишные Слобода». Комплекс этот, появившийся здесь в 1711 году, находился в десяти верстах от Санкт-Петербурга. Называя эти заводы также «Казенными Кирпишными Заводами от Городовой Канцелярии», А.И. Богданов сообщает, что на них, помимо кирпича, делали черепицу, «образцы печеные писаные», «урны, или горшки муравленые… и прочую муравленую посуду», что здесь с 1745 года было заведено «каменосечение, или скульптурное художество», а с 1746 года делали «форфоровую посуду». О Слободе А.И. Богданов сообщает, что она «в длину прости ралась более двух верст» и что в ней имелись «трои каменные полаты тамошних обывателей» и «Церковь каменная Преоб ражения Господня», построенная в 1737 году вместо деревянной Церкви, построенной в 1711 году.
3. «Небольшая Слободка Кайкуши» («Деревенька Кай — куши»), «Бывшая Мыза Государя Царевича Алексия Петрови ча», находившаяся «повыше Кирпишных Заводов», недалеко от них. В этой «Слободке», или «Деревеньке», «на берегу Невы Реки» стоял «Дворец Бывший Государя Царевича Алексия Петровича». А.И. Богданов указывает, что дворец этот «стро ен мазанкавый и весьма ныне ветх». В «Мызе Кайкушах» имелась церковь.
4. «Мыза Мурзина».
5. «Мыза Столбенского, посацкого человека, обжигаль щика кирпишных заводов», «с довольным пространством зем ли и лесного угодия, в длину на несколько сот сажен».
6. «Рыбачья Слобода, имеющаяся в длину более вер сты» — «Собственная Вотчина Ее Императорского Величест ва Государыни Елисавет Петровны» (или «Рыбачья Вотчина»). «В Рыбачьей Вотчине» стояли «Дворец… Собственный Ее Императорского Величества» и церковь.
7. «Слободка небольшая на речке Славянке, которая по оной речке называется Славянка». «На реке Славянке» с 1718 года находились «пильные мельницы Собственные Князя Меншикова», которые по словам А.И. Богданова, «все обвет шали». Кроме того, «на реке Славянке» имелись «Кирпишные заводы».
8. «Село Ижерское, величиною на версту или малым чим более», «при устий Реки Ижеры», которое «с первых лет было… Князя Меншикова» — «Вотчиной» Меншикова. «При помяну том Селе», «на Ижоре», «на устиях ее», «на берегу Невы Реки», с 1744 года стоял «дворец», построенный, судя по Богданов скому описанию, для императорского «проезду в Шлютельбург». Ранее на месте этих «Хором», названных А.И. Богда новым «Новыми», находился сломанный за ветхостью «преизрядный Деревянный Дворец», построенный с той же целью «из Старых Хором, которые перенесены были из Шлютельбурга, шведского построения Королевского Дому». Далее, «при Ижере» («при оном Ижерском Селе»), имелись «Крепость Ижерская» («земляная фортеция о четырех бастионах с вооруженною артиллериею, которая и поныне вся видна стоит»), «Церковь во Имя Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского» (построенная в 1730 году на месте деревянной Церкви, заложенной в 1711 году, освященной 4 февраля 1712 года, и сгоревшей в 1726 году) и «строение судов, называемое брегантины». Кроме того, «на Ижере» имелись «великая плотина» и «Пильная Водяная Мельница Адмиралтейская» (А.И. Богданов говорит также о «мельни цах» в Ижере).
9. «Небольшая мыза, называемая Карчмина», первона чально принадлежавшая «гвардии бомбандирской роты капитану и маэору Преображенского полку Василью Дмитриевичу Карчмину».
10. «На реке Тосне», более чем в тридцати верстах от Санкт-Петербурга, до 1711 года были первоначальные «заводы Кирпишные». На этой реке была также каменная плитная ломка.
11. «на Невских порогах» имелась пильная мельница. Пильная мельница ранее была также на Первой Черной речке.
О Невском правобережье выше Охты А.И. Богданов пишет, что «и там довольно строения находится». В частности, на правом берегу Невы, почти против устья Славянки, имелись «заводы Лутковсковы», на которых, судя по контексту их упоминания у А.И. Богданова, делали кирпич.
Наконец, на Неве имелись «батареи, которые строены были от российских войск по берегу (очевидно, по правому — К.Л.)… по взятии Шлютельбурга… местами, начиная от Шлютельбурга и ведены до самых Канец».
А.И. Богданов не раз упоминает находящийся к востоку от Санкт-Петербурга город, или крепость «Шлютельбург» («Слютельбург», «Слютельбургская Крепость», «Нотенбург», «Орешик») и находившийся в Шлютельбурге ранее «Королевский Дом». Он упоминает также «Слютельбургкий Уезд и «Стеклянные Заводы», имеющиеся «на Назье Реке», которая впадала в Ладожское Озеро юго-восточнее истока Невы).
В 1717 году «начиная от Санкт-Петербурга до Шлютльбурга для взводу судов вверх по Неве и для пристани оным к берегу» был построен «фашинный бечевник», который затем «от великих льдов и вод весь разорился».

18. Загородные местности к северо-западу от Санкт-Петербурга

К северо-западу от Санкт-Петербурга находилась «мыза Лахта». Далее находились «Сестрорецкие заводы, на которых делают всякую железную работу… водою» («Железные заводы»). Для этих заводов «на Сестре реке» были устроены «великая плотина» и «множество мельниц молотовых».
В то время, когда А.И. Богданов составлял свое «Описание», на реке Сестре уже не было «Сестрорецких пороховых заводов»,
Неподалеку от Сестрорецких заводов стоял «Приморский Дворец, называемый «Дубки» — «преизрядные деревянные строения». Возле этого дворца имелась «преизрядная дубовая рощица».
В северо-западном направлении от Санкт-Петербурга лежал «Выборгский уезд».

19. Объекты, местонахождение которых установить по «Описанию» А.И. Богданова невозможно

К этим объектам относятся «Смольный Двор на ином месте», «Кожевный Завод купца Чиркина», «Паргаментовый Завод», «Игольный Завод Купца Сидора Томилина», «Позументная Фабрика и Лентовая Купца Милютина» и «Шляпная Фабрика, Заведенная Купцом Филипом Сокольниковым».





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —