Солнечный Кисловодск

Более чем в 2000 километрах от Петербурга, среди предгорий Главного Кавказского хребта, лежит город Кисловодск. Название этого курорта говорит само за себя. В 1803 году, когда города ещё не существовало, а вместо санаториев стояли сторожевые посты русской армии, эти земли именовались Кислыми водами. Возможно, что такое название прижилось с лёгкой руки лейб-медика Петра I, сообщавшего царю в 1717 году: «Также есть в Черкесской земле изрядно кислый источник». С той поры минуло почти 300 лет, а Кисловодск за это время снискал мировую известность.

Фото: достопримечательности Кисловодска, интересные факты

Нарзан — лучшее шампанское

В Кисловодске заканчивается железнодорожный путь, идущий из Минвод. Едва выйдя из поезда, каждый обратит внимание на два обстоятельства: свежесть горного воздуха и море солнца. Тепло солнечных лучей особенно радует в конце зимы. В Минводах, удаленных всего на 64 километра, может быть гололёд, в Бештау и Железноводске из туч валить мокрый снег, а здесь, в Кисловодске, уже настолько тепло, что из прошлогодней пожухлой листвы на свет пробиваются нежные лепестки фиалок и крокусов с их нежнейшим ароматом. Воистину райский климат этого места объясняется просто: город, лежащий на дне горной котловины на высоте 800-900 метров, со всех сторон окружён Боргустанским и Джинальским хребтами. Они-то и не пропускают сюда холодный воздух. Из 365 дней в году в Кисловодске не менее 345 солнечных! По этому показателю и ещё по большой ионизации воздуха, очень полезной организму, Кисловодск превосходит многие известные мировые курорты — Ялту, Давос, Сан-Мориц и другие. Но это не все. Город славится своим целительным нарзаном — этой действительно «богатырской водой». О её свойствах хорошо сказал академик П.С. Паллас: «Только что зачерпнутая вода (из источника) выделяет из себя с шипением, подобно лучшему шампанскому, большое количество маленьких воздушных пузырьков». Но если шампанское лишь слегка пьянит, то кисловодский нарзан самым благотворным образом действует на центральную нервную систему, сердце. Лермонтовский герой Печорин накануне дуэли с Грушницким проводит бессонную ночь, но утром, искупавшись в целительной воде, говорит: «Погружаясь в холодный кипяток нарзана, я чувствовал, как телесные и душевные силы мои возвращались. Я вышел из ванны свеж и бодр, как будто собирался на бал. После этого говорите, что душа не зависит от тела!».

Экзотика парка

Кисловодск утопает в зелени и цветах. Роскошные плакучие ивы склоняют свои ветви к поверхности бешено мчащихся горных речек Ольховки и Берёзовой, рассекающих город на части. Старинный парк (ему уже около 200 лет) начинается близ железнодорожной станции — стоит лишь миновать небольшую Курортную улицу.
Несколько поколений садоводов превратили склоны гор, окружающих Кисловодск, в зелёное ожерелье. Семена и саженцы привозились отовсюду, но более всего из Крыма (Никитский ботанический сад) и Тифлиса (Тбилиси). Сегодня на аллеях Нижнего и Горного парков можно увидеть амурский филодендрон, чёрный орех, пихту, североамериканские ели и множество других видов растений. Особую гордость кисловодчан составляют розы, десятки видов которых на тысячах кустах занимают обширную площадку Нижнего парка. Белые, жёлтые, кремовые, огненно-багровые их лепестки, нежнейший аромат цветов оставляют незабываемое впечатление. Не меньшее, если не большее впечатление оставляют цветущие альпийские луга горного плато, куда проложены прогулочные дорожки терренкура для отдыхающих. Общая длина терренкура свыше 100 километров! В лечебном парке Кисловодска есть несколько своеобразных достопримечательностей. Никто не останется равнодушным к Нарзанной галерее, где в огромном колодце через стекла можно наблюдать поступающие из земных глубин потоки бурлящего шипучего нарзана. Здесь же можно попробовать три вида кисловодской целительной воды, которую пили и Пушкин, и Лермонтов. Многие отдыхающие подолгу стоят у Зеркального пруда, заполненного чистейшей родниковой водой. Эта вода вытекает из водоёма ровной и широкой прозрачной лентой, отчего и называется «Стеклянная струя».
Склоны здешних гор сложены древними мезозойскими песчаниками, резко отличающимися друг от друга по цвету. В нескольких местах парка эти горные породы образуют внушительных размеров отвесные скалы, которые называют Красными и Синими камнями. В Нижнем парке есть грот М.Ю. Лермонтова. В наполовину природной, наполовину рукотворной каменной полости (в её глубине) установлено изваяние Демона, а на внешней поверхности камня возведён бюст Михаила Юрьевича со словами из его стихотворения «Кавказ»: «Хотя я судьбой на заре моих дней, о южные горы, отвергнут от вас, чтоб вечно их помнить, там надо быть раз: как сладкую песню отчизны моей, люблю я Кавказ».

Памятники природы в творчестве Лермонтова

Михаил Юрьевич настолько хорошо знал окрестности Кисловодска, что они стали предметом его внимания при написании романа «Герой нашего времени». Взять, к примеру, гору Кольцо, являющую собой классический пример ветровой эрозии. В части романа «Княжна Мэри» читаем: «Верстах в трёх от Кисловодска, в ущелье, где протекает Подкумок, есть скала, называемая Кольцом; это ворота, образованные природой; они подымаются на высоком холме, и заходящее солнце сквозь них бросает на мир свой последний пламенный взгляд». А вот в той же части романа даётся превосходное описание панорамы Кавказского хребта. Дуэлянты (Печорин и Грушницкий) с секундантами отыскивают в одном из кисловодских ущелий место для поединка: «Вот мы взобрались на вершину выдавшейся скалы; площадка была покрыта мелким песком, будто нарочно для поединка. Кругом, теряясь в золотом тумане утра, теснились вершины гор, как бесчисленное стадо, и Эльбрус на юге вставал белою громадой, замыкая цепь льдистых вершин, между которых уж бродили волокнистые облака, набежавшие с востока». «При всём том, — отмечал лучший из лермонтоведов Ираклий Андроников, — он (Михаил Юрьевич) умел одухотворять, оживлять природу: утёс, тучи, дубовый листок».
Полюбив Кавказ ещё 10-летним мальчиком, Лермонтов подарил нам такие стихи и прозу об этом крае, что вплоть до сего дня никому не удалось превзойти достигнутые им вершины литературного мастерства. Не случайно многие места в Пятигорске, Кисловодске названы именем поэта. При этом, что интересно, название той же Лермонтовской скале, где стрелялись Печорин и Грушницкий, дано не чиновничьим указом, а простым народом.

Журнал: Тайны 20-го века №38, август 2007 года
Рубрика: Благодатный край
Автор: Юрий Метелев




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —