Синестезия — что это?

Имеющиеся у нас пять чувств — зрение, слух, обоняние, осязание и вкус — довольно консервативны и ограниченны. Это проявляется в том, что человеческое ухо слышит звуки в диапазоне от 20 до 20000 герц и неспособно к приёму зрительных образов, кожа определяет тактильные ощущения, но не чувствует запахов, и так далее. Тем не менее сказанное не означает, что сенсорные системы независимы друг от друга.

Синестезия — что это?

Компенсация утраченной чувствительности

Несмотря на узкую одностороннюю направленность, все органы чувств действуют сообща, создавая совокупную картину мира. При этом недостаточное функционирование какого-либо анализатора приводит к тому, что его роль начинают восполнять другие сенсорные органы. Взять хотя бы слух и тактильное чувство, которые очень развиты у слепых. В свою очередь, глухонемые — прекрасные физиономисты и психологи, умеющие читать по губам и владеть жестикуляцией.
Однако такого рода замена одного органа другим никогда не бывает полной. Слепые остаются незрячими, а глухие — глухими, поскольку ухо не может видеть, а глаз слышать, как бы они ни были развиты. Впрочем, из этого правила бывают и исключения.

Синестезия как дополнительное чувство

Синестезия (в переводе с греческого — «одновременное ощущение», «совместное чувство») — восприятие, заключающееся в том, что впечатление, специфичное для одного органа чувств, сопровождается другим, не характерным для него ощущением или образом. Патологией она не считается и не мешает человеку, который её имеет. Напротив, значительная степень синестезии обогащает духовный мир человека, который становится более ярким и насыщенным…
Считается, что синестезия сильнее всего выражена в детском возрасте. В той или иной мере ею обладают и взрослые, несмотря на то что с возрастом происходят окончательная дифференцировка и размежевание всех пяти органов чувств. Синестетические ощущения у взрослых чаще всего возникают по ассоциации, обуславливаясь воспитанием и жизненным опытом. Так, к примеру, для европейцев чёрный цвет ощущается мрачным и гнетущим, тогда как на Востоке таковым видится белый цвет, поскольку там он связан с похоронами и трауром.
В случае умеренно выраженной синестезии по ассоциации происходит дублирование сигнала в другой сенсорной системе, в результате чего информация лучше запоминается. По этому поводу характерен анекдотичный случай, когда некий гражданин вышел из вагона прогуляться на крупной станции, запомнив при этом номер поезда — 1492. «Год открытия Америки, — подумал гражданин, — не забуду…». Однако через несколько минут он бегал по перрону, спрашивая у всех прохожих: «Вы не знаете, в каком году была открыта Америка?…».
В отличие от этого, у индивидов с синестезией врождённого характера сначала возникают сочетанные впечатления. Более того, побочные синестетические образы у них появляются первично и лишь потом — ощущения с помощью основного сенсорного органа.
Такой способностью обладал, к примеру, наш журналист Соломон Шершевский, у которого звук порождал одновременно ощущения света, цвета, вкуса и прикосновения. Причём дополнительные ощущения у него оказывались настолько сильными, что порой заслоняли собой основное чувство. Сам Шершевский сообщал об одном таком случае: «Я подхожу к продавщице мороженого и спрашиваю, какие сорта у неё есть. «Всего полно!» — отвечает она таким тоном, что целая куча угольков и золы вылетает из её рта. Голоса людей — это букеты цветов, клубы дыма или туман. Я настолько увлекаюсь разглядыванием голосов, что порой не могу понять, о чём со мной говорят».
По-видимому, из-за того что хаос или непривычное расположение предметов вызывает сумятицу в их памяти, синестетики очень щепетильны в вопросах внешнего порядка. Во всяком случае, ни один из них не начнёт работу, пока не убедится, что все вещи на его столе лежат на своих местах.

Сочетание звука и цвета

Наиболее распространённое проявление синестезии — так называемый цветной слух, что, разумеется, связано с важностью и более частым использованием этого вида информации.
Известный живописец XVI века Джузеппе Арчимбольдо, к примеру, проигрывал ноту своим ученикам, а потом для запоминания показывал им соответствующую цветную карточку.
Но впервые обратил внимание учёных на сходство цвета и звука Исаак Ньютон. Изучая цветовой спектр, он обнаружил соответствие семи нот в октаве и семи цветов радуги. Позднее это подтвердил учёный-монах Луи-Бертран Кастель, который создал цветовой клавесин. При нажатии на клавишу появлялась адекватная звуку цветовая полоска.
Взаимодействие звука и цвета в XVII-XVIII веках изучалось и в различных академиях. Там было установлено, что каждой ноте в октаве соответствует только один определённый цвет спектра. Однако столь жёсткое утверждение впоследствии было опровергнуто опытом си-нестетиков, у которых сочетание звуков и цветов носило сугубо индивидуальный характер…
Характерным примером синестезии является и творчество некоторых выдающихся художников и композиторов, среди которых можно назвать Н. Римского-Корсакова, М. Чюрлениса, Б. Асафьева. Известно, что А. Скрябин, будучи от рождения синестетиком, написал свою симфоническую поэму «Прометей» исключительно для того, чтобы поставить её в цвете. При жизни композитора полностью осуществить этот замысел не удалось, поскольку соответствующие технологии находились в зачаточном состоянии. Тем не менее попытки сочетания музыки и цвета были осуществлены уже в 1915 году в Карнеги-холле с помощью особого цветового органа.
Добавим, что подобная комбинация, достигаемая в наши дни с помощью специальной аппаратуры, является обязательной для всех дискотек, где она усиливает эффект музыкального исполнения. Не без успеха она используется и в кинотеатрах 3D, где применяется воздействие и на другие анализаторы: вестибулярный, обонятельный и тактильный.

Кое-что о других сочетаниях

Более редким оказывается сочетание других органов чувств, что, разумеется, вызвано их меньшим значением для жизни человека.
Так, к примеру, Р. Сайтович, много сил отдавший изучению этого явления, обнаружил только один случай «аудиомоторной» синестезии. Исследуемый им мальчик 12 лет невольно принимал различные позы, когда ему вслух произносили определённые слова. А когда у него спросили, зачем он это делает, ребёнок ответил, что так он чувствует себя комфортнее. Причём задержка той или иной позы усилием воли хотя и оказывалась для него возможной, но всегда сопровождалась неприятными чувствами. Всё это можно было бы отнести к детским фантазиям, но когда Сайтович через много лет разыскал того же самого испытуемого, теперь уже взрослый мужчина в ответ на те же слова снова начал принимать прежние позы.
Примечательно, что М. Шолохов, ничего не зная о подобных явлениях, спонтанно наделил своего чудаковатого деда Щукаря из «Поднятой целины» чертами синестетика. Так, например, пресловутый Щукарь искренне считал, что слово «акварель» означает «хорошая девка», а «бордюр» — «плохая», хотя этому его никто не учил…
Добавим, что по большому счету любые язык и речь, как устная, так и письменная, являются по своему происхождению результатом подобной синестезии. В них точно так же происходят ассоциация и перекодирование, допустим, слуховой информации в зрительные и знаковые образы, которые потом исторически закрепляются в культуре народа.

Сверхчувственное восприятие — полное перемещение чувств

Отмечено, что люди с развитой синестезией обладают паранормальными способностями, а все экстрасенсы являются синестетиками. Однако между ними есть и отличия. Так, к примеру, если синестетик видит звуки или ощущает запах изображения, он всегда слышит эти звуки и видит объект. При полном перемещении чувств, которое бывает у экстрасенсов, искомый предмет может вообще находиться за пределами восприятия либо быть связанным с другим, неспецифическим сенсорным органом, который переводит сигнал в видимые или слышимые образы.
Возьмём для примера так называемое кожное зрение. Ещё психиатр Ломброзо в своей книге «Гениальность и помешательство» писал про своих пациентов, один из которых мог различать цвета ладонями, другой слышал бровями, третий читал книгу кожей живота.
Но совсем другое дело, когда речь идёт о способе получения информации, при котором её источник вообще оказывается недосягаемым для человека, например, когда экстрасенс с помощью ясновидения получает сведения из прошлых веков или видит предмет, находящийся от него за тысячу километров.
Можно сказать, что во всех этих случаях информация поступает в мозг непосредственно, минуя какие-либо сенсорные органы. Возникает впечатление, что сами эти органы экстрасенсу особо и не нужны. Это всего лишь привязка, символ, но отнюдь не инструмент для получения каких-либо знаний.

Журнал: Тайны 20-го века №44, ноябрь 2013 года
Рубрика: Загадки психики
Автор: Аркадий Вяткин, парапсихолог

Метки: Тайны 20 века, реальность, психология, ощущение, чувство, восприятие, синестезия



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —