Гренландия и её население: Отрезанные от мира

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Недавно США предложили Дании продать им Гренландию — крупнейший в мире остров с населением около 60 тысяч человек. Неизвестно, чем это закончится: датчане пока что от сделки отказываются. А между тем этот остров не всегда входил в состав датского королевства. До XVI века он принадлежал Норвегии, в 1536 году она заключила с Данией унию (союз государств, возглавляемых одним монархом), а после её расторжения в 1814-м остров остался в составе Дании. Честь же его открытия и освоения принадлежит выходцам из средневековой Скандинавии.

Гренландия и её население: Отрезанные от мира

Разными маршрутами

На протяжении почти трёх столетий — с конца VIII до второй половины XI века — скандинавы, или викинги, своими набегами наводили ужас на жителей европейских стран. Но была в жизни народов Скандинавии и другая сторона — полная драматизма история освоения ими неведомых прежде земель.
Большинство скандинавов в те далёкие годы были простыми тружениками — пахали землю, пасли скот, ловили рыбу… Однако в краю скалистых фьордов и шхер суровая северная природа не баловала своими щедротами даже самого старательного работника. Плодородных земель было мало, и с ростом численности населения мужчины всё чаще отправлялись на поиски добычи и нового «места под Солнцем». При этом каждое племя имело свой маршрут походов: шведы обычно шли на восток, на земли Руси; датчане предпочитали побережья Англии и Франции; норвежцы в основном прокладывали путь на запад через Северную Атлантику. Сначала они ходили на Шотландию и Гебриды, потом на Фарерские острова, а в середине IX века достигли Исландии. Самый опасный и длинный переход был в Гренландию, и первым проложил туда дорогу Эрик (или Эйрик) Рыжий, причём не совсем по своей воле.

«Зелёная страна»

Среди суровых и отнюдь не кротких исландских поселенцев Эрик выделялся необузданным и вспыльчивым нравом, унаследованным, видимо, от предков: дед его постоянно ссорился с соседями, а отец за убийство соплеменника был изгнан из Норвегии и вынужден переселиться в Исландию.
Однажды в драке Эрик убил двух своих противников. По приговору народного собрания он и его люди в качестве наказания должны были отправиться в трёхлетнюю ссылку. Точное место её не указывалось, но куда податься? Кто примет буйных изгнанников? И тут Эрик вспомнил слышанные им ещё в детстве рассказы о столетней давности плавании Гунбьёрна вокруг Исландии, во время которого тот увидел далеко на западе неведомую страну, по всей видимости, пригодную для жизни…
Погода благоприятствовала, и через несколько суток путешествия по морю изгнанники оказались у незнакомого берега. Скорее всего, это было не то место, о котором рассказывал Гунбьёрн: кругом лишь дикие скалы и языки ледника, спускавшиеся к извилистым фьордам. И море, усеянное айсбергами. Нечего было и думать о том, чтобы провести здесь долгие три года, поэтому Эрик повёл своё судно на юг.
Ещё одни сутки плавания — и берег стал постепенно изгибаться к северо-западу. Природа здесь оказалась более приветливой: у подножия покрытых ледниками гор весело журчали ручьи, повсюду расстилались поляны сочной травы. Это была удача. Теперь ближайшие три года представлялись не столь уж мрачными, хотя и не лёгкими.
Испытывая немалые трудности, изгнанники, тем не менее, думали не только о том, как им выжить. Они обследовали многочисленные фьорды и острова в поисках подходящего места для будущего поселения, а когда закончился срок ссылки, вернулись в Исландию с известием об открытии новой земли, пригодной для жизни, — Гренландии, «Зелёной страны».

Далёкая колония

Слух об этом быстро распространился по всему острову и многих обрадовал.
Земли исландцам давно уже не хватало, и потому многие согласны были переселиться. Вскоре, около 985 года, полтора десятка кораблей с переселенцами во главе с Эриком Рыжим отплыли от берегов Исландии, чтобы положить начало знаменитой гренландской колонии.
Жизнь переселенцев постепенно налаживалась. Они возделывали землю, пасли скот, ловили рыбу и охотились на китов и тюленей. Зерновые на острове почти не вызревали, но травы и кустарников на корма для овец, коров и лошадей было достаточно. Из болотной руды выплавляли железо, а для строительства, бытовых поделок и топлива использовали заросли карликовой берёзы и горы плавника на морском берегу.
Сам Эрик Рыжий поселился в бухте Эрик-фьорд, ныне Игалику-фьорд, где построил усадьбу Братталид. Наиболее крупными поселениями стали Аустербюгден, или Восточное поселение — ныне Готхоб, — и Вестербюгден, или Западное поселение, близ современного Юлианехоба. Позднее, в начале XII века, был основан Гардар с резиденцией епископа. Здесь же построили большой зал, в котором проходили заседания местного альтинга — органа самоуправления всей гренландской общины.
Население быстро росло, в том числе за счёт новых переселенцев из Исландии и Норвегии. Но даже в период наивысшего расцвета колонии — в XIII веке — число её жителей составляло не более трёх-пяти тысяч человек: больше людей здешние земли прокормить не могли.

Символ трагедии

Жизнь у самой кромки гигантского ледника не была лёгкой. Многое из самого необходимого — соль, солод, хлеб — приходилось покупать или выменивать у заезжих купцов. Но положение изменилось, когда в 1294 году король Эрик VI объявил торговлю с северными колониями своей монополией, и купеческим судам было запрещено даже приближаться к берегам Гренландии. Теперь сюда раз в два года стал ходить королевский корабль из Бергена.
Тем временем жизнь колонистов становилась всё труднее. Из Гардара епископ писал: «Ныне скрелинги (так поселенцы называли эскимосов) разграбили весь Вестербюгден. Там есть ещё лошади, козы, рогатый скот и овцы, но все они одичали; однако людей там нет — ни христиан, ни язычников».
Сообщение дошло до Норвегии лишь через несколько лет — настолько слабыми были связи колонии с метрополией. Король велел снарядить экспедицию во главе с Паулем Кнутсоном, и в 1355 году она отправилась в Гренландию. Прибыв на место, Кнутсон узнал, что скорее всего жители Вестербюгдена, спасаясь от неведомой опасности, отправились куда-то на запад, — то есть в Америку, о существовании которой гренландцам было известно задолго до Колумба.
Кнутсон пытался отыскать пропавших поселенцев, но безуспешно. А последняя тонкая нить, связывавшая далёкую колонию с родиной, прервалась в 1369 году, когда затонул королевский корабль, периодически приходивший на остров. Замены ему так и не последовало, и поселенцы фактически были брошены на произвол судьбы: на острове не было леса, и построить корабли они не могли. По некоторым данным, жизнь в Восточном поселении теплилась ещё несколько десятилетий, но после 1409-го о нём уже не было никаких сведений, и о гренландской колонии надолго забыли.
Вспомнили о ней лишь в 1540 году, когда корабль, шедший в Исландию, сбился с курса и оказался вблизи одного из заброшенных гренландских поселений. Моряки сошли на безлюдный берег и возле одного из домов увидели лежащего на земле мертвеца, одетого в тюленьи шкуры, а рядом с ним — словно символ трагедии — совершенно сточенный нож. Так, под открытым небом, расстался с жизнью, судя по всему, последний из гренландских поселенцев, похоронить которого было уже некому…

Вопросы без ответов

Прошли века. В 1921 году в Гренландии работала датская археологическая экспедиция, и в ходе раскопок древних поселений были найдены останки их жителей. Но не только рослых скандинавов — как того следовало ожидать, но также самых настоящих… карликов! Как такое превращение стало возможным? Объяснение могло быть только одно: по всей видимости, постоянный недостаток полноценного питания, браки между родственниками и все более ухудшающиеся условия жизни привели к тому, что могучие красавцы постепенно деградировали и со временем превратились в своё жалкое подобие.
Существуют различные версии относительно причин гибели гренландской колонии, но скорее всего решающую роль сыграло воздействие сразу нескольких факторов.
Как полагают учёные, климат в юго-западной Гренландии в X-XI веках был довольно мягким. Это период так называемого средневекового температурного оптимума. В благоприятные годы там вызревали ячмень, овёс и даже яблоки особого сорта. Но постепенно лето становилось все короче, а зима — суровей. Из-за холодов посевы были заброшены, держать скот становилось труднее, в охотничьих угодьях хозяйничали эскимосы, торговля прекратилась, с моря нередко наведывались пираты, и поселенцы медленно вымирали в своей ледяной тюрьме.
Но почему колонисты — потомки отважных мореплавателей — заблаговременно не уплыли с острова, хотя бы в ту же Америку? Исчёрпывающего ответа на этот вопрос до сих пор нет.
Не нашлось точного ответа и на вопрос о том, какова была судьба тех, кто всё же покинул Гренландию. Возможно, хотя бы части из них удача всё-таки улыбнулась, они не утонули в море и не погибли в чужих краях. В конце концов не на пустом же месте возникли рассказы китобоев о странных «белых эскимосах» Северной Канады или сообщения о «белых индейцах» из района Великих озёр…

Журнал: Тайны 20-го века №12, март 2020 года
Рубрика: Белые пятна истории
Автор: Александр Фролов

Метки: Тайны 20 века, остров, Америка, Норвегия, Атлантика, Дания, Скандинавия, викинги, Северная Америка, Гренландия, Дмитрий Соколов




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.