В октябре 1962 года мир максимально близко приблизился к началу третьей мировой войны. Министр обороны США Роберт Макнамара признавался — в этот период он был постоянно не уверен в том, что встретит следующий рассвет. И «последней каплей» мог стать полёт майора Рудольфа Андерсона.

Как над Кубой был сбит самолёт U-2

Последний полёт пилота U-2 майора АндерсонаМежду миром и войной

Осенью 1962 года противостояние между США и Советским Союзом достигло критического показателя. Фактически для начала масштабной войны с применением ядерного оружия нужен был только один приказ и одно нажатие на кнопку.

Годом ранее Вашингтон развернул в Турции, близ Измира, 15 ракет средней дальности PGM-19 «Юпитер» с радиусом действия 2400 км. Такое оружие было способно доставить ядерные заряды до городов, расположенных в европейской части советского государства, всего за 10 минут.

Никита Хрущёв был в бешенстве. Он никак не мог смириться с тем, что американцы обошли его. Теперь ему нужно было чем-то срочно ответить идеологическому врагу. Удача улыбнулась советскому лидеру. Кубинский лидер Фидель Кастро как раз к этому времени окончательно убедился, что США хотят во что бы то ни стало добиться его свержения. Он начал слать в Москву предложения о необходимости увеличения советского военного контингента на Острове свободы.

Хрущёв предложение кубинца «усовершенствовал». Ответить американцам он решил размещением на Кубе советских ракет с ядерным оружием. В мае 1962 года Кастро согласился.

Советское командование разработало операцию под кодовым названием «Анадырь». В её рамках на Кубу были переброшены десятки тысяч советских военнослужащих, в том числе пять полков, вооруженных ракетами средней дальности.

В Вашингтоне об ответных мерах узнали 14 октября 1962 года. Тогда американский самолёт-разведчик U-2, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, во время разведывательного полета над Кубой зафиксировал советские ракеты и готовящиеся под них пусковые позиции.

Через два дня снимки, сделанные Хейзером, были предъявлены президенту США Джону Кеннеди. Настала очередь американцев возмущаться. Как это и водится, в силу вступила так обожаемая Западом практика двойных стандартов. Власти США попытались предъявить СССР то, что Кремль задумал убить несколько десятков миллионов американских граждан. Неслыханное вероломство со стороны Москвы! В Белом доме старались не вспоминать о том, что, собственно, для этого же они привезли ядерные ракеты в Турцию.

Повозмущались — и хватит. Наверняка никто в США особо не верил в то, что после высказывания неодобрения СССР — свернёт свою ядерную активность на Кубе. Но виноватых-то нужно было найти. Решили поискать среди своих.

Тут-то и вспомнили, что ещё до новости о размещении советских ракет на Кубе Конгресс США рекомендовал Джону Кеннеди совершить вооруженное вторжение на Остров свободы. Замешкались — и вот результат.

Пришлось 22 октября президенту США обращаться к народу. Во время выступления Кеннеди сообщил гражданам о советских ракетах на Кубе и объявил военно-морскую блокаду в виде карантинной зоны в 500 морских миль (926 км) вокруг острова. Американцы намеревались задерживать советские суда, идущие на Кубу. Хрущёв заявил, что блокада является незаконной, и пообещал военный ответ за любую попытку атаки на советский корабль.

Американцы на заявление Хрущёва не отреагировали. Блокада вступила в силу 24 октября в 10:00. С этого момента любое действие одной из сторон могло совершенно спокойно спровоцировать начало третьей мировой войны.

Держать руку на кнопке

По большому счёту, напуганы происходящим были жители США и ещё половины мира. Советские граждане смогли сберечь свои нервные клетки за счет «информационного вакуума», царившего в тот момент в СССР. Информация подавалась «дозами» и только под выгодным углом. В Америке же обыватели готовили убежища. «Подливала масла в огонь» и американская пресса. Газеты писали о третьей мировой войне как о чем-то практически неизбежном.

Надо полагать, что и с одной стороны, и с другой присутствовали люди благоразумные, которые понимали, к чему такая эскалация может привести. Поэтому США и СССР постоянно вели закрытые консультации, пытались найти пути, которые позволили бы разрешить сложившееся противостояние мирным путем. Конечно, это было непросто. К тому же присутствовали и те, кто считал — начатое непременно нужно довести до логического конца.

«Начиная с 23 октября с. г. участились случаи вторжения американских самолётов в воздушное пространство Кубы. Только за 26 октября совершено более одиннадцати таких полётов. Порты Кубы находятся под непрерывным наблюдением кораблей и авиации США. На военно-морской базе Гуантанамо происходит накапливание военно-морских и сухопутных сил, где в настоящее время находится 37 кораблей, в том числе два авианосца. Кубинские друзья считают, что неминуемо вторжение и бомбардировка военных объектов.

26. X. 62 г. Резидент Комитета государственной безопасности при Совете Министров Союза ССР», — говорилось в шифрограмме в КГБ из Гаваны.

27 октября 1962 года, когда военные обеих стран готовились к войне, 35-летний майор ВВС США Рудольф Андерсон-младший получил приказ о проведении очередного разведывательного полёта над Кубой.

Андерсон был опытным летчиком, прошедшим корейскую войну. Он также понимал, на какое задание его отправляют. Не тешил он себя и иллюзиями насчет неуязвимости высотного разведчика U-2, за штурвал которого ему предстояло сесть. За два с половиной года до этого советские ПВО поразили аналогичный самолёт в районе Свердловска, захватив его пилота Фрэнсиса Гэри Пауэрса.

Пилоты U-2, бороздившие воздушное пространство над Кубой, по сути ходили буквально по острию ножа, поскольку позиции ракетчиков были прикрыты зенитно-ракетными комплексами С-75 «Десна». При этом для обеспечения скрытности станции разведки, целеуказания и наведения ракет не включались. Кстати, Андерсон-младший знал и об этом. Но приказ есть приказ, и Андерсон готовился к вылету. Он всё-таки рассчитывал на то, что огонь по его аппарату русские не откроют.

Последний полет

Вплоть до вечера 26 октября американская разведка фиксировала: радары советских комплексов находятся не в активном состоянии. То есть советская сторона давала понять — первой атаковать американцев она не собирается. Однако буквально за несколько часов ситуация кардинально изменилась. Лидер кубинской революции Фидель Кастро отдал приказ своим средствам ПВО сбивать все военные самолёты США, появляющиеся над Кубой, без предупреждения. Командующий группой советских войск генерал армии Исса Плиев, таким образом, был поставлен перед фактом. Он также распорядился применять средства ПВО в случае удара американской авиации по местам расположения советского контингента. Решение Плиева Москва утвердила.

На заявление Кастро в Пентагоне отреагировали спокойно. Технические характеристики кубинских зенитных средств оставляли желать лучшего. Другое дело — советское оружие. Но американское командование было уверено — военнослужащие СССР стрелять по американским самолётам не осмелятся.

Один из пилотов-разведчиков Стратегического авиационного командования США капитан Раст, совершавший полет в районе острова в ночь с 26 на 27 октября, доложил о том, что советские радары ПВО находятся в активном состоянии, включая станции обнаружения и целеуказания. Но данная информация не была доведена ни до Андерсона, ни до тех, кто непосредственно готовил его полет. Такие сведения могли бы оказаться весьма полезными с учетом того, что на U-2 не был установлен прибор предупреждения о работе радиолокаторов. В случае запуска зенитных ракет Андерсон мог рассчитывать лишь на то, что успеет вовремя увидеть их полет и попытается увернуться. И это при том, что U-2 — далеко не самая маневренная машина.

Роковой приказ

Радары советских комплексов ПВО обнаружили самолёт Рудольфа Андерсона-младшего после того, как он прошел примерно три четверти запланированного маршрута. Нужно было срочно что-то предпринимать, так как U-2 уходил из зоны поражения. Решение должен был принять Плиев, но его в этот ответственный момент не было на месте — он уехал на совещание с Кастро. В итоге отдал приказ об открытии огня по самолёту-разведчику командир 27-й дивизии ПВО полковник Георгий Воронков. Чуть позже до него дозвонился заместитель командующего Группой советских войск на Кубе по ПВО генерал-лейтенант Степан Гречко, который хотел озвучить такое же решение. Непосредственно выполнили поставленную задачу командир дивизиона майор Иван Герченов и офицер наведения лейтенант Алексей Ряпенко.

«По команде командира я нажал «Пуск». Штатная ситуация, даже несмотря на то, что шёл ливень. Самолёт двигался с небольшой скоростью, где-то 800 километров в час. Так что проблем не возникло… У нас не было ощущения, что на этом все закончится. Наоборот, мы опасались возмездия», — рассказывал Ряпенко о событиях того дня в 2017 году в интервью «Российской газете».

U-2 был сбит ракетой комплекса С-75 «Двина» в районе кубинского города Банеса. Шансов на то, чтобы выжить, у Андерсона не было, так как шрапнель, которой была начинена боевая ракета, пробила высотно-компенсирующий костюм пилота. При нахождении на высоте свыше 20 км такое повреждение означало смерть летчика.

Вот как произошедшее «преподнесли» Хрущёву: «27.10.1962 года самолёт U-2 на высоте 16 000 м в 17 часов московского времени вторгся на территорию Кубы с целью фотографирования боевых порядков войск и в течение 1 часа 21 минуты прошел по маршруту Ягуахай, Сьего-Деавила, Камагуэй, Монсанильо, Сан-Луис, Гуантанамо, Престон. В целях недопущения попадания фотодокументов США в 18.20 московского времени этот самолёт был сбит двумя зенитными ракетами 507 зенрап [зенитный ракетно-артиллерийский полк] на высоте 21000 м. Самолёт упал в районе Антилья. Организованы поиски».

Роберту Макнамаре доложил об исчезновении U-2 примерно через три часа после залпа лейтенанта Ряпенко. Президент Кеннеди же узнал о происшествии на вечернем совещании 27 октября. В Пентагоне, брызжа слюной, предлагали начать ядерную бомбардировку Кубы уже 29 октября. Но Кеннеди на такие идеи отреагировал отрицательно. Он вполне справедливо полагал, что вряд ли в этой ситуации огонь открывали по непосредственному приказу Хрущёва. А следовательно, на ситуацию с U-2 следует закрыть глаза.

4 ноября тело Рудольфа Андерсона было передано американским представителям. Ещё через два дня летчика похоронили в его родном городе Гринвилле. Посмертно Андерсон был награжден первым Крестом Военно-воздушных сил, медалью «За выдающуюся службу», «Пурпурным сердцем» и премией Чейни (авиационная награда, присуждается летчикам за проявление доблести, исключительной стойкости духа).

Кроме того, 35-летнему майору Андерсону в парке «Кливленд» в Гринвилле был установлен памятник — самолёт F-86 «Сейбр», на котором лётчик летал во время корейской войны.

Таким образом, Рудольф Андерсон-младший стал единственной жертвой практически начавшейся третьей мировой войны. Не исключено, что его гибель должна была стать «первым звоночком» более трагичных событий. Но этого, к счастью, не случилось…

Издание: Война и Отечество №12, декабрь 2022 года
Рубрика: Холодная война
Автор: Вячеслав Коротин

Метки: СССР, остров, самолёт, Война и Отечество, США, Куба, ПВО, Холодная война, Карибский кризис, разведчик, Андерсон


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта