Джек Унтервегер: Венский душитель

Весной 1991 года в окрестностях Вены начали находить убитых девушек. Криминалисты не сразу, но поняли, что действует маньяк. Во-первых, все жертвы занимались проституцией. Во-вторых, они были задушены с помощью бюстгальтеров или чулок. И наконец, в-третьих, удавки были затянуты замысловатым скользящим узлом. Других следов, кроме этого фирменного знака, убийца на месте преступления не оставлял. Следователям буквально не за что было зацепиться, а число жертв всё увеличивалось…

Джек Унтервегер: Венский душитель

Герои телеэкрана

Среди проституток воцарилась паника. Они были очень напуганы, что, впрочем, не мешало им раздавать интервью журналистам, которые наперебой освещали дело Венского душителя. Но особенно охотно жрицы любви беседовали с одним репортёром — Джеком Унтервегером: тот ведь был своим парнем! Поднялся с самого дна до вершин тележурналистики и при этом не загордился, не зачванился, не превратился в морализатора. Девушки лёгкого поведения считали, что иметь с ним дело — сплошное удовольствие. И такого мнения придерживались не они одни: передачи Унтервегера пользовались большим успехом. А выпуск, в котором ему удалось взять эксклюзивное интервью у руководителя расследования дела Венского душителя, собрал у экранов рекордную аудиторию. Каково же было всеобщее удивление, когда выяснилось, что проституток, причём не только в Австрии, но и в Чехии, и в США, убивал именно он — этот обаятельный журналист и писатель, раскаявшийся грешник и реабилитировавшийся преступник…

Всё о моей матери

Джек Унтервегер родился 16 августа 1950 года. Его мать зарабатывала на жизнь, стоя на панели. Его отцом стал один из её клиентов — по некоторым сведениям, какой-то американский солдат. Скорее всего, тот даже не знал, что в далёкой Австрии у него родился сын. Матери Джек оказался не нужен. Та переложила заботы о новорождённом на своего отца и была такова. Ребёнка воспитывал дедушка — человек совсем не богатый. Он мало что мог дать Джеку, но любил его. В частности, именно он научил его вязать узлы. А ещё Унтервегер-старший следил за тем, чтобы Джек прилежно учился в школе и не водился с дурной компанией. Однако парню наставления деда быстро надоели. К тому же в бедном квартале, в котором они жили, кражи и грабежи случались ежедневно. И Джек охотно принимал в них участие, за что не раз попадал в полицию. Каждый раз, оказавшись в участке, он пел одну и ту же песню: во всём виновата его мать, бросившая сына на произвол судьбы. Обида на неё с годами не утихала. Похоже, Джек и правда считал её виновницей всех своих бед. И однажды эта внутренняя злость, разъедавшая душу, выплеснулась наружу.
Джеку исполнилось 24 года, образования толком он так и не получил, а потому работал грузчиком. А заработанные деньги просаживал в баре. Там он и встретил Маргарет — 18-летнюю официантку, приехавшую на заработки из ГДР. Джек был здорово пьян, когда пригласил её на свидание. Но девушка согласилась, за что жестоко поплатилась. После того как они позанимались сексом, Джек задушил официантку с помощью первой вещицы, подвернувшейся под руку: это был лифчик Маргарет. Руки сами собой затянули лямки бюстгальтера в сложный скользящий узел, который ему так часто показывал дед…
Молодого человека взяли почти сразу после того, как нашли тело Маргарет: слишком многие видели их вместе. Запираться смысла не было. Да Джек и не собирался этого делать: он охотно пошёл на сотрудничество со следствием, горько сожалел о содеянном, убеждал сначала криминалистов, а потом и судей, что у него и в мыслях не было убивать девушку — просто Маргарет в какой-то момент напомнила ему мать… Суд учёл раскаяние Унтервегера и вместо пожизненного срока приговорил его к 25 годам с возможностью досрочного освобождения после 15 лет заключения.

Чистилище, или путешествие в дом заключения

Так называлась книга, которую Унтервегер написал, проведя 3 года в тюрьме. В ней он подробно проанализировал свою жизнь до ареста и попытался понять, что именно заставило его пойти на преступление. «Чистилище» не блистало оригинальными соображениями, но сам факт того, что её написал убийца, отбывающий срок, сказался на популярности издания. Книга стала бестселлером в Австрии и ФРГ.
Вдохновлённый Унтервегер снова взялся за перо, и через 2 года порадовал публику новым сочинением под названием «Тюрьма». На этот раз Джек поведал о порядках, царящих в тюрьме, а ещё поделился своими соображениями о том, как именно нужно реформировать систему исправления. Снова успех. А заодно ещё и предложение написать пьесу, разумеется о тюрьме.
Год за годом творческий багаж Унтервегера только увеличивался. Его пьесы шли в лучших театрах Вены, его стихи издавали хорошими тиражами, а книги переиздавали. Он стал настоящей знаменитостью. Неудивительно, что голоса, призывавшие освободить Джека, стали раздаваться всё чаще. А в 1989 году началась настоящая кампания, инициированная австрийской интеллигенцией, за досрочное освобождение Унтервегера. На президента Австрии постоянно оказывали давление, но надо отдать ему должное: он позволил Унтервегеру выйти из тюрьмы только в 1990 году, когда тот отбыл положенные 15 лет.
Свобода открыла перед Джеком новые возможности. Всюду он был желанным гостем, а потому разъезжал по стране, раздавая интервью и выступая в театрах и литературных салонах. У него это неплохо получалось, а потому его пригласили на телевидение — на роль ведущего ток-шоу, посвящённого заключённым, их проблемам и реабилитации. Передача пользовалась успехом у зрителей, которые считали Унтервегера образцовым примером исправившегося преступника, человеком, который захотел и смог изменить свою жизнь.

15 лет жажды

На деле же Джек Унтервегер начал убивать почти сразу после своего освобождения. Просто криминалисты не сразу связали все преступления, совершенные им, воедино. Например, свою первую жертву он задушил, находясь на гастролях в Чехословакии. А тело девушки нашли только через несколько дней, когда Унтервегера уже и след простыл. Во второй и третий раз он вышел на охоту в Граце. Собственно, своё прозвище — Венский душитель — он заработал только после того, как Вене за четыре недели исчезли четыре проститутки. Все они позже были найдены убитыми…
Годы, проведённые в тюрьме, не прошли для Унтервергера даром: он мастерски научился заметать следы. На его счету было уже восемь жертв, а полиция по-прежнему даже не знала, в каком направлении ей двигаться и кого искать.
Унтервергера погубила его собственная популярность: статью о Венском душителе увидел пенсионер — бывший следователь, некогда вёдший дело об убийстве официантки Маргарет. И стоило ему ознакомиться с почерком преступника, как он понял, что это не кто иной, как Джек Унтервегер — знаменитый писатель и журналист. С этими соображениями он и поспешил в полицию. Там его сначала и слушать не захотели, но, поскольку других подозреваемых вовсе не было, всё-таки согласились взять Унтервегера в разработку.
И что же? Оказалось, что на момент смерти проституток в Граце и Праге журналист находился там же! Его хотели было арестовать, но выяснилось, что тот уехал в Лос-Анджелес — по заданию одного из журналов.
В США Унтервегер освещал работу местной системы исправления заключённых. Заодно заглянул в один из полицейских участков, где произвёл очень хорошее впечатление на копов. Те даже взяли его с собой на ночное дежурство, во время которого показали австрийскому журналисту все злачные места города, в том числе и те, в которых обычно «работают» проститутки.
Унтвервегер успел убить трёх ночных бабочек, прежде чем его арестовали. Это случилось 27 февраля 1992 года. Всего же за один год и девять месяцев, проведённые на свободе, он лишил жизни 11 женщин. Венский душитель предстал перед судом и был приговорён к пожизненному заключению. Однако он иначе решил свою судьбу: через 9 часов после вынесения приговора Унтервергер повесился в камере. Узел на собственной шее он затянул всё тем же скользящим узлом. Этот дедовский урок он запомнил крепко…

Журнал: Ступени Оракула №7, июль 2020 года
Рубрика: Детектив
Автор: Наталья Кувшинова

Метки: биография, Австрия, Ступени Оракула, преступление, Вена, убийство, проституция, Унтервегер



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —