Святослав Штепанек: Маньяк из Роуднице

19 августа 1928 года в полицию чехословацкого города Роуднице обратились встревоженные супруги Брожовские: пропал их 4-летний сын Федерик. Полицейские не проявили рвения, ограничившись поверхностным опросом свидетелей. В итоге списали всё на кочующих цыган, которые якобы и похитили ребёнка.

Святослав Штепанек: Маньяк из Роуднице
По соседству с несчастными родителями жил 16-летний Святослав Штепанек, юноша из уважаемой семьи, сын инженера местного завода и воспитательницы детского сада. Он был четвёртым, самым младшим ребёнком. Мальчик с детства отличался странными наклонностями: любил наблюдать за работой могильщиков, мучил животных до смерти, а потом аккуратно хоронил в саду. Был вспыльчив и агрессивен: как-то в 5-м классе набросился на одноклассника с ножом. Тогда родителям удалось замять дело: обошлись денежной компенсацией. И в последующем они не раз выручали своего непутёвого сына, попадавшегося то на краже женского белья, то на попытках поджечь соседской девочке волосы. Обследование у психиатра, рекомендовавшего заняться лечением юноши, не убедило родителей, они продолжали прощать ему эти «шалости».

Обед с кровью

Мать после смерти мужа всю доброту отдавала сыну. В дни, когда она не бывала дома, родственники по её просьбе приносили ему еду. 17 мая 1936 года двоюродная сестра Штепанека принесла ему обед и, хоть её мать строго-настрого наказала не заходить в дом, а оставить всё на крыльце, поддалась уговорам брата и зашла.
Когда девушка стала выкладывать еду на стол, Святослав совершенно неожиданно выстрелил из пистолета ей в лицо, а затем набросился на оседающую девушку и ударил ножом в сердце. Отцу девушки, обеспокоенному отсутствием дочери, убийца, приоткрыв дверь, заявил: «Она давно ушла». Однако мать кузины этот ответ не удовлетворил, и она сама отправилась к племяннику. Преодолев его сопротивление, она буквально вломилась в дом и увидела на полу окровавленный платок и нож. Затем заметила замытую кровь и, со сжимавшимся от тревожного предчувствия сердцем, пошла по кровавому следу, ведущему в подвал. Там лежал труп её дочери. В это время убийца через заднее окно выбрался в сад и предпринял попытку повеситься, но был вытащен из петли заглянувшим через невысокую ограду почтальоном.
Поначалу Штепанека обвиняли только в этом убийстве, но в ходе допроса он случайно проговорился, заявив, что хотел закопать труп в саду, как делал это ранее. Осознав ошибку, преступник попытался исправить свою оплошность, клянясь, что никого больше не убивал, но следователь решил провести тщательный обыск в доме и на участке. Там полицейские обнаружили труп пропавшей недавно 40-летней молочницы Франтишки Тржисковой, разрезанный на 11 частей. В день гибели она, как всегда, несла молоко. Как только Франтишка повернулась спиной к Святославу, он выстрелил ей в затылок, затем набросился на ещё живую женщину и принялся рубить её топором. Потом вскрыл брюшную полость убитой, вывалил кишки, отрезал груди и, сняв кожу с головы, надел на руку.
В тот раз в исчезновении женщины его никто не заподозрил, так как соседка уверила полицию, что разговаривала с молочницей намного позже времени убийства. Полицейские, вскрыв пол в доме, обнаружили следы ещё одной могилы, размеры которой подходили ребёнку. Однако она оказалась пустой. Вскоре в компостной куче были обнаружены детские кости. Это были останки Федерика Брожов-ски. Припёртый к стенке, Штепанек признался, что он убил мальчика в 1928 году, забив до смерти молотком. Боясь, чтобы домашние не нашли труп, дважды перезахоранивал его на участке. Увы, это были не последние страшные находки. На стене одной из комнат полицейские увидели карту, на которой крестиками были обозначены места с указанием дат…

Незаконченные убийства

Выяснилось, что в отмеченных на карте местах Штепанек работал помощником садовника, а даты совпали с днями нападений на женщин. Так, 2 августа 1932 года был найден труп Марии Земанцовой — её зарезали и несколько раз ударили топором. Сперва Штепанек сознался в этом убийстве и даже описал некоторые обстоятельства нападения, но вскоре отказался от своих показаний. Доказать его причастность к этому убийству так и не удалось. В самом начале 1936 года маньяк совершил ещё два нападения, лишь по счастливой случайности не ставшие смертельными. 12 января две 13-летние девочки катались на велосипедах. Штепанек догнал их и, не говоря ни слова, выстрелил ближайшей к нему девочке в спину. Наклонившись над упавшей, он крикнул ей в лицо: «Вот так, получила!». К счастью, пуля не затронула сердце, она осталась жива. А 23 января на глухой и малолюдной улочке он столкнул в канаву проезжавшую мимо на велосипеде 25-летнюю Зденку Дробну и принялся громко её ругать. Когда та попробовала убежать, он выстрелил в неё в упор из пистолета. И всё же раненой Зденке удалось вырваться из лап маньяка. Преступник не стал её преследовать, хотя у него был топор, который при случае он собирался пустить в ход. Расследование вывело на Штепанека, но мать и сестры обеспечили ему алиби, уверив полицию, что все эти дни он не вставал с постели, сваленный сильнейшим гриппом.

Приговор

После задержания Штепанека несколько раз подвергали психиатрическим экспертизам. Во-первых, не хотелось верить, что на такое способен находящийся в здравом уме человек. Во-вторых, полиция понимала, что изучение его поведения поспособствует поиску подобных преступников в будущем. Эксперты были единогласны: он здоров и несёт полную ответственность за совершенные деяния. Это подтверждалось и тем, что, несмотря на кажущуюся спонтанность, маньяк планировал свои преступления: готовил топор для расчленения трупа, заранее занавешивал шторы и включал музыку громче, чтобы заглушить выстрел. Отметили лишь его болезненную страсть к пышной женской груди. Это проявилось в нём с детства: как-то он специально пролил несколько капель соляной кислоты на грудь сестры и с умилением рассматривал, как та мучается. Нашлись и его записи, в которых он описывал, как поранил собственную грудь, срезав соски, и замазывал раны зелёнкой. Его комната была увешана изображениями женщин с полной грудью. Но это не стало достаточной причиной, чтобы признать его ненормальным и подвергнуть лечению, а потому дело передали в суд, который завершился 17 мая 1937 года.
Обвинению не удалось доказать вину Штепанека в исчезновении 15-летней Мари Риган, с которой он в октябре 1932 года гулял по старинному замку Червеный Камень, — туда они зашли вместе, но глубокой ночью сторож обнаружил только молодого человека, блуждавшего в одиночестве. На вопрос, где девушка, с которой он пришёл, Штепанек ответил, что она ушла ещё днём. Больше молоденькую красавицу никто не видел. Не удалось доказать и убийство пражской проститутки Отилы Вранской, чьё расчленённое тело в чемоданах отправили в разные уголки Чехии.
Тем не менее за три доказанных убийства и два покушения Святославу Штепанеку, первому серийному убийце страны, был вынесен приговор: смертная казнь через повешение. Он был приведён в исполнение 8 ноября 1938 года.

Ненормальный маньяк

Долгое время о серийных убийцах бытовал стереотип: их вотчина — Америка, появились они в 60-х годах прошлого века; причина их отклонений — трудное детство или психическая травма; и наконец — их сложно поймать, потому что они совершают преступления в разных местах. Святослав Штепанек не вписывался в эти рамки: он рос в хорошей, обеспечённой семье; начал кровавый путь в 1926 году в Чехии; убивал и прятал трупы дома.

Милости просим!

Мать серийного убийцы скончалась от переживаний ещё до оглашения приговора, но остальные члены семьи обратились в суд с прошением о смягчении наказания. Приговор был оставлен в силе. Тогда родственники обратились к президенту страны. Из-за немецкой оккупации решение вопроса затягивалось, но в итоге маньяку в помиловании было окончательно отказано.

Журнал: Все загадки мира №1, 6 января 2020 года
Рубрика: Кунсткамера
Автор: Дмитрий Дьяконов

Метки: женщина, самоубийство, преступление, казнь, Все загадки мира, маньяк, арест, следствие, Чехословакия, Штепанек



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —