Разговаривая с людьми, преступившими закон, большинство из них будут искренне утверждать, что в основе их поступков лежала благородная цель, а, мол, такое нехорошее общество их не поняло. И главари знаменитых банд из прошлого исключениями не являются. В частности, наводивший ужас на Ростов 1920-х годов предводитель налётчиков Ванька Медиков считал, что восстанавливает социальную справедливость… в

Кровавая банда Ивана Менникова в Ростове

Ванька Медик - бандитский король Ростова-папы

В борьбе с нэпом историографии криминальной жизни первых лет советской власти наибольшую популярность приобрёл одессит Мишка Япончик, хотя в Советской России действовало немало других достаточно известных банд. В частности, в столице криминального мира — в Ростове-на-Дону — в 1920-е годы страх на обеспеченных жителей города наводила банда некоего Ивана Медика, по паспорту числившегося Иваном Менниковым.

Сегодня сложно сказать, за что предводитель получил своё прозвище. Основных версий две: переиначенное звучание фамилии главаря банды или роль чистильщика общества, которую себе сам отводил преступник. Дело в том, что Ванька Медик искренне считал себя настоящим санитаром общества, очищая его от нэпманов и прочей обеспечённой публики Ростова-на-Дону 20-х годов. При этом беднейшие слои города знаменитому грабителю открыто симпатизировали. Проведя очередной успешный налёт, Ванька Медик со своими подручными непременно отправлялся кутить в дорогие рестораны, нисколько не опасаясь ареста. Впрочем, это и не удивительно, поскольку в милицию бандиты стреляли на поражение, если её сотрудники вставали у них на пути.

Первое время органы правопорядка старались не связываться с обнаглевшими налётчиками. Впрочем, арестовать преступников по одиночке милиционеры пытались не раз. Но сделать это было непросто. Дело в том, что члены банды в основном жили на Богатяновском спуске, впоследствии переименованном в Кировский проспект. Если в наши дни это широкая современная улица, то в 1920-е годы Богатяновский спуск представлял собой аналог московской Марьиной рощи, состоящий сплошь из бандитских малин, питейных заведений и разного рода притонов.

Найти кого бы то ни было в этом асоциальном месте, не говоря уже о том, чтобы арестовать, было практически невозможно. Преступники легко уходили от преследователей, скрываясь в лишь им одним известных подворотнях, проходных дворах и на квартирах сочувствующих жителей.

Бей буржуев

Поскольку банда Ваньки Медика, как и многие другие бандитские преступные группировки первых лет советской власти, не боялась крови ни своей, ни чужой интересно понять, каким образом сами преступники оправдывали свою деятельность, почему им массово сочувствовало местное население. Всё дело было в совершившей крутой вираж внутренней политике советского правительства, принявшего доктрину НЭПа.

С одной стороны, страну необходимо было накормить, полки магазинов наполнить товарами, возродит парикмахерские, ателье, рестораны, аптеки, предприятия сферы обслуживания. Однако население, пережившее ужасы Первой мировой войны, нескольких революций и Гражданской войны, проливавшее кровь за построение нового общества рабочих и крестьян, с удивлением обнаружило, что оно, как и прежде, голодает, в то время как буржуи и торговцы снова гуляют по ресторанам, ездят на дорогих авто и экипажах.

Классовая ненависть, помноженная на лишения и бедность, вспыхнула с новой силой. В этой ситуации Ванька Медик был, так сказать, олицетворением социальной мести рабочих и крестьян по отношению к нэпманам. При этом необходимо отметить, что главарь бандитов являлся плотью и кровью народа, люмпеном, рядившимся в одежды революционера, под давлением обстоятельств переквалифицировавшегося в бандиты.

Из хроник правоохранительных органов известно, что Иван Менников, или Ванька Медик, в юные годы работал в лавке своего отца, происходя из семьи мещан среднего достатка. Поскольку торговые дела у отца шли неважно, в 15 лет юноша устроился на маслобойный завод Патэ. Ветры революции 1917 года привели Ивана в ряды Красной Армии, где он доблестно сражался с белогвардейцами, искореняя контрреволюцию на юге Советской России. Однако в 1921 году, возвратившись в родной Ростов-на-Дону, молодой человек был поражён уровнем бедности рабочего класса и показной роскошью нэпманов. Первое время после демобилизации Иван работал простым грузчиком, но затем с приятелями Степаном Костоголодовым и братьями Сафьянниковыми организовал банду.

Первое дело

Первым делом новоявленной банды стало ограбление склада, на котором молодые люди трудились грузчиками. Однажды вечером Ванька Медик, наиболее отчаянный из подельников, постучал в окно коморки охранника, соврав, что забыл на складе свои вещи. Сторожа на месте не было, и дверь открыла его жена. В следующее мгновение несчастная женщина получила удар кастетом по голове и упала, истекая кровью. Добычей налётчиков стало несколько ящиков крайне дефицитного дорогого мыла. Преступление раскрыто так и не было, и дело пошло.

Правда, везло бандитам не всегда. Известен случай, когда налётчики Медика ограбили зажиточную квартиру, забрав в прямом смысле этого слова полмешка денег. Вот только купюры оказались фальшивыми. Несколько лет банда активно громила магазины и квартиры ростовских нэпманов, но затем несколько изменила профиль своей преступной деятельности. Являясь людьми отчаянными, но отнюдь не глупыми, налётчики отлично понимали, что рано или поздно их либо арестует милиция, либо местные финансовые воротилы наймут аналогичную банду для охраны своих капиталов и уничтожения банды Медика. Необходимо было срочно менять либо профиль работы, либо место экспроприации денежных знаков. Решили пойти вторым путём.

Едет в поезде нэпман

Неизвестно, читал ли главарь банды романы про историю покорения Дикого Запада, но поступить он решил подобно бандитам Северной Америки. Прекратив массовые грабежи в городе, банда переключилась на ограбление поездов, следующих через Ростов-на-Дону к морю. Пассажирские составы останавливались, у мужчин изымались туго набитые кошельки, а с женщин снимались дорогие украшения. Однажды преступники даже захватили небольшую железнодорожную станцию.

Пока шло ограбление следовавшего через неё поезда, телеграфист под дулом пистолета отправил в Ростов-на-Дону телеграмму, что скорый поезд №2 Москва-Тифлис опаздывает на два часа. Самое интересное, что сопротивления бандитам никто из пассажиров не оказал, хотя, как выяснилось позднее, у 19 из них были с собой револьверы. Дошло до того, что при движении поездов через Ростов-на-Дону и его окрестности Наркомат путей сообщения стал в тамбурах вагонов выставлять вооружённую охрану из бойцов, прошедших Гражданскую войну, не понаслышке знавших, как бороться с бандами, грабящими поезда.

Преступники вынуждены были вернуться на ночные улицы Ростова-на-Дону и окрестных городов. При этом их жестокость выросла в разы. Прохожих убивали на улице всего за несколько сотен рублей или за неприветливый взгляд, брошенный в сторону преступников. При этом в своих рядах Ванька Медик также регулярно проводил расстрелы членов банды по подозрению в предательстве или при дележе награбленного имущества.

Жадность фраера сгубила

Как это часто бывает в жизни, банду Ваньки Медика погубила жадность и уверенность в своей безнаказанности. К началу 1924 года бандиты почувствовали, что постепенно становятся полновластными хозяевами города. На сходке с главарями других группировок было принято решение об объявлении войны милиционерам и даже составлен список подлежащих уничтожению самых ретивых из них. Разумеется, для сотрудников правоохранительных органов подобная дерзость не осталась в тайне и с преступниками решили покончить самым решительным образом по законам военного времени.

В феврале 1924 года в Ростове-на-Дону была сформирована специальная группа из лучших представителей уголовного розыска для полного уничтожения бандитов, на которых началась настоящая охота. В свою очередь бандиты ответили на это ещё более дерзкими выходками. В частности, люди Медика показательно ограбили здание Донского областного суда. А вскоре после резонансного ограбления одного из заводов города милиционеры вышли на наводчика по фамилии Андрюсенко и приехали его арестовывать.

На счастье оперативников, в это же время к своему подельнику зашёл сам Ванька Медик. Началась перестрелка, в ходе которой главарь банды убил мать наводчика и скрылся. Кольцо продолжало сжиматься. Один за другим были убиты все приближённые Ваньки Медика, однако убить или арестовать его самого не представлялось удобной возможности. Наконец сыщики установили точное место, в котором в ближайшее время должен был собраться костяк банды, включая её главаря.

На местном рынке, где преступники обычно покупали самогон, оперативники подмешали в него сильное снотворное. Благодаря данному неординарному ходу в ночь с 4 на 5 сентября 1924 года Ванька Медик и большинство членов его банды были арестованы в спящем состоянии. Дело бандитской группировки рассматривала «Донская тройка», приговорив Ивана Менникова и 44 из 64 членов его банды к расстрелу.

Журнал: Неизвестный СССР №10, октябрь 2022 года
Рубрика: Криминальное чтиво
Автор: Дмитрий Соколов


Метки: СССР, Ростов, преступление, Война и Отечество, убийство, грабёж, налёт, бандитизм, Неизвестный СССР


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023