Дело Мари Лафарж (Каппель) и процесс над ней

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Имя этой французской женщины вошло в историю криминалистики в середине XIX века. Причиной обвинения стало банальное отравление мужа, которое в то время доказать было практически невозможно. Впервые в мировой практике в расследовании была применена судебная экспертиза, с помощью методов токсикологии доказавшая факт использования яда и, как следствие, виновность подозреваемой.

Дело Мари Лафарж (Каппель) и процесс над ней

Дело об отравлении мышьяком привело к появлению токсикологии

Несмотря на то что родители оставили Мари Каппель значительное наследство, к 23 годам она так и не вышла замуж: Поэтому родственники решили найти ей подходящего мужа и обратились в брачную контору. Что касается жениха, документально доказано, что ему подобрал невесту свадебный агент.

Брак по расчёту

Имея приданое в 100 тысяч франков, приятную внешность и лёгкость характера. Мари вполне заслуживала определённого внимания. И жених Шарль Лафарж вполне соответствовал её притязаниям — он имел хорошее происхождение, владел заводом и землёй на 200 тысяч франков.
Молодые сыграли свадьбу 10 августа 1839 года и сразу же отправились в родовой замок Гландье, где, по словам новоиспечённого супруга, Мари должна была увидеть великолепный парк, реку и благородное общество, среди которого всенепременно блистала бы как королева.
Разочарованию девушки не было придела. Перед её глазами предстал не кокетливый феодальный замок, а мрачный полуразрушенный картезианский монастырь.
В небольшой холодной и не совсем чистой комнате молодая жена чувствовала себя тогда самой несчастной на свете. Ей ещё не пришло в голову, что разорившееся семейство Лафарж очень рассчитывало на её, пусть и немного скромное, приданое.
В отчаянье Мари заперлась у себя в покоях и написала мужу письмо, которое непременно должно было избавить её от такой жизни, слёзно умоляя её отпустить. Именно это послание впоследствии стало главным обвинительным аргументом на суде. Ведь если обманутая Мари так не желала жить с Лафаржем, почему бы ей было и не избавиться от него простым и верным способом?
Стараясь спасти свой брак, супруг проявил неподдельные старание, ласку и нежность. Мари, сражённая таким поведением, покорилась судьбе и решила, что рано или поздно освоится в нелёгкой семейной жизни.
Здесь следует обратить внимание, что жили супруги довольно счастливо, незадолго до трагедии они обоюдно написали завещания и любезно обменялись ими. Однако после гибели Шарля выяснилось, что, получив духовную жены, Лафарж втайне изменил свою волю, сделав новые распоряжения в пользу сестры и матери.

Ядовитый пирог

В декабре 1839 года Лафарж уехал в Париж для получения кредита. Во время разлуки супруги писали друг другу нежные и ласковые письма. 18 декабря, переживая за мужа, Мари выслала ему небольшой дорожный ящик, содержащий доверенность на продажу её личного имения, фотографический портрет самой Мари и пироги, испечённые матерью Лафаржа. Шарль съел лишь небольшой кусок, после чего всю ночь и весь следующий день его мучили тошнота и резкая боль в желудке.
3 января 1840 года Лафарж возвратился домой больной и измученный недугом. Он медленно угасал от неизвестной болезни. Агония больного длилась несколько дней, а 14 января 1840 года в 6 часов утра Шарль Лафарж умер.
После смерти сына его мать во всеуслышание заговорила об отравлении. Слухи расползлись мгновенно и дошли до правительства провинции. На следующий день в Гландье явился прокурор.
23 января Мари арестовали и заключили в тюрьму Бриве, где несколько месяцев её поддерживали лишь некоторые из многочисленных родственников.
2 сентября 1840 года город Тюль наводнили приезжие. Огромная толпа зевак с раннего утра теснилась у дверей суда. Наконец, в половине восьмого в здание пригласили всех желающих. Пышно разряженные женщины занимали места, чтобы с наслаждением понаблюдать за скандальным процессом.
Мари Лафарж вошла в зал, одетая в чёрное платье, спокойная и молчаливая. Она лишь один раз подняла глаза, окинув присутствующих ясным взглядом. Несчастная женщина была больна, её постоянно мучал хронический сухой кашель.
Слушания начались с обвинительной речи прокурора Деку. Его гневные, эмоциональные слова о чудовищности натуры подсудимой похоронным звоном раздавались в ушах присутствующих. После его речи для Мари Лафарж не осталось надежды — приговор ей вынесли заранее.
Господин Деку представил умершего Лафаржа владельцем значительного недвижимого имущества и доходов, добрым, великодушным и любимым всеми, а ласковое отношение к нему жены, по его словам, было всего лишь скрытой уловкой для достижения коварной цели.
Родные госпожи Лафарж наняли для её защиты парижского адвоката, мэтра Пайе, который разработал стратегический план её защиты. Прежде всего, он хотел доказать, что состояние дел Шарля Лафаржа перед смертью было, прямо сказать, очень плачевным, а все деньги, использованные им на будущее предприятие, принадлежали Мари. Убивать своего мужа ей не было никакого смысла.
Главным фактом в обвинении стали пресловутое письмо, написанное Мари в пылу разочарования, и, конечно же, покупка мышьяка. Во время болезни Лафарж часто жаловался Мари, как сильно ему по ночам надоедают крысы. Поэтому она несколько раз покупала у аптекаря яд для приготовления крысиной отравы.
Да, мышьяк был, но кто использовал его не по назначению, оставалось загадкой. Всё обвинение строилось лишь на показаниях заинтересованных в этом деле свидетелей и небольшом количестве яда, найденном в остатках пищи.
Но главный вопрос — был ли отравлен Лафарж — так и не был решён. Медицинские опыты аптекарей подтверждали это предположение, но среди них не было ни одного авторитетного учёного или эксперта.
Во время следствия мэтр Пайе обратился за консультацией к знаменитому химику и токсикологу Матьё Жозефу Орфила. Учёный ответил коротким, исчерпывающим письмом, которое адвокат зачитал во время заседания. Ответ химика был однозначным — найденный в желудке покойного яд не может служить прямым доказательством отравления, так как во всяком человеческом теле есть известная доля мышьяка.
Это важное заявление сводило на нет все предыдущие результаты экспертизы. Эксперимент необходимо было повторить, что и поручили сделать более опытным химикам.
5 сентября отец и сын Дюбуа совместно с господином Дюпюйтреном по новейшему способу с помощью аппарата Марша провели повторный анализ органических веществ и подозрительных жидкостей. Они пришли к единодушному выводу — ни один предоставленный из материалов не содержит и капли мышьяка!

Экспертиза Матьё Жозефа Орфила

Прокурор, недовольный этим выводом, заявил протест. Тогда суд пригласил для проведения экспертизы того же Матьё Жозефа Орфила, который прибыл в Тюль 13 сентября.
Свои умозаключения мэтр озвучил во всеуслышание прямо в зале суда. Он рассказал, что провёл ряд экспериментов, сделал пробу Марша и пришёл к однозначному выводу — огромное количество мышьяка содержалось практически во всех исследованных материалах. Он категорично заявил, что из окружающей среды яд проникнуть никак не мог.
К слову сказать, его вывод исследователи опровергнут лишь в 1950-х годах во время процесса французской землевладелицы Мари Бернар, которую обвиняли в отравлении 12 человек.
Так наука, только что оправдавшая подсудимую, с такой же лёгкостью отправила её на эшафот. Присяжные большинством голосов вынесли обвинительный приговор, который 28 сентября в 11 часов вечера зачитали госпоже Лафарж: «Мари Каппель, вдова Лафарж, осуждается на вечную каторжную работу».
Общественный резонанс, вызванный итогом этого дела, разделил французское общество на два противоположных лагеря. Французский король Луи-Филипп I сжалился и заменил Мари каторжные работы на пожизненное заключение.
21 февраля 1851 года из тюрьмы её перевели в больницу в Сен-Реми, где стараниями врачей её жизнь была продлена. Наконец, настойчивые прошения родственников были удовлетворены, и своим указом Наполеон III даровал ей свободу.
Она скончалась от чахотки 7 ноября 1852 года, до последнего дня заявляя о своей невиновности. Судя по всему, вдова Лафарж была причастна к убийству. Но многочисленные нарушения в расследовании обстоятельств этого дела не позволили доказать её вину.
Зато это дело стало «звёздным часом» токсикологии — с этого момента она стала развиваться стремительными темпами.

Журнал: Загадки истории №52, декабрь 2019 года
Рубрика: Злодеи
Автор: Ольга Перуновская

Метки: Загадки истории, отравление, преступление, экспертиза, суд, яд, токсикология, мышьяк, Лафарж




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.