Авиакатастрофа под Голдсборо: Как США потеряли ядерные бомбы

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В 1961 году миллионы жителей восточного побережья США чудом избежали ядерного уничтожения, когда бомбардировщик В-52 с двумя водородными бомбами на борту начал разрушаться в воздухе над Голдсборо. Случилось это спустя всего три дня после инаугурации 35-го президента США, любимца Америки, Джона Кеннеди.

Авиакатастрофа под Голдсборо: Как США потеряли ядерные бомбы

Опаснее Чернобыля: США стояли на грани ядерной катастрофы

Хронология событий

Ночь с 23 на 24 января 1961 года могла стать датой конца света. Около полуночи американский стратегический бомбардировщик В-52 «Стратофортресс» с двумя термоядерными бомбами Mark 39 на борту выполнял плановое патрулирование побережья США в рамках операции Coverall (идейной предшественницы знаменитого «Хромированного купола», созданной для отработки повышенной боеготовности стратегических подразделений). В воздушном пространстве над городом Голдсборо (Северная Каролина), неподалёку от военной авиабазы Сеймур-Джонсон, бомбардировщик должен был произвести дозаправку в воздухе, но при сближении с воздушным танкером оператор заправщика заметил утечку топлива из правого крыла, о чём немедленно сообщил экипажу В-52. Разумеется, ни о какой дозаправке уже речи не было, миссию необходимо было срочно сворачивать. Командир борта связался с наземным центром управления полётом, откуда получил приказ увести машину в сторону побережья и оставаться в зоне ожидания до полного исчерпания запасов горючего перед аварийной посадкой. Но кактолько бомбардировщик вошёл в зону, пилот сообщил об усилении течи. За 3 минуты было потеряно 17 тонн топлива. База приказала немедленно разворачиваться на посадку, но момент был упущен. Корпус самолёта стал стремительно разрушаться.
На высоте 3300 метров пилоты потеряли управление, экипаж приготовился покинуть вошедший в штопор самолёт. Когда машина снизилась до 2700 метров, четыре члена команды успешно катапультировались. Третий запасной пилот, чьё место не предназначалось для аварийной эвакуации, благополучно выбрался через открывшийся верхний люк. Один из членов экипажа катапультировался, но погиб при приземлении, ещё двое — разбились, так и не сумев покинуть самолёт.
Обломки бомбардировщика разметало по полям в предместьях Голдсборо.
На момент крушения бомб на борту уже не было. Первая выпала на высоте примерно 3000 метров и практически без повреждений спустилась на сработавшей парашютной системе. Вторая, отделившаяся значительно позже, в 610 метрах от поверхности, — разбилась при ударе, но благодаря болотистой местности не сдетонировала, а лишь глубоко зарылась в вязкий грунт. Единственное, что от неё осталось, — тритиевый резервуар, плутониевый заряд первой ступени и несколько деталей корпуса. Урановый сердечник и термоядерное содержимое второй ступени обрели покой на дне болота. Впоследствии инженерные войска США выкупили участок их предполагаемого нахождения, чтобы кто-нибудь случайно не потревожил зло, притаившееся под слоями грязи.
До недавнего времени о крушении начинённого ядерным грузом В-52 в Северной Каролине больше ничего не было известно. Более полувека подробности катастрофы блюли обет молчания под грифом Тор Secret.
И лишь в 2013 году общественность с тихим ужасом смогла сосчитать, сколько секунд отделяло мир от потенциального Чернобыля.

Опаснее Чернобыля

Поразительно, сколько проб и ошибок потребовалось мировому сообществу, чтобы наконец осознать всю опасность радиации и термоядерных реакций. Печальные последствия экспериментов Рентгена, Беккереля и четы Кюри — цена открытия ионизирующих излучений на рубеже ХІХ-ХХ веков. Ядерная трагедия Хиросимы и Нагасаки, наглядная демонстрация разрушительной силы новых поколений термоядерных бомб на испытаниях — все эти танцы на граблях так и не смогли донести очевидные вещи. Жажда власти была сильнее здравого смысла. Только когда похмелье после холодной войны слегка выветрилось, реальная картина начала проясняться. Чернобыльская авария стала хорошим учителем. Донесла — поняли.
Сегодня Хиросима и Чернобыль — имена нарицательные. Синонимы радиационного ужаса. Рассуждая об атомных бомбах, принято говорить «она могла бы вызвать столько-то Чернобылей» или «мощность взрыва ядерного топлива в Чернобыле — столько-то мегатонн». Но стоит слегка изменить контекст — и факт становится профанацией. Как же здесь не запутаться?
Давайте для начала, что называется, определимся с матчастью, чтобы не быть голословными.
Во-первых, ни о каких «мегатоннах Чернобыля» и речи быть не может.
Реактор и термоядерная боеголовка — не одно и то же. Не говоря уже о разнице между составом делящихся веществ в атомном оружии и в гражданских реакторах. Даже в абсолютно новых тепловыделяющих элементах реактора типа РБМК (такие стояли на злополучной Чернобыльской АЭС содержание «оружейного» обогащённого урана-235 не превышает 2%, тогда как в ядерной начинке бомб на его долю приходится минимум 90%. Когда активная зона реактора плавится, в него попадает масса посторонних элементов, в том числе поглощающий нейтроны бор. В таких условиях мощный атомный взрыв невозможен.
Разрушение происходит за счёт взаимодействия с внешними факторами, а не из-за сверхкритической цепной реакции. Даже если каким-то страшным чудом в реакторе сформируется достаточное количество обогащённого урана или плутония, его разметает созданным ими же потоком нейтронов, а мощность сопутствующего ядерного взрыва едва ли превысит пары десятков тонн тротилового эквивалента (в сто раз меньше всё того же хиросимского «Малыша»). По такому принципу работали примитивные атомные бомбы «шипучки». Чернобыльская катастрофа была страшна не взрывом реактора как таковым, а его последствиями — пожаром и ядерным облаком, приведшими к мучительной гибели людей и радиационному заражению обширных территорий. В зону наибольшего поражения, помимо Чернобыля и Припяти, попали несколько десятков украинских посёлков, приграничные территории УССР, РСФСР и юго-восток Гомельской области Белоруссии.
Позже от радиоактивной пыли с изотопами урана, плутония, цезия, стронция пострадала Восточная Европа и Скандинавия.
Во-вторых, разберёмся, что за адские яйца таились в брюхе погибшей птички «Стратофортресса». Термоядерный заряд Mark 39 mod 2 («второй модификации»), стоявший на вооружении с 1957 по 1966 год, — это, по сути, следующее поколение первой лёгкой американской атомной бомбы Mark 15.
Мощность её энерговыделения оценивается в 3,8 мегатонны в тротиловом эквиваленте — в 260 раз смертоноснее «Малыша», уничтожившего Хиросиму в августе 1945 года. И таких бомб было две.
Если бы сдетонировала хотя бы одна из них, миллионы жителей Соединённых Штатов расстались бы с жизнями. Географически Северная Каролина располагается строго посередине восточного побережья. Бостон, Нью-Йорк, Балтимор, Вашингтон, Филадельфия — самые густонаселённые регионы превратились бы в зону отчуждения. А густой слой радиоактивной пыли покрыл бы добрую половину земного шара. Это уже не экологическая катастрофа — это глобальное истребление. Так что инцидент при Голдсборо на самом деле обещал стать опаснее Чернобыля.

О чём лучше не знать

А теперь к главному. В сентябре 2013 года на сайте британской газеты The Guardian появилась статья о том, что спустя 52 года секретности США наконец обнародовали подобности расследования инцидента под Голдсборо. Источником послужило американское издание AirForceTimes. Помимо описания давно заученной последовательности событий, материал приводил ранее неизвестный факт. Оказалось, что предохранительные системы спускавшегося на парашюте снаряда отключались в боевом порядке. «Если одна бомба просто упала на землю в безлюдной местности, не причинив никакого вреда, — говорит Эрик Шлоссер, автор журналистского расследования «Приказ и контроль», — то вторая получила сигнал, что выпущена по вражеской цели.
Включились все механизмы подготовки к поражению мишени, и бомба чуть было не сработала над Северной Каролиной».
Из четырёх предусмотренных конструкцией механизмов защиты успели отключиться три. Единственный припозднившийся низковольтный переключатель спас Америку от ядерного апокалипсиса.
Но и это ещё не всё. Спустя несколько часов после публикации материала на том же ресурсе появилась копия отчёта 1969 года, составленного начальником отдела ядерной безопасности Сандийских национальных лабораторий Паркером Джонсом. По странной причине показания документа с опубликованными ранее данными существенно разнятся.
Согласно отчёту Джонса, благополучно десантировавшаяся под Голдсборо бомба была оснащена не четырьмя, а шестью защитными механизмами, пять из которых к моменту приземления успели переключиться в боевое положение. При этом мощность бомбы составляла не 3,8, а 24 мегатонны! Что называется, по чувствуйте разницу. На секундочку, 1200 Хиросим, когда и одной мало не показалось.

Странные нестыковки

Что любопытно, названная экспертом мощность снаряда не соответствует указанному в том же отчёте типу (Mark 39 mod 2). Разнится и количество защитных переключателей. У двухфазных бомб, созданных по схеме Теллера-Улама, их четыре. Откуда же такое расхождение?
Согласно открытым источникам, в 1961 году на вооружении ВВС США стоял только один тип термоядерных бомб, мощность которых приблизительно равна упомянутому в документе 1969 года показателю — Mark 41. Они считались самым мощным и, теоретически, самым энергетически эффективным американским термоядерным оружием. Но в 1961-м Mark 41 находилась на стадии производства, на вооружение же поступила только в 1962 году. То ли эксперт на самом деле никакой не эксперт и его отчёт — фикция, то ли под прикрытием непримечательной типовой бомбы погибший бомбардировщик нёс на борту экспериментальный снаряд. Вот только вряд ли Паркера Джонса можно обвинять в непрофессионализме.
Сомнительно, что глава отдела обеспечения эксплуатационной безопасности ядерного оружия национальной лаборатории Министерства энергетики США стал бы разбрасываться словами «катастрофа чудовищных масштабов». А тем более — допускать настолько вопиющие ошибки.

Авария на АЭС Сен-Лоран-дез-О

«Авария на АЭС Сен-Лоран-дез-О — самый крупный радиационный инцидент на ядерных объектах Франции — оценивается 4-м уровнем по шкале INES.
Инцидент произошёл 13 марта 1980 года на втором блоке (SLA-2), оснащённом графито-газовым реактором UNGG (Uranium Naturel Graphite Gaz) мощностью 500 МВт, работающем на природном уране и охлаждаемым углекислым газом.
В 17 часов 40 минут реактор был автоматически заглушён из-за резкого повышения активности. Было выяснено, что произошло частичное расплавление активной зоны, вызванное коррозией конструкционных элементов топливных каналов. Расплавились 2 твэла (в общей сложности 20 кг урана).
В течение 29 месяцев проводились работы по очистке реактора от расплавленного топлива, в которых участвовало около 500 человек. Произошёл контролируемый выброс радиоактивного йода в атмосферу (в объёме 0,37 ГБк). Предполагается также утечка плутония в бассейн Луары в размере 0,7 ГБк (что эквивалентно 0,3 г плутония-239).
Блок SLA-2 окончательно вернулся в строй только в 1983 году, но его мощность была ограничена 450 МВт (эл).. Блок был закрыт в 1992 году.

Журнал: Историческая правда №2, февраль 2020 года
Рубрика: Опаснее Чернобыля
Автор: Аглая Собакина

Метки: 1961, катастрофа, самолёт, США, бомбардировка, Историческая правда, бомбардировщик, Boeing




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.