Теплоход «Механик Тарасов» (относившийся к типу «ролкер» — особый подвид контейнеровозов, предусматривающий загрузку и выгрузку грузов по горизонтали без специального портального устройства) был построен на верфи в Финляндии по советскому проекту и считался технически совершённым и современным для данного класса судном. Но надо сказать, что эксперты имели определённые сомнения в мореходных качествах корабля: корпус судна имел широкую корму и очень высокие борта — такая форма делала судно уязвимым для сильного шторма. К тому же на суднах типа «ролкер» отсутствовало ещё одно важное приспособление — поперечные водонепроницаемые перегородки, что делало «Механика Тарасова» совсем не подходящим для плавания в открытом океане.

Катастрофа корабля Механик Тарасов

Гибель теплохода Механик Тарасов - трагедия 1982 года

Впрочем, изначально эти рассуждения имели скорее теоретический интерес — «ролкер» ведь должен был ходить по Балтийскому морю, где шторма намного слабее, чем в океане. Й действительно, корабль (один из 10 однотипных судов) успешно плавал, исправно перевозя грузы, и имел все шансы, отработав свой срок, мирно уйти в утиль.
Но безумное решение использовать теплоход на океанских трассах привело к трагедии. По одной версии, партийное начальство (озабоченное «перевыполнением плана») скомандовало направить судно из Ленинграда в Канаду и обратно, вопреки возражениям капитана корабля. По другой версии — это была инициатива самого капитана Анатолия Былкина, которому хотелось отличиться перед партией. Какая версия соответствует истине, историки до сих пор не выяснили. Но, так или иначе, Балтийское морское пароходство дало разрешение на эту авантюру.

Роковой рейс

Ролкер благополучно добрался до Канады, разгрузил груз, затем погрузил товары из Канады — несколько контейнеров, а также многочисленные рулоны газетной бумаги. А затем вышел в обратный путь из канадского порта Труа-Ривьер курсом на Гамбург. Далее судно должно было следовать в Ленинград.
В этом случае Былкин, несомненно, допустил грубейшую ошибку — точно известно, что перед отправкой из канадского порта капитан «Механика Тарасова» получил тревожные сведения о прогнозе погоды. Синоптики предупреждали — приближается мощный шторм. Но Былкин всё равно принял решение выйти в море.
Знавший капитана работник Балтийского морского пароходства говорил: «Былкин — высокий, красивый, уверенный в себе моряк. Передовик до мозга костей. «План любой ценой» — его любимый лозунг… получив от синоптиков прогноз погоды, обещавший жестокие шторма, решил всё-таки выйти в море. Моряки говорят, что ему хотелось, сократив путь через Северную Атлантику, обогнать своего конкурента — капитана Виноградова, вышедшего в море на однотипном судне «Механик Евграфов» днём раньше. «Механик Тарасов» оказался единственным судном, рискнувшим покинуть порт в тот злополучный день».
Тревожный сигнал с судна пришёл в Балтийское морское пароходство 13 февраля 1982 года. Сообщалось, что «Механик Тарасов» получил постоянный крен в условиях сильнейшего океанского шторма, бушевавшего над Атлантикой.
Незамедлительно была создана комиссия по спасению теплохода, которая, рассмотрев всю известную информацию, высказала предположение, что крен возник в результате смещения груза. Комиссия передала своё мнение капитану.

Трагическая ошибка

Капитан судна Анатолий Былкин, не имея точной информации о причинах крена, принял решение заполнить забортной водой балластный танк с противоположной крену стороны. Это была трагическая ошибка. Насосы заработали, но с большим запозданием было установлено, что сорвавшийся во время шторма груз пробил стенку балластной цистерны, и вода, закачиваемая, в неё, выливалась в трюм, усугубляя ситуацию. Расследование назвало причиной произошедшего слетевший с креплений тяжёлый контейнер. Позднее, однако, появилась и иная версия. Чудом спасшийся с судна токарь Анатолий Селезнёв вспоминал: «Года за два до катастрофы в одном из рейсов на «Механике Тарасове» у нас полетела турбина: отвалился подшипник, и пришлось менять ротор турбины. Мы его вынули и вставили другой. Вышедший из строя ротор, который весил порядка 500 кг, планировалось сдать в службу берегового обслуживания в Ленинграде. Сделали заявку. Однако нам ответили, что не имеют пока возможности его забрать. Так вот, он на корме «Тарасова» проболтался все два года вплоть до того самого трагического рейса. Этот ротор и сорвался с креплений во время шторма, сделав пробоину в танке».
Причина странного поведения теплохода (пробой в балластном танке) была выяснена. Былкин немедленно приказал включить помпу, чтобы откачать воду из трюма. Но, как уже говорилось, ролкер вёз рулоны газетной бумаги, и намокшая бумага быстро забивала входные фильтры помпы, затрудняя процесс откачки воды. В это время огромные волны сбили два огромных трюмных вентилятора, так что в палубе (на месте выломанных креплений «вентиляторных» колонн) образовались две дыры, куда стали заливаться сотни тонн воды. Крен теплохода уже стал критическим, а носовая часть быстро погружалась в воду.

Отвергнутая помощь

Капитан Былкин должен был отдать сигнал SOS, но ограничился лишь радиограммой в пароходство с просьбой о помощи. Из советских судов ближе всех к терпящему бедствие ролкеру находился большой морозильный рыболовный траулер КБ-0244 «Иван Дворский». Траулер немедленно полным ходом пошёл навстречу «Механику Тарасову». Но ему надо было преодолеть ещё 100 морских миль в штормовую погоду.
Однако раньше советского траулера, который был далеко, к «Механику Тарасову» подошло фарерское рыболовное судно «Сигурфари». Капитан «рыболова» Миккьяль Ольсен впоследствии вспоминал: «Было темно, шёл снег, и ничего не было видно вокруг. Мы пошли против ветра. Вскоре на экране радара на расстоянии 7-8 миль обнаружили крупное судно. Когда подошли ближе и связались с ним по радиотелефону, нам ответили: «Мы русские. К нам идёт спасательное судно».
Однако капитан Ольсен решил остаться поблизости, справедливо полагая, что его помощь всё ещё может понадобиться. В СССР, как известно, не любили капиталистов, но действия капитана Ольсена советская сторона позднее оценила как благородные и достойные лучших морских традиций.
Немного позже Ольсен увидел, что у «Механика Тарасова» волнами оторвало шлюпку, он вновь вышел на связь и предложил помощь в эвакуации людей. Однако Былкин вновь отказался от помощи.
Отказался советский капитан и от помощи пилотов канадских спасательных вертолётов, которые также готовы были оказать помощь (канадцы предлагали поднять моряков на тросах с борта судна).
В самый последний момент, когда обречённый ролкер доживал свои последние минуты, к нему подошёл рыболовный траулер «Иван Дворский», но оказать помощь он уже не смог — «Механик Тарасов» перевернулся и ушёл под воду.

Гибель в пучине

Втащить тонущих людей на шестиметровые борта «Ивана Дворско-го» в условиях шторма оказалось делом практически невозможным — окоченевшие руки гибнущих моряков не могли удержать верёвки.
Глядя на гибнущих товарищей, советские рыбаки были готовы пойти на отчаянный шаг — обвязаться верёвкой и прыгнуть в ледяной океан, чтобы руками вылавливать людей в воде. Однако капитан запретил этот героический, но смертельно опасный план. «Иван Дворский» подобрал только одного человека, который вскоре умер от переохлаждения. Фарерским рыбакам с судна «Сигурфари» удалось поднять на борт девятерых советских моряков, из которых (несмотря на все усилия) спасти удалось только пятерых. Остальные выловленные из океана члены экипажа «Механика Тарасова» умерли от переохлаждения. Фарерцы в ходе спасательной операции показали себя настоящими морскими волками, «Ольсен удержал свой сейнер буквально у края воронки, образовавшейся после гибели «Тарасова». Это во многом и спасло нас», — вспоминал позднее один из спасённых.
Былкина среди выживших не было — как позднее рассказал Ольсен, капитан «Механика Тарасова» не пытался спастись, но продолжал говорить с мостика по радиотелефону в то время, когда судно уходило под воду. Фарерцы по рации слышали последние слова Былкина, но ничего не поняли: «У нас не было магнитофона, чтобы записать его речь. Мы так и не знаем, что он говорил».
На следующий день шторм утих, но спасателям оставалось только собрать тела, плавающие на поверхности океана. Из 37 членов экипажа судна «Механик Тарасов» погибло 32 человека.
Участники спасательной операции позднее заслуженно получили советские награды. Капитан Миккьяль Ольсен получил орден Дружбы народов, весь его экипаж — медали «За спасение утопающих». Все моряки теплохода «Механик Тарасов» также были награждены, большинство — посмертно.
В результате расследования причин кораблекрушения «Механика Тарасова» в конструкцию однотипных ролкеров были внесены изменения, а использование их на океанских маршрутах запретили. А вот споры о виновности капитана длятся до сих пор.

Причины катастрофы

Конечно, наибольшее негодование вызывал отказ Былкина от предложенной канадскими спасателями помощи. Этот эпизод вызвал много конспирологических версий («капитан, сволочь, специально всех убил, чтобы скрыть страшную тайну!») и политических обвинений — мол, у капитана мозги были промыты партийной пропагандой, потому он и отвёрг помощь «классовых врагов». Конечно же, никакой страшной тайны с ролкером связано не было — корабль вёз из Канады заурядную бумагу.
Политические обвинения тоже не выдерживают критики. Обвинители забывают, что каждый эвакуированный матрос — это минус один человек в борьбе за живучесть судна. Вероятнее всего, капитан просто слишком поздно понял, что бороться за корабль бесполезно. Это обычная ошибка, которая многократно случалась в морских кораблекрушениях. При этом перспективы эвакуации были туманны — поднимать людей на вертолёт с палубы судна в 12-балльный шторм (когда по океану гуляют волны высотой с четырёхэтажный дом) более чем рискованная операция. В силу этого, вероятно, капитан считал, что лучше до последнего держать судно на плаву, в расчёте на ослабление шторма.
Часто забывают, что рядом с советским ролкером, из-за того же самого шторма, затонула американская нефтяная платформа «Оушн Рейнджер», где, несмотря на все усилия спасателей, погибло больше 80 человек. Предположительно Былкин, получив сигнал о бедствии, повёл свой корабль на помощь в самую сердцевину шторма. Так одна катастрофа породила другую.

«Оушн рейнджер»

Погибшая в 1982 году американская полупогружная нефтяная платформа, чья катастрофа вызвала большой шок в западном мире. Собственник — американская компания ODECO (Ocean Drilling & Exploration Company), пионер добычи полезных ископаемых на шельфе. Платформа была самодвижущейся, содержала буровую установку и помещения для проживания персонала в условиях работы вахтовым методом. Спасательные действия при ветре в 50 метров в секунду и шторме с высотой волн в 17 метров были невозможны, поскольку любая попытка была обречена и вызвала бы лишь дополнительные жертвы среди спасателей. Все 84 человека, работавшие на «Оушн Рейнджер», погибли.

Журнал: Неизвестный СССР №12(12), декабрь 2020 года
Рубрика: Трагедии и катастрофы
Автор: Александр Стела

Метки: корабль, гибель, Война и Отечество, Атлантика, авария, Тарасов, 1982, Неизвестный СССР





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-