Катастрофа A300 над Персидским заливом

В западных СМИ до сих пор любят вспоминать как пример бесконтрольной агрессивности СССР гибель 1 сентября 1983 года южнокорейского пассажирского Боинга сбитого советским самолётом-перехватчиком в районе Сахалина. Между тем не мене трагический случай числится на счету и вооружённых сил «самой демократической страны мира» — США…

Фото: крейсер Винсеннес сбивает самолёт, интересные факты

«Вероятно, противник»

Шёл 1988 год — восьмой год братоубийственной ирано-иракской войны. Едва ли не каждый день по телевидению показывали окутанные дымом накренившиеся танкеры, поражённые ракетами иранских катеров и самолётов. Там же, в Персидском заливе, маячили силуэты боевых кораблей США, Англии, Франции и СССР, направленных в эти воды для защиты наливных судов.
В воскресенье 3 июля американский крейсер «Винсеннес», фрегаты «Монтгомери» и «Джон X. Сайдер» патрулировали в территориальных водах Ирана. Последнее обстоятельство американцев отнюдь не смущало, ибо у Ирана по данным ЦРУ не было оружия, способного с берега поразить корабли США. Обстановка же в воздухе и на поверхности воды крейсером и фрегатами тщательно контролировалась.
Около 10 часов утра радиолокационные станции американцев заметили три скоростных катера. Они приблизились к датскому танкеру «Карома Маерск» и обстреляли его. Наперерез им немедленно двинулся «Монтгомери» и открыл артиллерийский огонь, затем с «Винсеннеса» взлетел вертолёт, обошёл катера и обстрелял их из пушки и пулемётов. В 10:42 вступил в бой и сам крейсер. Через пять минут с его боевого информационного поста (БИП) командиру корабля кэптену Уильяму Роджерсу доложили, что вылетевший из иранского аэропорта «Бендер-Аббас» самолёт направляется в сторону крейсера. Доклад заканчивался словами: «Не опознан. Вероятно, противник».

Роковой залп

В 10:49 самолёт приблизился к крейсеру, и Роджерс приказал предупредить его на боевых радиочастотах. Однако ответа не последовало. Только спустя минуту со стороны неопознанного самолёта был получен радиосигнал, позволивший операторам БИП с оговоркой «предположительно» определить самолёт как иранский сверхзвуковой истребитель F-14 «Томкет». По иронии судьбы, эти мощные машины США некогда весьма охотно поставляли режиму свергнутого шаха Ирана.
В 10:51 на экранах радиолокатора «Винсеннеса» рядом с меткой неизвестного самолёта высветился код радиоответчика, характерный для гражданских самолётов. Одновременно один из операторов БИП заметил, что самолёт явно набирает высоту, и поспешил доложить: «Похоже, это не истребитель, а коммерческая машина!». Роджерс ещё раз приказал передать на военной и гражданской частотах: «Ваша национальная принадлежность и намерения неясны, вы можете стать объектом наших оборонительных действий. Просим немедленно изменить курс». Реакции не последовало. Тогда командир велел операторам БИП перейти на непрерывное сопровождение цели, что означало немедленную готовность к залпу зенитными ракетами, а сам сообщил о том, что происходит, своему флагману, контр-адмиралу Эдварду Лессу. Тот разрешил действовать сообразно обстановке, но любыми средствами сохранить корабль и экипаж.
Категоричность Лесса вполне понятна — в мае 1987 года иранский истребитель в этих же водах всадил ракету в американский фрегат «Старк», что привело к гибели 37 американцев. Понятно, что ни Лесс, ни Роджерс повторения подобного не хотели…
В 10:54 по команде Роджерса «Винсеннес» выпустил две зенитные ракеты «Стандарт СМ-2». Спустя считанные секунды одна из них поразила цель, находившуюся в трёх милях от крейсера на высоте около трёх тысяч метров. В Персидский залив посыпались дымящиеся обломки, а Роджерс незамедлительно радировал Лессу о том, что «мы сбили иранский F-14». Далее «Винсеннес» направился обследовать место падения своей цели. Обнаруженное ужаснуло американцев — на морских волнах качались десятки трупов…

Цена ошибки

Да, кэптен Роджерс жестоко ошибся. Мишенью стал не истребитель F-14, a иранский аэробус А-300Б, совершавший обычный коммерческий рейс №655 из «Бендер-Аббаса» в Дубай (Объединённые Арабские Эмираты). Все 290 человек, бывшие на его борту, включая 66 детей, погибли. Позже Роджерс часто говорил: «Эта трагедия будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь!». И всегда добавлял: «Но я отдал приказ открыть огонь, чтобы спасти мой корабль и моих матросов». Сразу же после трагического инцидента представители Ирана заявили, что преднамеренное уничтожение мирного авиалайнера стало очередным примером неспровоцированной агрессии США по отношению к суверенному государству, освободившемуся от марионетки Вашингтона — шаха Пехлеви. Американцы же утверждали, что экипаж аэробуса вёл себя вызывающе. В частности, самолёт демонстративно вышел из воздушного коридора шириной 20 км, который был установлен для коммерческих машин, совершающих рейсы над Персидским заливом. Кроме того, он не отвечал на предупреждения и запросы и двигался в направлении «Винсеннеса». Такой манёвр расценили однозначно — самолёт начинал атаку. Однако иранская сторона предъявила документы, из коих следовало, что аэробус двигался не вне, а внутри разрешённого воздушного коридора. Масла в огонь подлил один из пилотов американских ВВС, заявивший корреспонденту газеты «Вашингтон Пост»: «Ни один нормальный лётчик не стал бы атаковать корабль подобным образом!» (он, очевидно, имел в виду то, что аэробус находился в самом выгодном для зенитчиков положении).

Вопрос остался без ответа

Позже начали выявляться всё новые, порой противоречивые, а то и вовсе неожиданные обстоятельства. Оказалось, что на «Винсеннесе» не было расписания рейсов авиалайнеров, пролетающих над Персидским заливом в зоне постоянного патрулирования американских боевых кораблей. А ведь знай Роджерс, что в 10 часов из «Бендер-Аббаса» отправится пассажирский самолёт, вероятно, он вёл бы себя осмотрительнее.
В «Бендер-Аббасе» базируются и боевые самолёты. Военные знали, что в Персидском заливе, всего в 12 милях от берега, идёт бой, но их диспетчерская служба не сообщила об этом гражданским коллегам, а те, естественно, не предупредили экипаж аэробуса. Словом, обнаружилась цепочка взаимосвязанных ошибок и накладок, которая завершилась трагедией. Но напомним и другое. «Винсеннес» был оснащён совершеннейшим комплексом вооружения, что неоднократно подчёркивала американская печать. «Винсеннес» относился к 11 крейсерам типа «Тикондерога» (головной, стоимостью 930 млн. долларов, вступил в строй в 1983 году), оборудованным уникальной, по мнению американцев, системой комплексной корабельной защиты «Иджис». Эта система позволяет автоматически в радиусе 200 миль обнаруживать, опознавать и выдавать целеуказание на любой объект, приближающийся к крейсеру по морю или по воздуху. Электроника самостоятельно выделяет среди множества объектов наиболее угрожающие. Командир крейсера непрерывно получает в БИП полную картину тактической обстановки. Одновременно компьютеры приводят в готовность все вооружение: артиллерийские орудия, торпедные аппараты и пусковые установки ракет класса «корабль-воздух». Командиру корабля остаётся выбрать, чему в конкретной ситуации отдать предпочтение. 3 июля 1988 года кэптен Роджерс предпочёл ракеты…
Но как же американцы, обладая столь совершенной системой разведки, целеуказания и управления оружием, не отличили мирный аэробус весьма внушительных размеров от маленького истребителя? «Как могли столь чудовищно ошибиться сложная, напичканная дорогостоящей аппаратурой боевая система и хорошо обученный персонал, работающий с ней?» — задавался вопросом обозреватель журнала «Тайм». Этот вопрос остаётся без ответа до сих пор.

Журнал: Тайны 20-го века №22, июнь 2007 года
Рубрика: Забытые катастрофы
Автор: Андрей Союстов




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —