Катастрофа Ан-24 под Пермью: Тайна гибели борта №46276

40 лет назад, 22 января 1973 года, произошла катастрофа, ставшая одной из самых трагичных и самых загадочных в истории советского воздушного флота. Внятного объяснения этому происшествию не найдено и по сей день.

Катастрофа Ан-24 под Пермью: Тайна гибели борта №46276

Полёт подходил к концу…

Ан-24Б Краснодарского авиаотряда выполнял обычный рейс по маршруту Краснодар-Волгоград-Саратов-Казань-Пермь, имея на борту пять членов экипажа и 39 пассажиров. Утомительный полёт уже подходил к концу, до посадки в Перми оставалось каких-то 20 минут. Ан-24Б следовал в эшелоне на высоте 5400 метров особым воздушным коридором, предназначенным для гражданских самолётов, поскольку трасса пролегала над районом, густо насыщенным военными и промышленными объектами. К защите военных и государственных секретов от воздушного шпионажа в Советском Союзе относились очень серьёзно, и причины тому были более чем веские. За бортом стоял сильнейший мороз (у земли — 41 градус ниже нуля), но состояние атмосферы было идеальным: ни ветерка, ни облачка. И поэтому у пермских авиадиспетчеров немедленно появились плохие предчувствия, когда в 02:00 местного времени с краснодарским бортом пропала связь.

Страшная находка у села Петухова

Развёрнутый поиск быстро увенчался успехом, если, конечно, можно так сказать о последствиях катастрофы. В 500 метрах от села Петухова, что в 95 километрах от Перми, был обнаружен перевёрнутый фюзеляж Ан-24 с оторванными консолями (внешняя часть крыла за мотором). Живых не было. Восстанавливая шаг за шагом последовательность событий, специалисты выяснили обстоятельства трагедии, вызывающие одновременно недоумение и ужас.
Ан-24Б был оснащён полным комплектом приборов, фиксирующих все параметры полёта, в том числе переговоры экипажа. Все оборудование уцелело. Из расшифровки записей следовало, что испытанный и надёжный самолёт «взбесился» мгновенно, без всяких видимых причин, свалившись в резкий правый крен, столь же внезапно сменившийся левым, — воздушное судно затягивало в гибельную спираль. О том, насколько неожиданно произошёл сбой, говорит речевой накопитель: пилоты успели только выругаться, а дальше все внимание приковало к себе управление.
Командир экипажа, бывший военный лётчик-инструктор Евгений Дегтярёв, яростно сражался с обезумевшей машиной, так что на костяшках его пальцев, намертво прикипевших к штурвалу, выступили синяки. И почти победил: вывел её в горизонтальный полёт на высоте 2700 метров. Но тут Ан снова «запсиховал» и резко начал набирать высоту, словно задумал выполнить мёртвую петлю. На такие манёвры ни один пассажирский самолёт не рассчитан. В верхней точке петли оторвались консоли крыльев и хвост, и самолёт, войдя в штопор, столкнулся с землёй практически плашмя в перевёрнутом положении.
Пожара не произошло. Вытекшее топливо мгновенно впитал полутораметровый слой снега. Эта снежная подушка сыграла роль амортизатора, сохранив жизнь, как установила медэкспертиза, семерым пассажирам. Все они получили тяжёлые травмы, но при своевременном оказании помощи могли остаться в живых. Но тот же самый снег, что уберёг некоторых при ударе, лишил их шанса на спасение.
Представим себе: деревня, два часа ночи, на улице — лютый мороз, хороший хозяин собаку из дому не выгонит, и тут — ощутимый, но отдалённый толчок. Те немногие, кто проснулся и выглянул в окно, ничего не увидели — ведь пожара не было!
— Чертовщина какая-то! Ладно, завтра глянем, утро вечера мудренее, — и петуховцы вернулись в постели. Можно ли осудить их за это?
Тем временем один из пассажиров, летевший в зимний отпуск курсант военного училища, сумел выбраться из салона через трупы и обломки, каким-то невероятным образом, несмотря на ранения, преодолел 500 метров непролазного снега до ближайшего дома, но… постучать в дверь сил ему уже не хватило. Можно представить себе ужас и горечь хозяина дома, открывшего дверь поутру: ведь мог бы помочь!
Последняя живая пассажирка, полуторалетняя девочка, скончалась в салоне примерно за час до появления спасателей. Поистине, второго такого удручающего, обидного и горького случая стечения обстоятельств в истории воздушных катастроф не найти…

Удар снаружи или изнутри?

Перетащить обломки самолёта в пермский аэропорт, за сотню километров по снежной целине, было неимоверно сложно. И тем не менее это было сделано в кратчайший срок, причём именно военными — немаловажный момент! Цепи солдат, двигаясь по грудь в снегу, миноискателями и просто голыми руками нащупывали все, что могло хоть отдалённо быть похоже на обломки самолёта.
В Перми обломками вплотную занялся опытнейший инженер, начальник отдела техконтроля Краснодарского авиаотряда Николай Бердников. Цепь его умозаключений была простой и логичной: нарушение управления машиной по крену и тангажу (угол наклона оси самолёта к горизонту) возможно лишь при разрушении связей, соединяющих штурвальную колонку пилота и рули самолёта. На сей счёт кровавый опыт воздушных катастроф говорит об одном: в 99,99% случаев эти связи рвутся из-за усталости металла или ошибок эксплуатации (износ, или техник гайку забыл законтрить, т.е. предотвратить откручивание), и лишь в 0,01% — из-за внешнего воздействия, читай: удара, диверсии. Так вот, даже опытный слесарь, не говоря уже об авиационном инженере, рассмотрев место излома металла, определит, что послужило причиной: усталость или удар. На Ан-24Б борта 46276 тяги управления были перебиты ударом.
Следующий шаг экспертов под руководством Бердникова — установить, откуда мог быть нанесён этот удар: изнутри или снаружи. Вариант взрыва на борту пришлось безоговорочно отбросить: экспертиза показала отсутствие на внутренних элементах обшивки фюзеляжа нитратов, непременных спутников в подобных случаях. Но если не изнутри, значит, снаружи?
А снаружи отсутствовал приличный кусок обшивки между 7-м и 11-м шпангоутами, т.е. около 1,5 метра шириной. А сбоку от пробоины на обшивке фюзеляжа остались следы инородной краски, словно кто-то чиркнул по самолётному дюралю железкой защитного цвета. Иными словами, нечто тяжёлое врезалось в левый борт воздушного судна, перерубив рулевые тяги и обрекая машину на гибель. И появилось предположение: Ан-24Б был сбит зенитной ракетой из-за того, что, дескать, шёл «по минному полю» специального коридора и случайно уклонился в сторону. А у проклятых вояк всегда так: только сделал «шаг вправо, шаг влево» — тут тебе и конец, сначала стреляют, потом фамилию спрашивают.

Очень злобные вояки

Совещание по итогам расследования катастрофы стало тяжким испытанием для всех, да иначе и быть не могло. Но представитель штаба Уральского округа противовоздушной обороны выложил на стол неопровержимый, убойный документ: официальный акт, согласно которому в ночь с 21 на 22 января военные не проводили пусков зенитных ракет, даже с учебными целями, и не поднимали в воздух истребители.
И вот здесь для современного читателя требуется пояснение. Вы вправе спросить:
— Подумаешь, вояки заявили, что они не при делах! Да кто им мешал соврать, чтобы избежать уголовной ответственности?
Мешали армейская контрразведка, Второе главное управление КГБ СССР (государственная контрразведка), Прокуратура СССР. Эти органы были призваны пресекать любые «закидоны» военных — неважно, по глупости, по пьянке или по наущению зарубежной разведки. И дело своё они делали прекрасно, о чём можно написать тысячу статей и рассказов. И любые преступные ошибки военных, повлёкшие за собой гибель людей, всегда карались безжалостно. Так вот, по линиям спецслужб никаких донесений не поступало — никто не стрелял! Но самое главное, с точки зрения автора, немало поработавшего с боеприпасами всех типов, — это совершенно параноидальная (а может, и нет?) советская система обеспечения безопасности оружия. Советскую зенитную ракету «просто так», сдуру, запустить невозможно. Она является частью сложной интегральной системы «кабина управления — пусковая установка — ракета» и содержит столько степеней «защиты от дурака и преступника», что преодолеть их может только старший офицер: командир зенитного дивизиона в ранге не ниже майора. И если бы что-то подобное произошло в 1973 году, прокуратура с подачи контрразведки просто порвала бы виновного «на фантики».

Итак…

Во вступлении было сказано, что катастрофа борта 46276 — одна из наиболее трагичных в истории «Аэрофлота». Да, по количеству жертв это происшествие не является рекордным, бывали, к сожалению, и более масштабные. Но по стечению гибельных и необъяснимых обстоятельств инцидент над Пермью, пожалуй, не имеет себе равных…

Журнал: Тайны 20-го века №11, март 2013 года
Рубрика: Аварии и катастрофы
Автор: Сергей Дунаев

Метки: Тайны 20 века, гибель, катастрофа, самолёт, ракета, Пермь, 1973, Ан-24



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.