Больше 48 лет назад произошла трагедия, которую скрывали почти три десятилетия. А когда разрешили говорить и писать о ней, то заголовки в газетах и журналах выглядели зловещими: «Смерть под грифом «секретно», «Тайна чудовищной катастрофы», «Как детей в Советском Союзе закатали в асфальт» и так далее. Что же случилось 16 мая 1972 года в полдень в уютном курортном городке Светлогорске Калининградской области?

Авария Ан-24 в Светлогорске

Катастрофа Ан-24 в Светлогорске убившая детей

Место трагедии сровняли с землёй

Экипаж военно-транспортного самолёта Ан-24 морской авиации Балтийского флота взлетел с аэродрома в 12 часов 15 минут. Согласно плану полётов, набрав высоту, уверенно двигался по намеченному маршруту. Потом развернулся над Балтийским морем, чтобы выйти на заданный пеленг. В это время плотный туман окутал всё вокруг, хотя утро поначалу было ясным.
И вдруг самолёт столкнулся с невидимым в тумане препятствием, половина крыла отломилась. Теряя части обшивки, Ан-24 стремительно понёсся в сторону детского сада. Раздался мощный удар, взрыв, взметнулось пламя. Рухнула стена. А малыши только что вернулись с прогулки и готовились обедать. Так, в один миг, прервались 23 детские жизни — по официальному списку. Но погибла ещё дочка капитана дальнего плавания; получив на судне телефонограмму (зашифрованную), он попросил пока не хоронить девочку, а дождаться его возвращения. Поэтому её и не учли.
Под развалинами погибла повар детсада. Две работницы получили сильные ожоги, позже они скончались в военном госпитале. Кроме родственников их в больнице ежедневно навещали… сотрудники КГБ, готовые к любому непредвиденному разговору, заранее зная, как повернуть его в нужное им русло.
На место катастрофы срочно прибыли областное партийное руководство и командование Балтийского флота, всё осмотрели, сфотографировали. Около пылающих руин детсада на дороге валялась кабина самолёта. В ней, вцепившись в штурвал, сидел мёртвый лётчик. Второй пилот лежал недалеко — прямо на дороге.
Останки погибших членов экипажа, трупы детей и взрослых увезли. Весь вечер и всю ночь матросы убирали обломки самолёта, расчищали завалы и даже, обложив дёрном выжженную землю, разбили клумбу на месте бывшего детсада, который практически сровняли с землёй. Дорожки выложили битым красным кирпичом. Спилили обломанные и сгоревшие деревья. Решили так: ничто не должно напоминать народу об этом ужасе. Здесь больше двух недель сильно пахло керосином.
Пока шли работы, вооружённые солдаты и милиционеры, крепко сцепившись руками, едва сдерживали несчастных родителей, рвавшихся к месту гибели детей. С трудом удалось оттеснить их на некоторое расстояние. На 24 часа в городе ввели чрезвычайное положение. Жителям запретили выходить из домов, покидать пределы Светлогорска. Отключили электричество и телефоны. Светлогорск замер, перепуганные люди сидели в тёмных квартирах. А на побережье дежурили наряды сотрудников МВД и дружинники. Обломки стен здания, где находился детский сад, вывозили на окраину города, на свалку. Ещё долгое время там находили обгоревшие детские книжки, игрушки, искорёженные детали самолёта и остатки военной амуниции…

Слухи

Из Москвы в Светлогорск вылетела комиссия по расследованию чп, возглавлял её один из заместителей министра обороны. Из-за большого числа жертв, масштабных трагических последствий горожанам строго-настрого запретили обсуждать страшное событие, сообщать о нём родственникам и друзьям, живущим в других городах. Но потрясённый народ обсуждал возможные причины случившегося.
Люди, прежде всего, засомневались в профессионализме экипажа. Якобы справиться с задачей полёта помешало отсутствие опыта управления самолётом в неблагоприятных условиях. Намекали на алкогольное опьянение: мол, отсюда заторможенность лётчика при сближении с высокой сосной на крутом берегу (Ан-24 срезал ей верхушку) — пока он сообразил, пока среагировал…
Прошли годы. После того как разрешили обнародовать документы, некоторые журналисты, будто соперничая друг с другом, выдвигали различные версии случившегося. Одни утверждали, что самолёт самовольно поднялся в небо; другие — что внимание экипажа привлекли на уединённом песчаном пляже обнажённые девушки. Но, несмотря на солнечную погоду, температура воздуха в тот день едва достигала плюс шести градусов. Да и ветер. Как можно загорать? И всё же авторы некоторых статей настаивали: мужчины хотели поближе разглядеть девчонок и потому сознательно снизили высоту.
А экипаж себя защитить уже не мог — все погибли: капитаны Вилор Гутник (командир) и Александр Костин, старший лейтенант Андрей Лютов, прапорщики Николай Гаврилюк и Леонид Сергиенко, старший инспектор-лётчик подполковник Лев Денисов, старший инженер подполковник Анатолий Светлов и лётчик старший лейтенант Виктор Баранов (двое из перечисленных летели в тот день в качестве пассажиров).
Зато своё авторитетное слово сказали их коллеги. Особенно уважительно отзывались о Вилоре Гутнике, который приобрёл бесценный опыт пилотирования в якутском авиаотряде, выходил на дальние и сверхдальние маршруты. Его считали одним из лучших лётчиков, грамотным и дисциплинированным. Штурман капитан Александр Костин пришёл в полк, базировавшийся в Калининградской области, с Новой Земли, где летал в сложных условиях Ледовитого океана.
Следов алкоголя в телах погибших военных патологоанатом не обнаружил, о чём выдал заключение. А полковой диспетчер, когда его опрашивали, дополнил сведения: по его словам, на командно-диспетчерский пункт капитан Вилор Ильич Гутник прибыл бодрым, показал справку о хорошем состоянии здоровья всех членов экипажа, и диспетчер подписал полётный лист — выполнять задание могут! Задание состояло в том, чтобы проверить и настроить радиотехническую аппаратуру на борту.

Чёрные ящики

Бортовые устройства регистрации данных зафиксировали важный факт: высотомер показывал высоту 150 метров над уровнем моря, а фактически от подножия обрывистого берега до верхушки сосны, росшей на нем, — примерно 85 метров. По данным расследования, командиру Гутнику не хватило пары секунд, они все и решили: выйдя из густого тумана, он сразу понял критичность ситуации, потянул штурвал на себя, но… поздно. Специалисты говорили: «Ан-24 — это ведь не быстрый манёвренный истребитель».
Комиссия, всё тщательно проверив и взвесив, пришла к единому мнению. Но при этом испытала потрясение. Невольно вспомнишь общеизвестное: хотели, как лучше, а вышло… Сами знаете как.
Виноватым оказался… высотомер. Вернее, люди, принявшие поспешное, непродуманное решение. Они затеяли заменить прибор — с Ил-14 сняли высотомер, а на Ан-24 поставили. И никто не проверил: а как он поведёт себя на другом самолёте? Оборудование и ввело командира в заблуждение. Жертвами стали и сам экипаж, и малыши детского сада, и его сотрудники.
После чп стали проводить эксперимент за экспериментом. Опыты показали, что важнейший лётный инструмент, переставленный с Ил-14 на Ан-24, давал погрешность до… 60-70 (!) метров. Высота полёта — один из главных параметров с точки зрения безопасности, а высотомер — прибор, без которого не обходится ни один самолёт. И это должно быть на строгом контроле. Экипаж в данном случае был обречён. А тут ещё туман сыграл смертельную мистическую роль (воздушное судно на очень короткое время даже исчезло с экранов радаров).
Жаль, что выводы комиссии не были своевременно доведены до общественности, на них наложили гриф «секретно». Поэтому много лет гуляли слухи по Светлогорску и по стране. По факту трагедии уголовное дело не возбуждали. Но около 40 военных чинов, согласно приказу министра обороны, потеряли свои должности.
Все подозрения в виновности экипажа сняты. Неверный расчёт высоты полёта не на его совести.

Похороны под присмотром КГБ

Несмотря на строгие ограничительные меры тех майских дней 1972 года (автодороги опустели, электрички отменили, сославшись на неожиданный ремонт), проводить в последний путь несчастных ребятишек и сотрудников детсада пришёл чуть ли не весь Светлогорск — свыше семи тысяч человек. Жертвы были похоронены в братской могиле. Неподалёку от неё командование авиаполка, где служил экипаж Ан-24, намеревалось предать земле тела погибших военных. Но лишь стоило озвучить такую мысль, как родители, поверившие злым сплетням о хмельном состоянии экипажа Ан-24, выразили категорический протест: «Не разрешим хоронить убийц рядом с нашими детьми!»,
…В 1994 году на месте трагедии возвели храм-памятник в честь иконы Богоматери Всех скорбящих Радость. Внутри — таблички с именами погибших. Но восьми фамилий лётчиков и других военных, находившихся в самолёте, на них нет. Потому что в то время ещё лежали в государственных сейфах выводы комиссии под грифом «секретно». И народ, не зная истины, всё ещё кипел негодованием. Долго экипаж покрывало несмываемое пятно позора и презрения. Хорошо, что обвинения, наконец, сняты. И теперь в годовщину трагедии сюда приезжают представители авиации Балтийского флота, чтобы почтить память всех жертв катастрофы. Встречаются с родственниками погибших детей. А 9 мая, в день рождения капитана Вилора Гутника, его бывшие однополчане собираются на могиле лётчика в Калининграде, на одном из городских кладбищ. На его территории похоронили и других членов экипажа. А вот тело старшего лейтенанта Виктора Баранова его вдова увезла на малую родину. Но куда именно, точных сведений нет.

Журнал: Тайны 20-го века №5, январь 2021 года
Рубрика: Трагедии
Автор: Татьяна Богданова

Метки: дети, Тайны 20 века, трагедия, гибель, катастрофа, самолёт, авария, детсад, Ан-24





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —