Катастрофа Ту-134 в Куйбышеве

Ровно 25 лет назад в Куйбышеве произошла авиакатастрофа с многочисленными человеческими жертвами.

Фото: катастрофа Ту-134 в Куйбышеве, интересные факты
К сожалению, авиационные происшествия стали печальной обыденностью нашего времени. Тревожные сообщения о падении очередного самолёта или вертолёта чуть ли не по два-три раза в неделю приходят то из одного, то из другого уголка Земли. В связи с этим работники спасательных служб регулярно проводят учения, на которых отрабатывают свои действия в случае возникновения такой экстремальной ситуации.

«Секретная» катастрофа

Сейчас, конечно же, мало кто помнит, что осенью 1986 года в аэропорту Курумоч города Куйбышева (ныне Самара) произошла крупнейшая в истории Поволжского региона авиационная катастрофа. Впрочем, отсутствие информации об этом легко объяснить: несмотря на провозглашенные в то время перестройку и гласность, все сведения о происшествиях такого рода по-прежнему носили закрытый характер.
«Спецсообщение. Председателю Совета Министров СССР товарищу Рыжкову Н.И. Совершенно секретно.
20 октября 1986 года в 15 часов 58 минут по московскому времени в аэропорту Куйбышева потерпел катастрофу самолёт Ту-134 Грозненского авиаотряда Северо-Кавказского управления гражданской авиации, следовавший по маршруту «Свердловск-Грозный». В момент происшествия на борту самолёта находились 85 пассажиров, в том числе 14 детей, и восемь членов экипажа.
Сразу же после аварийной посадки на борту самолёта вспыхнул пожар. Аварийно-спасательной службой аэропорта и пожарными подразделениями города Куйбышева пожар ликвидирован, спасены 16 человек из числа пассажиров и экипажа, остальные спасшиеся покинули горящий самолёт самостоятельно или были вынесены экипажем. Непосредственно в момент катастрофы погибли 53 пассажира и пять членов экипажа, госпитализированы 28 человек. Впоследствии в больницах скончались ещё 11 человек. Для расследования причин катастрофы в аэропорт Куйбышева прибыла правительственная комиссия.
Председатель Куйбышевского облисполкома В.А. Погодин».

Снижался слишком быстро

В тот октябрьский вечер 1986 года в аэропорту Курумоч погода стояла вполне летная — ясная и достаточно тихая. Никто ещё не знал, что буквально через считанные минуты здесь произойдёт страшная трагедия. А началось все в 16 часов 40 минут по местному i времени, когда самолёт Ту-134, следовавший рейсом из Свердловска в Грозный с промежуточной посадкой в Куйбышеве, сообщил о своей готовности к приземлению, а затем начал заход к взлётно-посадочной полосе. Уже потом следствие установило, что в момент приземления все системы крылатой машины работали штатно, а в кабине пилотов царила привычная предпосадочная обстановка. Диспетчер тоже не мог предполагать ничего другого, потому что на счету командира корабля Александра Клюева и второго пилота Евгения Жирнова к тому времени были сотни часов налёта и десятки рейсов.
И можно представить себе, что творилось в душах непосредственных свидетелей трагедии, на глазах которых произошла эта чудовищная катастрофа. По словам очевидцев, уже в тот момент, когда до соприкосновения передних шасси лайнера с взлётно-посадочной полосой оставались считанные секунды, было достаточно хорошо заметно, что продольная ось самолёта находится под слишком острым углом к бетонной поверхности, а сам он снижается слишком быстро для воздушных судов этого класса.

Бортпроводницы сгорели заживо

Возможно, что в последние мгновения перед посадкой эти несоответствия заметил и диспетчер, но что-либо поправить было уже не в человеческих силах. «Тушка» коснулась бетонки не мягко, как это обычно бывает при посадке, а буквально врезалась в неё передней частью корпуса. Шасси от удара сломались почти сразу же, в результате чего самолёт «лёг на брюхо-, и его по инерции примерно метров 300 тащило по полосе. В конце концов корпус «тушки» начал заваливаться по курсу вправо, и лайнер стало выносить с бетона. А когда передняя часть Ту-134 выехала на мягкий грунт за краем полосы, огромная машина как-то очень быстро перевернулась через правое крыло вверх колёсами, после чего, наконец, остановилась.
В момент переворота почти целиком оторвалось и отлетело в сторону правое крыло, а левое сложилось вдвое. К тому же при ударе о бетон корпус «тушки» переломился на две неравные части: огромная трещина прошла метрах в 20 за кабиной пилотов. Из разрушенных топливных баков на раскалённые турбины двигателей потоком хлынул авиационный керосин, тут же вспыхнувший гигантским факелом. При этом далеко за пределами аэропорта можно было слышать грохот удара, а также похожий на взрыв мощный звук от единовременного воспламенения большого объёма горючей жидкости.
Особенно страшная участь постигла трёх бортпроводниц. В момент катастрофы они находились в служебном помещении, и, после того как самолёт перевернулся, в ней, по всей видимости, заклинило дверь. Так или иначе, но выбраться из этой ловушки девушки так и не смогли. А самое ужасное, что под полом первого салона самолёта, рядом с помещением для стюардесс, хранился кислородный баллон, предназначенный для подачи пассажирам живительного газа в момент экстремальной ситуации.
Это обстоятельство для бортпроводниц стало роковым: во время аварии у баллона выбило штуцер, и, когда начался пожар, раскалённая струя газа ударила прямо в каюту. А ведь ещё из школьного курса химии мы знаем, что в чистом кислороде при тысячеградусной температуре горит всё без исключения — и пластик, и металл, и живое человеческое тело. Так что после пожара на месте каюты нашли только фрагменты берцовых костей и черепов — всё, что осталось от трёх девушек…

Посадка «на спор»

В составе штаба пожаротушения УПО (управления пожарной охраны) находился инженер, а ныне начальник испытательной пожарной лаборатории полковник Валерий Фрыгин. На него и других пожарных как раз и навалилась печальная обязанность — собирать обгоревшие трупы и их фрагменты.
— Не у всех хватало сил без содрогания созерцать такую жуткую картину, — вспоминает ветеран. — В салоне работать можно было только в противогазе. Когда я нырнул в закопченный разлом корпуса, сразу же увидел висящих у меня над головой мёртвых людей, пристегнутых ремнями. Ведь самолёт-то в ходе падения перевернулся, и все кресла с пассажирами оказались «вверх ногами» и как бы на потолке.
Утром в зал аэропорта стали пускать родственников погибших — для опознания. В числе других из Грозного в Куйбышев для выполнения скорбной миссии, прилетел и знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев, у которого в авиакатастрофе погиб один из родственников. В тот же день специальным рейсом «Аэрофлота» тела жертв катастрофы были отправлены в Чечню.
Как мы говорили выше, из 93 пассажиров и членов экипажа, находившихся на борту самолёта в момент катастрофы, впоследствии в живых остались только 24, в том числе командир экипажа Александр Клюев. Из 14 детей спасся лишь один мальчик, житель Грозного Арслан Паршоев. Тем рейсом он летел вместе с отцом, который во время катастрофы вынес оебенка из горящего салона через пролом в корпусе, но сам погиб, когда вернулся за кем-то из близких.
Примерно через две недели после трагедии правительственная комиссия получила в свои руки весомое доказательство того, что главным и единственным виновником гибели 69 человек стал… командир корабля пилот первого класса Александр Клюев.
Суть его служебного проступка, в условиях полёта моментально обернувшегося тяжким преступлением, на первый взгляд звучит невероятно. Однако «чёрный ящик» с абсолютной точностью зафиксировал разговор первого пилота с другими членами экипажа. Из этого разговора следовало, что в момент приближения самолёта к аэропорту Куру-моч, командир… поспорил с коллегами: он, мол, посадит машину «вслепую», по одним только показаниям приборов. Клюев закрыл обзорные окна кабины металлическими шторками, после чего и повёл «тушку» к земле. Однако это был как раз тот случай, когда даже у опытного пилота, что называется, «дрогнула рука»… Все дальнейшее читателю уже известно.
Процесс по делу Александра Клюева проходил в Москве, в Верховном суде РСФСР, в закрытом для прессы и общественности режиме. В итоге пилот был признан виновным по статье 85, часть 1, УК РСФСР («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»), и его приговорили к максимальному сроку, предусмотренному этой статьей, — к 15 годам лишения свободы. Правда, потом дело командира Ту-134 было пересмотрено, и срок заключения ему сократили до шести лет. По некоторым данным, после освобождения, вплоть до 1994 года, Клюев жил в самарском пригороде, а затем уехал в Ульяновскую область.

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2011 года
Рубрика: Аварии и катастрофы
Автор: Валерий Ерофеев






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —