Кораблекрушение корабля Эльба

Не прошло и получаса после столкновения, как первоклассный немецкий лайнер «Эльба» отправился на дно. Над водой ещё разносились слабеющие крики оставшихся в живых, но команда встречного судна, случайно потопившего огромный пароход, их уже не слышала. Виновник трагедии быстро скрылся в ночи…

Фото: кораблекрушение корабля Эльба, интересные факты

«Слепой» пароход

Построенный в 1881 году в Англии на верфи «Джон Элдер и компания» пароход «Эльба» получился на редкость удачным. 167 раз пересечь Атлантику за 14 лет безупречной службы — это вам не шутка. Причём за все рейсы лайнер «Эльба», принадлежавший судоходному обществу «Северогерманский Ллойд», показал себя только с самой лучшей стороны. Надёжность, комфорт, скорость — вот те качества, благодаря которым билеты на «Эльбу» никогда не задерживались в кассах пароходства.
Так было и в этот раз. 29 января 1895 года, имея на борту три с половиной сотни человек, включая команду, лайнер вышел в свой 168-й рейс из германского порта Бременхафен и двинулся через Северное море к Саутгемптону (Британия), чтобы забрать там остальных пассажиров и почту. После этого пароход должен был взять курс на Нью-Йорк.
В том году зима на северном побережье Европы выдалась под стать названию самого моря: холодный, пронизывающий ветер, штормы, внезапные снеговые шквалы. Брызги воды моментально замерзали на палубе лайнера, и вскоре весь пароход был покрыт блестящей коркой льда.
К ночи видимость упала до нуля, однако «Эльба» уверенно двигалась своим курсом, время от времени подавая сигналы встречным судам белыми ракетами и гудком. В четыре утра на вахту заступил третий штурман Штольберг. Компанию ему составляли два вперёдсмотрящих и старший помощник капитана. Ровный рокот мощной паровой машины успокаивал, однако все присутствующие на мостике были бодры и внимательны. Казалось, пассажиры могут спать спокойно.
Беда нагрянула внезапно, вынырнув откуда-то слева из темноты в виде небольшого угольщика, шедшего прямо наперерез лайнеру и, судя по всему, вовсе не собиравшегося менять курс. Третий штурман «Эльбы» терпеливо ждал: по всем писаным и неписаным морским, да и сухопутным правилам, «помеху справа», коей в данный момент являлась «Эльба» по отношению к угольщику, необходимо было пропускать. Предположение, что «Эльбу» попросту не замечают, даже не пришло немцу в голову. Как можно не заметить огромный, раз в пять крупнее встречного пароходика, светящийся во тьме ходовыми огнями и всеми иллюминаторами лайнер?
Время шло, угольщик приближался, а его вахтенный оставался слеп и глух. Негромко выругавшись в адрес встречного простофили. Штольберг уже был готов вопреки всем правилам дать команду на правый поворот, чтобы разойтись с неумехой, но обнаружил недалеко от лайнера по правому борту несколько рыбачьих баркасов. Таранить их немцу вовсе не улыбалось.
Оставалось одно: каким-то образом привлечь к себе внимание встречного пароходика. На белые ракеты и заливистый гудок тот не отреагировал, а потому, сдёрнув со стены мегафон в качестве последнего аргумента, Штольберг бросился на палубу…

Скучающий штурман

За шесть дней до роковой встречи с «Эльбой» небольшой английский пароход «Крати» с грузом угля и командой из двенадцати человек вышел из Роттердама в Абердин. В ночь на 29 января на вахту заступил штурман Крэг, но уже через полтора-два часа, соскучившись от созерцания непроглядной ночи и замерзнув на пронизывающих сквозняках, гулявших по рубке старого парохода, он ушёл вниз попить горячего кофе. На мостике остался один рулевой, который, пытаясь спрятаться от холода, целиком завернулся в свой тулуп и лишь изредка одним глазом поглядывал на компас. Что происходило в ночной темноте — рулевого мало интересовало. Скорее всего, мечтая о скорейшем окончании вахты, он просто задремал, а потому не видел ракет и не слышал протяжного гудка.
Вдруг виртуозная немецкая ругань, раздавшаяся прямо по носу судна, вывела рулевого из сладкой дрёмы. Протерев глаза, он с ужасом обнаружил перед собой огромный лайнер, прямо в борт которого неминуемо шёл «Крати». Не сообразив спросонья, что делать, рулевой попросту бросил штурвал и кинулся искать вахтенного офицера…
Услышав вопли рулевого, Крег бросился наверх и сам попытался ухватиться за штурвал, но было уже поздно. Нос угольщика по касательной прошёлся по борту «Эльбы», раздался страшный треск, один из матросов — Крати — упал на палубу и сломал себе ногу, из носовых трюмов раздались крики, что в них поступает вода.
Проснувшийся капитан угольщика быстро выяснил, что повреждения неопасны и вверенный ему пароходик сам благополучно дойдёт до доков. Что же касается встречного лайнера… Гордон, капитан — Крати», задумчиво глянул назад, где в темноте ещё ярко светились иллюминаторы — Эльбы». Что ж, вахтенного офицера следует примерно наказать, а лайнеру, скорее всего, ничего не сделалось, вон он какой большой и мощный. Наверное, некоторые добропорядочные бюргеры попадали со своих постелей, но сейчас уже все успокоились и спят дальше. Умиротворенный последней мыслью, капитан, не задумываясь более о судьбе протараненного им судна, сам отправился на боковую…

Ледяная ночь

А на «Эльбе» в это время творилось ужасное. Угольщик оставил в борту лайнера ниже ватерлинии огромную дыру, высотой пять и длиной около семи метров. Если бы безответственный капитан британского парохода задержал свой взгляд ещё минут на пятнадцать, он бы заметил, что лайнер движется только по инерции, а все его иллюминаторы внезапно потухли — поступающая с огромной скоростью вода залила машину и отрубила электричество. Уже через двадцать минут после удара угольщика капитан «Эльбы» Курт Госсель, ясно видя всю безнадёжность ситуации, вынужден был дать команду спустить шлюпки.
Это была одна из самых скоропостижных трагедий Северного моря. Первая шлюпка разбилась о борт, вторая перевернулась, все её пассажиры оказались в ледяной воде, и вытащить никого не удалось…
Команде судна удалось благополучно спустить только третью шлюпку, в которой спаслись всего девятнадцать человек. А уже через 25 минут после тарана лайнер — Эльба — ушёл на дно, унося с собой всех оставшихся на борту людей, включая капитана корабля Курта Госселя. Никто никогда не сможет рассказать, что творилось в эти минуты на гибнущем пароходе…
В одиннадцать утра следующего дня шлюпку с продрогшими насквозь пассажирами подобрали английские рыбаки. Известие о гибели «Эльбы» и 335 человек быстро облетело всю Европу. Больше всего поражала безответственность штурмана угольщика, оставившего свой пост, и наплевательское отношение капитана «Крати», не соизволившего даже поинтересоваться: не нужна ли его помощь.
Затем последовал суд. Несмотря на попытки британского адмиралтейства свалить всю вину на штурмана «Эльбы» Штольберга (одного из немногих, кто смог спастись), суд признал виновными штурмана «Крати» Крэга и капитана Гордона. Оба они были лишены своих дипломов и получили тюремные сроки. «Благодаря» им репутация британского морского флота долгое время оставалась сильно подмоченной.

Журнал: Тайны 20-го века №40, октябрь 2009 года
Рубрика: Морские катастрофы
Автор: Игорь Савельев





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —